Страница 1 из 8 1 2 3 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 71

Тема: МОРСОВА Наталья Евгеньевна

Комбинированный просмотр

Предыдущее сообщение Предыдущее сообщение   Следующее сообщение Следующее сообщение
  1. #1
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию МОРСОВА Наталья Евгеньевна

    МОРСОВА Наталья Евгеньевна



    член Международного союза славянских журналистов,
    преподаватель ВУЗа, лауреат Международного интернет-конкурса "Страница семейной славы 2011"
    Изображения Изображения          
    Вложения Вложения
    Последний раз редактировалось Cliver F; 23.11.2012 в 02:19.

  2. #2
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию ИЗРАНЕННОЕ ДЕТСТВО, ОПАЛЁННОЕ ВОЙНОЙ

    ИЗРАНЕННОЕ ДЕТСТВО, ОПАЛЁННОЕ ВОЙНОЙ

    МОРСОВА Наталья Евгеньевна,
    член Международного союза славянских журналистов,
    преподаватель ВУЗа

    Блокада Ленинграда (с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года) - беспрецедентный факт в истории человечества, и это признано всей мировой общественностью. Умерло от голода почти полтора миллиона человек. Погибло от бомбёжек и артобстрелов около 28 тысяч, в ходе эвакуации из города - 360 тысяч. Гражданского населения было уничтожено фашистами около 1 млн. 700 тысяч. В битве за Ленинград погибло 2 млн.700 тысяч человек. Лондонское радио в 45–м году сообщило, что «защитники Ленинграда вписали самую замечательную страницу в историю мировой войны, ибо они больше, чем кто бы то ни было, помогли грядущей окончательной победе над Германией».
    Коренного ленинградца, пережившего скорбный опыт блокады, не спутаешь ни с кем. Это люди особой породы. Что их отличает? Скромность в одежде и мыслях, бережливость и терпеливость, сдержанность в словах и умеренность в желаниях, выносливость к лишениям. Они способны к самопожертвованию и самообладанию в опасной для жизни ситуации. Несмотря на то, что многие из них ещё до недавнего времени, а возможно кто-то и до сих пор, проживали в крошечных и убогих коммунальных квартирках. Их отличает чуткость и внимательность к другим людям, благородство, надёжность и преданность. Они высоко ценят дружбу и верность. Блокадники умеют ценить жизнь.
    И когда сейчас в шутку или в серьёз вдруг услышишь неофашистские вопли, так и хочется этих глупцов, избалованных игрушками и конфетами, любовью и вниманием заботливых родственников, хотя бы на один день отправить в осаждённый Ленинград, где дневная пайка хлеба составляла «сто двадцать пять блокадных граммов с огнём и кровью пополам» (Ольга Берггольц). Светлая память погибшим, умершим от голода и тяжёлых ран воинам и жителям блокадного Ленинграда.
    Вот одна из историй о близких мне людях
    НЕЛЛИЧКА ПОТЁМКИНА (Нелли Михайловна Шмелёва)
    К огромной радости молодых родителей, ленинградцев Потёмкиных, незадолго до войны родилась здоровенькая черноглазая девочка Нелличка. Михаил работал на заводе, а Антонина, красивая и на зависть подружкам всегда нарядная, одетая по последней моде, трудилась на тюлево-гардинной фабрике, где хрупкая женщина обслуживала одновременно 16 ткацких станков, за что и получила звание «стаханоки». Семья жила в достатке, имела большую комнату в огромной коммунальной квартире старинного особняка, которые тогда составляли основной жилой фонд Ленинграда. Их дочь, ладно сложенную и не по годам развитую дочурку нянчили всей квартирой, пока молодые на работе, помогала многочисленная родня. С присущим питерцам сдержанностью и чувством собственного достоинства они прививали ребёнку послушание и хорошие манеры.
    Но семейному счастью не суждено было быть долгим: через два года после рождения ребёнка нагрянула война. Отца мобилизовали на фронт в первые же дни войны, откуда он так и не вернулся живым, а мать продолжала работать на фабрике, только вместо изящной ткани теперь выпускались плотные плотна для пошива военной формы и шинелей, да рабочий день стал бесконечным. Восьмого сентября 1941 года замкнулось вражеское кольцо вокруг Ленинграда, началась девятисотдневная блокад: непрерывные бомбёжки, карточная система, не было света, тепла и воды, транспорт не работал. Антонина безмерно страдала, не имея возможности вырваться с работы домой, а обезумевшим от голода родственникам нечем было накормить малышку. Так Нелличка попала в круглосуточный детский сад под присмотр полуголодных воспитателей. Маму свою она почти не помнила и всякий раз путала её с другими тётями.
    Однажды после очередного налёта вражеской авиации здание фабрики было разрушено, начался пожар. В семью Потёмкиных пришло несчастье: Антонина была тяжело ранена в голову. На мгновение она пришла в себя и тут же от боли и ужаса потеряла сознание, увидев раскиданных по цеху десятки убитых, раненых и обгорелых людей, рядом стонали две женщины. Очнулась уже в госпитале. Эту страшную бомбёжку Антонина Сергеевна не забывала всю жизнь. Ранение было настолько серьёзным, что значительную часть своей жизни женщина провела в госпиталях и различных лечебницах. Антонина Сергеевна рассказывала, как тёмными ночами иногда она возвращалась с работы домой пустынными, неосвещёнными улицами, спотыкаясь о замёрзшие трупы, навстречу попадались истощённые, словно призраки, прохожие. Вспоминала, как её, обессиленную от голода и тяжёлого ранения, нередко навещали мародёры, ведь все квартиры были открыты, люди тогда уже не запирали двери. «Я ведь ещё жива, уходите», - говорила беспомощная женщина. На что получала в ответ: «Всё равно завтра помрёшь».
    Промозглый холод в пустующем, давно нетопленном доме, в котором хозяйничали крысы, а также лютый, мучительный голод парализовали людей. Возникало чувство безразличия к своей жизни, равнодушие к надвигающей смерти, люди настолько привыкли к бесконечным бомбёжкам мостов, улиц, к грохоту разрушающих зданий и к звону разбитого стекла, что перестали прятаться, да и сил спуститься в убежище уже не было. Трупы не закапывали, а перетаскивали в пустующие квартиры. Антонина Сергеевна настрадалась в полной мере, она испытала все ужасы блокады и войны с первого до последнего дня.
    Теперь свою маму Нелличка Потёмкина не увидит почти до самого конца войны. Осенью 1941 года началась эвакуация детей на Волгу, за Урал, в Сибирь. Единственный путь из окружённого со всех сторон блокадного Ленинграда на большую землю проходил через небольшой участок суши и воды Ладожского озера, так и не захваченный фашистами. Вражеская авиация денно и нощно бомбила буксиры, баржи и катера с красным крестом на борту, на которых вывозили детей и раненых. А также переправляли снаряды, которые продолжали делать изнурённые голодом рабочие. Зимой фашисты решетила лёд, по которому проходила «дорога жизни», грузовики проваливались вместе с грузами и людьми. Тысячи ленинградцев погибли в этой ледяной купели. С таянием льда таяла и ненадёжная переправа - «дорога жизни».
    Для Нелли эвакуация из осаждённого Ленинграда в город Котельнич Кировской области прошла благополучно. Однако и там кормить голодных детишек было нечем, ели липкий хлеб, испечённый из лебеды и опилок, компот из моркови и ревеня, суп из крапивы, словом, питались всем, что было под ногами. От такой изнурительной «диеты» началась дизентерия и дистрофия, дети обессилели, почти не двигались и умирали. А впереди ещё была зима, и, как оказалось потом, не одна…
    Но Нелличке повезло: она не потерялась в дороге и не умерла. Ей удалось выжить благодаря родственникам, проживающим в маленьком городке Солигаличе Костромской области, что в ста км от древнего русского города Галича. Здесь жила мать Антонины Сергеевны – Анна Павловна Большакова с младшей дочерью Валентиной, которой в начале войны было 15 лет и которая, таким образом, Нелличке приходилась родной тёткой. Самым удивительным и даже чудесным образом, несмотря на суровость первого года войны, в октябре 1941 года в Солигалич дошло-таки известие от близких из блокадного Ленинграда о ранении Антонины и эвакуации Нелли с детским домом в город Котельнич.
    Не долго думая и не имея ни малейшего представления о месте нахождения неизвестного Котельнича, не догадываясь о трудностях непредвиденного пути, Валентина, которая сроду не выбиралась из родных мест и поездов не видела, отправилась пешком искать свою племянницу. Девушка даже не подозревала, какие тяжёлые испытания ей придётся преодолеть. В узелок сложила пайку чёрствого хлеба, немного денег и бельё. Мать, сама плохо понимающая опасность предстоящего пути, не остановила малолетнюю дочь, не смотря на увещевания соседок. Дорога в сто км до железной дороги - областного центра Галича, оказалась куда сложнее, чем предполагалось изначально. Валюшка торопилась, ведь нужно успеть до наступления промозглых дождей и осенних холодов добежать до станции. Однако тряпичные из парусины туфли быстро пришли в негодность, на второй день оторвалась подошва. Привязав подошву верёвкой, она продолжала путь. Но и такая конструкция обуви оказалась недолговечной, путь продолжала в чулках, которые вскоре превратились в лохмотья. Пришлось идти босиком. Вдруг однажды послышался стук телеги и хрип усталой лошади. Расспросив что да как, мужичок пригласил девушку в повозку, но не с целью подбросить пару км, а совсем с другими намерениями. Валентина, несмотря на неиспорченность нравов и полудетскую доверчивость, всё же смекнула, в чём тут дело, быстро спрыгнула и бросилась наутёк. А узелок с вещами так и остался в телеге.
    Валентина до сих пор вспоминает, с какой оторопью преодолевала дорогу сквозь тёмный, беспросветный и длинный, как труба, наводивший на путников оцепенение, еловый «акуловский» лес, где смело себя чувствовали только волки и медведи, и названный так от Акуловки – близлежащей деревни. А дальше было уже не страшно. Деревни и посёлки, где можно было бы попросить хотя бы глоток воды, находились в стороне от дороги, у Валентины на это не было ни сил, ни времени. Так прошла неделя пути. И только однажды попалась деревушка, где после долгих расспросов девушке предложили кусок хлеба да колодезной воды и уложили спать на сене. Потом ей приходилось отдыхать под кустами или в канавах, укрываясь от холода и укусов комаров ветками.
    На вторую неделю пути Валюшка добралась до Галича и разыскала ж.д.вокзал. Ей казалось, что все мытарства скоро закончатся, но они только начинались. Товарняки, составы с зачехлённой техникой и солдатами на большой скорости неслись на запад к линии фронта. Попасть в проходящий поезд не было никакой возможности. Несколько дней девушка выбегала на перрон, заслышав стук колёс. И всё же ей повезло: удалось протиснуться в вагон на минуту остановившегося поезда. Оставалось только выяснить, где находится этот Котельнич. Сколько времени прошло, день или два, Валентина не помнит, измученная она сидела на верхней полке вагона, пребывая в полузабытие, порой теряя сознание от голода, усталости и боли в ногах. Зато хорошо помнит, как «в Котельнич поезд прибыл рано утром. Сочная нарождающаяся заря освещала узкие, позолоченные пожелтевшей листвой улицы и скверы небольшого уютного городка. Здесь царили такой покой и умиротворение, что казалось, - никакой войны нет. Студёная осенняя прохлада пощипывала щёки, жгучая роса обжигала вспузырившиеся от кровавых мозолей распухшие ноги». Но Валентину это не смущало, она бежала на встречу с незнакомой племянницей, которой тогда шёл третий годок. Детский дом с эвакуированными ленинградскими детьми отыскался быстро. Девушку провели в большую комнату, где тесно и кое–как лежали истощённые, обессиленные ребятишки разных возрастов с высохшими, состарившимися лицами и не по-детски печальными глазами. Разбудили крошечную девчушку с глазками, словно вишенки, одетую в красного цвета платьице в белый горошек, и та, что было сил, на слабых ножках, раскачиваясь из стороны в сторону, побежала навстречу незнакомой тёте, не сколько крикнув, сколько слабо пискув: «Мама!» С тех пор Нелличка до самого Солигалича не слезала с рук вновь обретённой «мамы». А в детском доме даже не придали значения тому, что девочку забирает несовершеннолетняя, невесть откуда явившаяся босоногая девчонка, да ещё без документов. Возможно, воспитатели понимали, что это был единственный шанс спасти жизнь умирающего ребёнка. Их не покормили, не дали ни документов, ни платьица и туфелек, ни хлеба. Только сказали: «У нас ничего нет, дать просто нечего». Вскоре на Котельническом направлении начнутся ожесточённые бои, и детский дом сгорит.
    Обратный путь был сродни кругам ада. Трое суток металась на ж.д. вокзале Котельнича Валентина с маленьким ребёнком на руках, пытаясь попасть на любой проходящий поезд, но всё было безуспешно. Спали на полу. Валя неподвижно лежала на холодном цементе в обнимку с безмолвной малышкой, согревая её теплом своего тела. Это продолжалось бы неизвестно сколько, если на них не обратил бы внимания начальник вокзала. Нелличка уже не стояла на ножках, не плакала, она положила головку на плечо и тихо умирала. Сцепленные на шее «мамы» ручки уже нельзя было разомкнуть. Услышав историю спасения ребёнка из осаждённого Ленинграда, седовласый и невероятно уставший начальник в строгой форменной одежде обещал помочь. Наконец это удалось: с большим трудом он втолкнул девушку с ребёнком в едва притормозивший поезд, битком набитый военными, отправляющимися на фронт. Мужчины, одетые в солдатские шинели, едва сдерживали слёзы. Они поддержали, как могли, по сути, двоих детей: поили водой и давали кусочки хлеба, сахара и печенья, ведь у них самих больше ничего не было в сухом пайке, уступили место, где удалось немного подремать. В Галич поезд прибыл поздно ночью. Было уже холодно, наступил конец октября сорок первого, начались затяжные дожди. Дороги размыло, и босые, напрочь разбитые ноги вязли в липкой глине. Каждый шаг приносил нестерпимую боль. Но теперь это уже ничего не значило. Ведь стокилометровый путь их вёл к родному дому. И совсем не было страшно: в кармане оставались ещё две печенюшки, которые облизывала Нелличка, потом она их потеряла, а на земле были лужи с водой. Девочку Валюшка несла на спине, крепко сцепив руки на пояснице, а головка истощённого, словно свечной огарочек, ребёнка безжизненно свисала на бок. Донесёт ли едва дышащую малышку до дому живой, Валентина не знала. Отдыхали прямо на обочине раскисшей дороги, - в лесу уже было мокро и холодно. На пустующем горизонте - никого, жизнь как - будто замерла: ни машин, ни лошадей, ни людей, - кто на фронте, кто в эвакуации, а кто попрятался в домах. Полторы недели пути пролетели как бы без памяти. Когда Валентину спрашивали, как ей удалось выжить, она отвечала, - «не помню, я только шла и шла». Стресс настолько мобилизовал организм, что девушка не заболела, даже не простудилась, только долго потом лечила распухшие от водянистых мозолей и гнойников ноги, которые никак не влезали в туфли. Вскоре Валя Большакова приступила к занятиям в педучилище, куда она, недавняя выпускница седьмого класса, поступила в сентябре 1941 года.
    Нелличку с трудом оторвали от «мамы» и уложили спать. Малышка не разговаривала, не плакала и почти не подавала признаков жизни. Отпаивали ребёнка козьим молоком и болтушкой из картошки, откармливали хлебом, который отрывался от двух мизерных пайков для иждивенцев. Вскоре с большим трудом удалось получить хлебную карточку и на ребёнка, непонятно откуда появившемся в семье Анны Павловны.
    Мать Нелли - Антонина Сергеевна продолжила работать на прежнем месте – полуразрушенной фабрике, - надо было как-то существовать. После войны она получила правительственные награды, главная из них медаль «За оборону Ленинграда». Ей очень хотела найти свою дочь, но данных нигде не было, а архивы неизвестно куда вывезены. А тут пришла похоронка на мужа, который после длительного лечения в госпитале скончался от тяжёлых ран. Страдания молодой женщины были так велики, что она вновь заболела. После снятия 900 – дневной блокады 27 января 1944 года в Ленинград стали поступать посылки и письма, получила радостное известие и Антонина Сергеевна о том, что Нелличка жива и даже здорова и находится в костромской области у своей бабушки Анны Павловны. В 1944 году Антонина Сергеевна привезла дочь в Ленинград. В совершенно разрушенный город без тепла и света возвращались жители города и дети из детских домов, за водой ходили на Неву. Постепенно открывались больницы и госпитали, школы, театры и концертные залы, пошли трамваи. Жизнь изменилась к лучшему, но по-прежнему оставалась изнуряюще голодной: пожалуй, только выросли хлебные пайки, да к ним прибавились крупы. Мать Неллички нередко увозили в больницу, и девочка часто оставалась со своими соседями и родственниками. А вскоре её вновь ждал ленинградский детский дом.
    Вот оно, несостоявшееся, обожжённое войной детство! Недолюбленный ребёнок, выросший без кукол и игрушек, без конфет и подарков, без тепла и сострадания матери, без сильных рук отца, - ребёнок, выросший без родителей, у которых так и не случилась возможность в трудную годину прижать дочурку к своему сердцу. Дети блокадного Ленинграда, недополучившие смеха и радости, не наученные любить, искалеченные душой и телом, более, чем кто, умеют любить и радоваться каждому дню своей жизни, сочувствовать и сострадать, ценить и беречь жизнь. Стойкие духом, после войны они нашли в себе силы жить, учиться, много работать, восстанавливать любимый город, творить и созидать. При этом, легко ранимые, они всю жизнь нуждаются в теплоте и заботе своих близких. Та самая девочка Нелличка Потёмкина выросла, закончила школу, получила профессию и стала классной портнихой, работая в престижных ателье, вышла замуж и родила двух замечательных сыновей, имеет внуков.
    К сожалению, добиться статуса «жителя блокадного Ленинграда» Нелли Михайловна долгие годы не могла: часть архивов сгорела в результате бомбёжек, часть была отправлена в тыл, который вскоре подчас становился фронтом, и там уничтожена. Вывезенная с детским домом в двух с небольшим годовалом возрасте из осаждённого фашистами города, она ничего потом не могла доказать. Ответ на запрос был, как приговор: «Не положено», - слишком мало времени девочка прожила в блокадном городе. Но ей этого хватило на всю оставшуюся жизнь. И всё же, несмотря на это, безмерная любовь к людям и к своему родному Ленинграду не истощима. Она очень гордится городом, ценит и дорожит в нём буквально всем. Пожалуй, нет уголка, который Нелли Михайловна Шмелёва (Потёмкина) не прошла пешком. Голодные годы в раннем возрасте приводят к тяжёлым заболеваниям на всю оставшуюся жизнь, - детский организм не может качественно сформироваться. Нелли Михайловна не исключение. Но на болезни она не жалуется, терпеливо переносит выпавшие на её долю испытания, и достойно несёт свой крест. И пусть долгие годы её будет всегда сопровождать счастье, - она его выстрадала!
    Опалённая огнём побед и пеплом поражений война коснулась и Нелличкину спасительницу Валюшку. Война «паровозным колесом» прокатилась по судьбе жизнерадостной девушки. Всю войну голодала вместе с матерью, нечего было одеть. В 1944 году она закончила педучилище и получила направление на работу. Через всю страну по комсомольской путёвке Валентина ехала учить ребятишек в разрушенное войной село. Ушёл на фронт и вскоре погиб её названный жених Вовка Анфиногенов. Чуть ли не с раннего детства ребятня дразнила их «женихом и невестой», дружба была чистой и трогательной. Четыре месяца «учебки», и новоиспечённые лейтенанты шли командовать ротами и полками. Валентина Васильевна вспоминает, что «последнюю весточку получила осенью 1944 года – «завтра идём в бой»! Бой для юных младших командиров был первым и последним. Бои тогда шли по всей линии фронта. Безусые лейтенанты и рядовые этого призыва из городка Солигалича Костромской области погибли все до одного, не вернулся никто. Когда стали приходить похоронки одна за другой на ещё недавних новобранцев, город стонал от воя и плача». Так и не дождалась девушка своего счастья с названным женихом. Война искалечила многие судьбы. Потом у Валентины Васильевны будет замужество и рождение детей, но вся её жизнь теперь пойдёт совсем другим путём.
    Когда судьба человека, в силу непредвиденных обстоятельств, отклоняется от подаренного свыше, то вся жизнь идёт совсем другим путём. И тогда неизвестно откуда появляются непредусмотренные судьбой складки - извилины жизни и множество препятствий, приносящие неизгладимые страдания и горькие разочарования. Но это уже совсем другая история.

    Написано со слов Волковой Валентины Васильевны, проживающей с 1956 года в городе Сортавала республики Карелия, что на северо-западе нашей страны. Это та самая мужественная девушка Валюшка, которая до сих пор не понимает, что совершила героический поступок в свои неполные шестнадцать лет…
    Валентина Васильевна – старейший житель города, заслуженный педагог. С самого основания школы – интерната, она тридцать с лишним лет проработала заместителем директора и учителем русского языка и литературы. Имеет правительственные награды и звания: Ветеран войны и труда, медаль « За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», почётное звание «Отличник народного просвещения» и другие.

  3. #3
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию МОЙ ДЕТСКИЙ ДОМ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ

    МОЙ ДЕТСКИЙ ДОМ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
    (Очерк посвящён Светлане Васильевне Магаевой)

    Автор Наталья Морсова – преподаватель ВУЗа, член международного Союза славянских журналистов. Тема блокады автору очень близка. Её родственники и знакомые пережили блокаду Ленинграда с первого до последнего дня.

    В 2011 году исполнилось 70 лет с начала Ленинградской блокады, которая продолжалась 900 дней и ночей с 8 сентября 1941 по 27 января 1944 г.г. Ленинградская блокада была одним из самых тяжких испытаний, выпавших на долю людей. По неполным данным документа 1945 года, подготовленного для Нюрнбергского процесса, в период блокады 33782 человека были ранены, свыше 300 тысяч блокадников умерли во время эвакуации. Около 700 тысяч защитников города погибли в боях. С сентября 1941 года по октябрь 1943-го на Ленинград было совершено 258 воздушных налетов с участием 1876 самолетов, сброшено 4676 фугасных и 69613 зажигательных бомб. От голода погибло около полутора млн. человек. Более пятидесяти тысяч мирных граждан убито и ранено. Объектами фашистских бомбардировок, наряду с военными заводами, поездами и кораблями, были школы, детские и родильные дома.
    Светлана Васильевна Магаева – в десятилетнем возрасте пережила блокаду Ленинграда. После войны окончила школу с золотой медалью и с отличием биологический факультет Ленинградского Университета. Защитила кандидатскую, а затем докторскую диссертации в НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН. Живёт и работает в Москве. Изучает патологию нервной и иммунной систем. Является автором свыше ста научных статей и монографий, в том числе о медицинских проблемах ленинградских блокадников. В 2011 году Светлана Васильевна отметила свое 80-летие.
    Своими книгами, работой в международных и российских организациях ленинградских блокадников Светлана Васильевна бьёт в набат во все колокола и призывает помнить, что «фашизм – это величайшее зло на земле, лишивший людей самого бесценного дара – жизни и здоровья. Злодеяния фашистов должны быть вечным уроком истории, который нельзя забывать и который не должен повториться».
    В неоплатном долгу считает себя и блокадных детей Светлана Васильевна Магаева перед старшим поколением блокадников, перед теми, кто помог выжить, и перед памятью о тех, кто погиб в блокаду. Многие годы Магаева не устаёт рассказать о том, как выживали, учились, работали дети и взрослые, как они защищали и спасали родной город. Светлана Васильевна ярко и образно, эмоционально и правдиво говорит о блокаде и как учёный, и как патриот. Её воспоминания полны уважения и благодарности людям, ежедневно совершающих подвиги: врачам, учителям, работникам детских домов.
    Будучи учёным физиологом, Магаева анализирует особенности психического и эмоционального состояния блокадников, изучает скрытые в обычной жизни резервы организма, которые начинают проявляться в самых экстремальных ситуациях. Переживших состояние «минимальной жизни» отличает сильная воля, выносливость, самообладание, способность к длительному психоэмоциональному напряжению, умение терпеливо переносить боль. Блокадники более, чем кто-либо осознают ценность жизни, они научились дорожить каждым прожитым днём. Им присущи - обострённое чувство долга, ответственность, сострадание. Такие качества сформировались в условиях ежедневного противостояния смертельной опасности, когда каждый день был подвигом, и когда подвиг стал нормой жизни. По карточкам иждивенцам полагалось 125 граммов, а работающим – 250 гр. хлеба, в котором было мало муки, а больше жмыха и других примесей. Температура тела от холода и голода зачастую достигала критических показателей – 35 – 36 градусов, такое переохлаждение для многих стало несовместимым с жизнью.
    Ленинградская трагедия особенно жестоко отразилась на детях, судьбы которых полностью зависели от взрослых, и они невольно приняли на себя все тяготы блокадного лихолетья. Блокада «убила детство, превратив их в маленьких старичков и старушек, привела к задержке роста и развития. Голодные дети разучились ходить и говорить, теряли зрение и слух. Они безучастно лежали под грудами одеял в пальто, шапках и валенках и дремали. Почти все страдали дистрофией», - вспоминает Светлана Васильевна. И всё же около полумиллиона человек смогли выжить, но полностью или частично утратили здоровье, многие стали инвалидами.
    В блокадном кольце сложилась экстремальная ситуация: массовый голод, нестерпимый холод, отсутствие света, воды и тепла. Вот только один день, которым жил блокадный Ленинград. В шум города врезается сигнал сирены - «воздушная тревога», его дополняют гудки фабрик и заводов, пароходов и паровозов. По радио лихорадочно стучит метроном 160 ударов в минуту. Население укрывается в щелях и бомбоубежищах. Ежедневные воздушные атаки, нарастающий гул приближающихся вражеских самолётов, пронзительное завывание пикирующих бомбардировщиков, артиллерийские обстрелы, грохот разрывающихся бомб, снарядов, падающих зданий и звон разбитого стекла. Это обычные звуки родного города. И так каждый день. При этом город живёт, работают заводы, госпитали, детские дома и многие учреждения. После массированной бомбёжки успокаивающий ритм метронома 45ударов в минуту. Во время затишья по радио звучит русская и зарубежная классическая музыка, обнадёживающие военные песни и стихи, и люди верят, что скоро будет Победа и спокойное небо.
    Несмотря на нечеловеческие условия существования, блокадники сумели сохранить интеллект и человеческое достоинство. Заторможенность развития в раннем детстве не помешала в будущем достичь творческих высот, многие стали талантливыми учёными, художниками, музыкантами, крупными военными начальниками, писателями и общественными деятелями.
    Доблокадное детство Светланы, как и у большинства детей – светлое, радостное, безмятежное. Мама Светланы Павла Дмитриевна – учительница биологии в средней школы, окружила единственную дочь интересными, образованными друзьями и педагогами. Несмотря на материальные трудности, мать не скупилась на книги и билеты в театр, музеи, филармонию. Первые спектакли «Спящая красавица» и «Щелкунчик» в Мариинском театре потрясли воображение пятилетнего ребёнка и остались в памяти на всю жизнь. С тех пор Светлана Васильевна - страстная поклонница классической музыки. Первый художественный фильм «Руслан и Людмила» заворожил многообразием цвета, красотой главных героев и волнующей музыкой, и от этого «дрожь восторга и удивления пробегала по телу». Дома девочку окружали портреты учёных Павлова, Тимирязева, Ламарка и Кювье, а Чарльза Дарвина она выбрала себе в дедушки. Любимой помощницей – добровольной няней была филолог – пушкинист Вера Степановна. Это она открыла ребёнку удивительный мир сказок братьев Гримм, Г.Х.Андерсена и Шарля Перро. За неимением у ребёнка собственной бабушки эту роль с удовольствием выполняла учитель русской словесности одинокая Мария Николаевна. Бывшая дворянка была изысканно вежлива и умела уважать в ребенке личность.
    Не по годам развитая девочка с интересом посещала Дворец культуры, где увлечённо занималась художественным чтением, рисованием, пением и иностранными языками, особенно немецким. В свободное время, незанятое разными детскими делами, Светлана задавалась вопросом: «Почему Я – это Я»? По прошествии времени, став известным учёным, физиолог Магаева поняла, что «природа поставила замок на ту дверь, за которой спрятан ответ на этот тревожный вопрос».
    Светлана с раннего детства обострённо воспринимала несправедливость, и многое в жизни взрослых сильно огорчало. Ей казалось, что все беды на земле сеет злой и ужасный «Чтотонетак». Это из-за него большие дяди строго наказали музыкального руководителя Дворца культуры им. С.М.Кирова Марию Михайловну за то, что та поставила на сцене спектакль К.И.Чуковского «Муха - цокотуха». Разодетые в Муху, Паука, Комарика, Тараканов и Жуков ребятишки так и не дождались Марию Михайловну на спектакль: педагога обвинили в пропаганде вредных обществу настроений. Большие неприятности по поводу «коварных замыслов Паука относительно Мухи» начались и у самого автора стихотворения К. Чуковского. Горький след в душе ребёнка оставил день 1 сентября 1939 года, когда Света с нетерпением ждала встречи со школой и с первой учительницей, «доброй волшебницей» Августой Алексеевной Тиме, к которой привязалась ещё до школы. Но встреча была короткой: коварный «Чтотонетак» в виде строгих дядей вывел из класса на первом же уроке первую учительницу. Та безропотно вышла, беспомощно улыбаясь. Директор школы сдавленным голосом сообщил детям, что Августа Алексеевна оказалось …«врагом народа». Уже тогда семилетняя девочка поняла жестокую несправедливость происходящего и всем сердцем ощутила растерянность, страх и сострадание к незаслуженно обиженному педагогу: «Было жутко, хотелось плакать. В коридорах было тихо и пустынно. Школу сковал ужас. Всех детей отпустили по домам». На другой день в класс вошла фея - Елизавета Матвеевна Коц, в которую влюбились все ребятишки. «Педагог редкой одарённости, она вызывала глубокое почтение. В ней сочеталось чувство собственного достоинства и уважение к ребёнку». Светлана училась легко и многих одноклассников опережала в развитии. Сообразительной и смышлёной ученице быстро наскучило многократное повторение по слогам «мама мыла раму». Нетерпеливая первоклассница как-то заметила: «не слишком ли долго мама моет раму и не нужно ли ей помочь»? Неординарного ребёнка педагоги хотели перевести во второй класс, но мать на это не решилась. Чтобы отвлечь ученицу от «мытья рамы», учительница давала Светлане дополнительные задания. Девочка много читала, легко заучивала наизусть и с удовольствием делилась знаниями со всем классом. Елизавета Матвеевна учила Свету первых два довоенных года. Но однажды в конце учебного года она не пришла в школу – «Чтотонетак» усмотрел опасное в биографии учительницы начальных классов и отстранил от работы.
    В мае 1941 году школьники и учителя расстались на летние каникулы, даже не догадываясь, что многие из них больше никогда не увидятся. Война грубо вмешалась в беззаботную жизнь, искалечив детство. Попрощалась Светлана и с Витей Прохоровым, с которым сидела за одной партой. Мальчик проявлял поистине рыцарские чувства: приносил запасной пенал с ручками и карандашами, зная о рассеянности соседки, и защищал от озорника Шурика Бурлакова, который макал в свою чернильницу Светины косички. Война и голод убили почти всех одноклассников, в том числе и Витю Прохорова… Родная школа вскоре превратилась в госпиталь, и дети, пока могли передвигаться, ещё учились – на дому у опальной учительницы Елизаветы Матвеевны.
    Мама Павла Дмитриевна первый день учительского отпуска 22 июня 1941 года решила провести вместе с дочерью на Елагином острове и вволю покататься в лодке. Но поездка не состоялась: стало известно, что началась война. Напала Германия. Света никак не могла этому поверить, ведь только «вчера радио сказало, что мы отправили ей эшелон сливочного масла. Мы им масло, а они нам войну»? Все учителя собрались в школьном дворе, плакали и ждали нового сообщения из репродуктора о том, что германские войска уже разбиты, как обещал в своем обращении Молотов. Но сообщения о победе не было, и все разошлись по домам. «Начался второй день войны. В небе гудели самолёты. Белая ночь доверчиво показывала наш город, прекраснее которого нет на свете».
    С первых дней блокады Павла Дмитриевна проявляла мужество и самоотверженность, «Она была собранна и спокойна, деятельна, жертвовала своим здоровьем и рисковала жизнью. Она прикрывала собой своих учеников и подопечных, считая такое поведение вполне естественным». Примером мужества Павлы Дмитриевны может служить тот факт, что ей удалось остановить военный эшелон. А дело было так. Никому тогда и в голову не приходило, что линия фронта может так быстро приблизиться к Ленинграду. Поэтому детей младших возрастов вывезли за город в летние лагеря отдыха. Однако канонада от разрывов снарядов приближалась с такой скоростью, что Павла Дмитриевна заторопилась срочно вернуть детей обратно в Ленинград. В спешке, побросав свои пожитки, все прибежали на станцию Валдай и столпились на платформе. Семафор был поднят в ожидании воинского эшелона. Начальник станции сообщил, что поезд пойдет мимо и больше поездов не ждет. «Мы оцепенели от ужаса. Вдали показался паровозный дымок. Поезд приближался к станции. Мы беспомощно жались друг к другу и ждали, что будет. Случилось непредвиденное. Мама спрыгнула с платформы и встала на путях, раскинув руки. Кто-то из старших ребят встал с ней. Я вырывалась из чьих-то рук. Паровоз надсадно гудел и уже поравнялся с платформой. Машинист, высунувшись из окна, что-то кричал и отчаянно размахивал руками. Наконец нервы его не выдержали, и он затормозил. Вагоны медленно ползли мимо нас, военные выскакивали на платформу, хватали кого попало в охапку и бросали в открытые вагонные окна и двери. С разбитыми в кровь коленками я тоже оказалась в вагоне. Мне было больно, я сжалась в комок, думая, что мама попала под колеса. К счастью, её втащили в последний вагон. Военные освободили места, и мы снова оказались вместе. Потерь не было, не считая разбитых носов и коленок. Бойцы кормили нас консервами и угощали сладким кипятком. Грохотали разрывы снарядов, но прямых попаданий не было. Мы приближались к Ленинграду». Дети были спасены, но вряд ли Павла Дмитриевна сочла это подвигом. В осажденном городе подвиги стали нормой жизни.
    Осенью 1941 года Павла Дмитриевна добровольно уехала со старшеклассниками рыть окопы под Лугой, которые должны были бы помочь Красной Армии остановить продвижение немецких войск. Светлана оставалась с соседкой по коммунальной квартире. Дочь тихо плакала и жалобно умоляла её не оставлять. Мать пристыдила десятилетнюю девочку, напомнив, что она уже не младенец и в грудном молоке не нуждается, собрала рюкзак и уехала. Но окопы не спасли. Немцы уверенно наступали и вплотную подошли к Ленинграду. Мать вернулась домой, когда началась блокада. Не было ни сил, ни денег. Люди оказались в тисках голода и холода первой блокадной зимы 1941 года. Немецкие войска окружили город плотным кольцом, выбраться из которого можно было только по «Дороге Жизни» – узкому участку суши и воды в Ладожском озере, который фашисты так и не смогли захватить, но бомбили нещадно. Обстрелов и взрывов бомб многие уже не боялись. Мама сумела смягчить тяжесть ожидания воздушной тревоги: она убедила дочь, что не надо отчаиваться, так как прямое попадание бомбы или снаряда маловероятно, а ожидание катастрофы может свести с ума. Бомбоубежища в доме не было, и во время бомбежек оставались дома, сберегая силы. Соседи, придя с работы на заводе, играли со Светой в детское лото. Память ребёнка запечатлела: «За стеной грохотала война. Звенела и падала посуда. Скользила по полу мебель. Но взрослые оберегали детскую психику от ужасов войны».
    Павла Дмитриевна и другие учителя занималась подготовкой детей к эвакуации. К школе подходили машины, под бомбами и снарядами взрослые, прикрывая собой, вывозили их к «Дороге Жизни». Самой трудной, голодной и морозной зимой 41/42 года учителя, которые еще могли держаться на ногах, продол¬жали работать. «Ослабевшие от лютого голода на распухших ногах они ежедневно обходили обледенелые дома, выясняя, живы ли взрослые и «отоварены» ли хлебные карточки. В блокадном хлебе было мало муки и много мякины и дуранды, но все-таки это была еда, а стало быть - жизнь. Когда взрослые не выдерживали голода и впадали в долгий голодный обморок или умирали, дети были обречены на верную смерть. Ослабев¬шие от голода дети оставались одни в промерзших домах, без хлеба и воды. И если в бли¬жайшие дни их не обнаруживали, то спасать было бы некого, и жертв блокады было бы на¬много больше», - с болью в сердце рассказывает Светлана Васильевна. Многие женщины, чтобы накормить умирающих детей, сдавали кровь, а потом «отоваривались» дополнительной пайкой хлеба. Только бы не упасть и донести хлеб до дому, - беспокоились обессиленные доноры.
    Новогодняя ёлка в канун 1942 года может показаться неправдоподобным сюрпризом. Но Светлана, вероятно, была на празднике в родной школе и даже получила подарок. Возможно, это было во сне, в голодном бреду, но новогодние гостинцы – кусочек хлеба, сильно пахнущий керосином, солнечный мандарин и сладкая плиточка глюкозы были настоящими. А дело было так: услышав стук в дверь, девочка выбралась из-под груды одеял и открыла дверь. Перед ней стоял «снеговик» Дима, мамин ученик. Старшеклассники – тимуровцы, впрягаясь в детские саночки, помогали педагогам привозить детей на ёлку, патрулировать дома, выясняя, кто из детей осиротел и нуждается в детском доме. Дима подкатил Свету к школе, где уже поджидал Дед Мороз. «Был накрыт праздничный стол с блюдечками восхитительной пшенной каши. Мы молча сидели и лежали у елки, поглаживая колючие веточки, вдыхали смолистый аромат и улыбались впервые за всю блокадную зиму». А потом Дед Мороз (учитель математики) и Снегурочка (учительница русского языка и литературы) доставали из-под елки пакетики с подарками. К сожалению, вскоре стало известно, что оба крайне истощённых педагога умерли от дистрофии. «Проснувшись, я увидела на кровати подарки. Мама загадочно улыбалась и уверяла меня, что все это мне не приснилось, чему я до сих пор не очень верю». А вечером перед самым боем курантов «мама разбудила меня, топилась печка-буржуйка, обеденный стол был придвинут к кровати. Хлеба тогда не давали несколько дней. Никакой еды не было, только неизвестно из чего испеченные лепёшки. Но было радио, ленинградское радио, добрые голоса дикторов, журналистов, поэтов, певцов. Наше радио укрепляло веру в скорую Победу, в мирную счастливую жизнь. Ленинградское радио, как ты помогало нам и как мы тебе обязаны»!
    В первые дни блокады немецкие самолеты ежедневно бомбили Ленинград, особенно Бадаевские склады, где были сосредоточены довоенные запасы продуктов. Во время пожара расплавился сахар и залил землю вокруг. Жители города собирали сладкую землю, она была пропитана маслом и шоколадом. Землю растворяли в воде, и получалась жидкость, похожая на кофе. Этот раствор заливали в самовар и кипятили. «Кофе" был горьким, но в нем был натуральный сахар. Но вскоре кофейные напитки закончились, и отчаявшиеся блокадники стали готовить себе котлеты из газетной бумаги, листовок и прокламаций советских и немецких или завалившейся за стол старой обёртки от маргарина, вперемежку со жмыхом. Нередко варили желе из столярного клея. Плитка столярного клея напоминала шоколадку. Эту плитку клали в воду, где она постепенно размокала. В этой же воде и варили. Туда добавляла разные специи, чтобы отбить вкус горечи и ядовитый запах. Готовое варево разливали по тарелкам, и получалось желе красивого янтарного цвета. Но уже на другой день всё тело скручивало от боли. Варили всё, что попадалось под руки: кожаные ремни, перчатки, голенища сапог. В голодном 1941-м всё шло в еду, но для многих это стало спасением. За водой ходили дети и женщины, едва держась на ногах, голодные, замерзшие, закутанные во все, что можно на себя надеть, они стояли в очереди к колодцам и вырубленным прорубям с бидонами и чайниками. Кружки привязаны веревочками. Подойдя к воде, становились на колени и бережно опускали кружку. По неписанному закону можно было зачерпнуть кружку только три раза. Если кто-то не сумел достать воды, то безропотно отходил и вставал снова в очередь.
    Силы Светланы быстро истощались. «Всё время хотелось спать. Но заснуть не давало мучительное ощущение голода, лютой болью сжимавшее желудок. Я лежала и ждала маму с маленьким ломтиком хлеба. Разрывы бомб и снарядов уже не страшили меня, чувства притупились. Но я боялась лишь одного: а вдруг обессиленная мама не вернется домой». И вот однажды наступил день, когда случилась беда: в январе 1942 года Павла Дмитриевна не вернулась с работы, и «я осталась в квартире с умирающим соседом дядей Яном. В тот вечер, когда не при¬шла мама, я приоткрыла входную дверь, чтобы нас кто-нибудь нашел. К тому времени в квартирах нашего этажа уже никого не было. На следующий день в нашей застывшей квартире появилась учительница, обходившая дома в поисках осиротевших детей. Дядя Ян был мертв. Я плакала и недоумевала, кому это нужно, чтобы умер такой красивый и добрый великан? Учительница торопилась, начинало тем-неть, а до детского дома хоть и близко, но не по нашим силам. И мы побрели. Я проваливалась в голодный обморок, и истощенная женщина брала меня на руки и несла, еле пере¬ставляя опухшие ноги». А утром обессиленную спасительницу нашли замёршей у двери детского дома. Должно быть, дома её ждали свои дети?
    Светлана оказалась в детском доме № 30 Василеостровского района, разместившийся в бывшем детском садике, который когда-то посещала. Детские дома сохранили жизнь тысячам осиротевших детей. Здесь аккуратно велась регистрация, важ¬ная для послевоенного поиска детей. Осиротевших детей приносили сюда на руках или привозили на саночках ос¬лабевшие от голода учителя, соседи по квартире, работники жилищных контор, подростки из комсомольских отрядов. Печальные воспоминания сохранились в памяти десятилетней девочки: «Ослабев от голода и холода, мы почти все время спали, прижавшись друг к другу, не снимая пальто и валенки. Просыпались только тогда, когда приносили хлеб и жидкую мучную кашу, которая называлась вкусным словом «баланда». Даже в самые напряженные для снаб¬жения продовольствием дни нас кормили три раза в день хлебом и два раза тепловатой жидкой мучной кашей. Иногда кусочек мокрого хлеба посыпался сахарным песком. Не богато? Но это была спасительная еда, которая позволяла выжить истощенным детям, дистрофикам. Мы молча прогла¬тывали пищу, медленно выпивали горячий чай который согревал, хотя бы ненадолго, и снова засыпали до следующей еды. Это была защитная реакция изголодавшегося организма. В спальне теплилась керосинка, давая слабое тепло и тусклый свет».
    В ответе за своих близких считали себя блокадные дети. В детском доме Светлана непрестанно беспокоилась о матери и надеялась, что та каким-то чудом выжила, и вскоре они обязательно встретятся. И вот однажды чудо случилось: две девушки, одна из которых перед войной училась у Павлы Дмитриевны, разыскали Светлану и сообщили ей замечательную новость, что мама жива. Это они нашли замерзающую женщину с обмороженными ногами без сознания на снегу и волоком дотащила до больницы, где сами работали сани¬тарками. Мама так и не очнулась от голодного обморока. «Стационар стал спасением для многих пациентов. Без медицинской помощи, без глюкозы и обогрева мама не выжила бы». Это известие настолько оживило Свету, что откуда-то появились силы. В сознании умирающего ребёнка родилось чувство ответственности за жизнь матери. И тогда девочка стала бывать в госпитале почти ежедневно, опасаясь, что без дочери та умрет. Светлана Васильевна вспоминает: «Сначала нужно было медленно сползти с кровати, долго спускаться на «ватных» ногах по длинной лестнице, с трудом открывать тяжелую дверь, выхо¬дить в зимнюю стужу и сидеть на заснеженном тротуаре, собирая силы. Идти было трудно, я часто падала и подолгу лежала. Наконец поняла, что вставать не надо. Оказалось, что легче и бы¬стрее передвигаться ползком, как нас учили в школе в начале войны. Иногда кто-нибудь из военных наклонялся ко мне и озабоченно спрашивал, куда я пол¬зу. Случалось, что кто-то помогал мне перейти дорогу или нес меня на руках до самого госпиталя. Из детского дома я уходила после завтрака, частичку которого бережно уносила с собой в чашечке, которая была настолько мала, что помещалась в шерстяную рукавичку. Там было несколько ложечек мучной баланды с крошечными кусочками хлеба. Варежка продырявилась, и чашка холодила ладошку, но я почти не чувствовала мороза. Должно быть, на той стадии голодания чувства притупляются. Потом мне подолгу прихо-дилось сидеть на ступеньке госпиталя и ждать, когда случайный прохожий или санитар откроют ее. Теперь надо было как-то подняться на второй этаж, и я поднималась, пересаживаясь с нижней ступеньки на верхнюю задом наперед… Мама так изменилась, что ее было трудно узнать. Бледное, чужое лицо с запавшими глазами, наголо обритая голова в марлевом платочке… Мама гля¬дела перед собой невидящими глазами и не узнавала меня. Но она сразу открывала рот, как только я прикасалась ложечкой к ее губам, и машинально проглатывала хлебные крошечки с мучной баландой, не приходя в себя. Иногда в палату заходила се¬дая женщина в белом халате Клавдия Михайловна. Она объясняла мне, что у мамы тяжелая дистрофия, может быть она еще и поправится, если не подведет обмороженная нога, которую, по-видимому, придется ампутировать. Мамина жизнь убывала с каждым днем, и мне казалось, что, если я со своими крохами не приду, она умрет. Теперь-то я понимаю, что толку от этого не было, но я была убеждена, что каждая песчинка значима на весах природы. Еще до войны мама часто повторяла эту мудрость… Постепенно, потеряв остатки сил, я перестала вставать с кровати и долго не знала, жива ли моя мама…».
    Как специалист по психосоматической медицине С. В. Магаева анализирует случаи выживания, когда, казалось бы, абсолютно обреченные, высохшие мощи – дети - дистрофики продолжали жить ради спасения умирающих родственников. Так Светлана Васильевна вспоминает свою школьную подругу Риту Маркову. В самом холодном январе 1942 года Ритина мама опухла от голода и уже не могла двигаться. Годовалого ребёнка она не кормит несколько дней, а малыш не плачет и не просит еды. Хлебные пайки отоварить не удаётся, еды дома никакой нет. Тень смерти уже лежит на их лицах. Рита понимает, что от неё, уже «большой» девочки зависит жизнь близких людей. Надо только найти в себе силы встать. На той стороне реки Невы стоит зенитная батарея папы, он обязательно поможет. Проваливаясь в глубокий снег, порой теряя сознание, Рита дошла до воинской части и разыскала отца. Объяснений не требовалось, отец всё понял: он дал кусок хлеба и сушёную селёдку. Глотая слёзы, он взял измождённую дочь на руки, донёс до Невы и поставил на лёд. Обратный путь к дому был почти без памяти. После голодного обморока девочка усилием воли поднимала себя, вставала и снова щла. Мама и брат лежали неподвижно, но ещё были живы. Рита растопила печь буржуйку и сварила замёрзшую селёдку... В последующем блокадный синдром не отразился на Рите, она не замкнулась в себе от пережитого, а оставалась хорошей подругой и способной ученицей, увлекалась математикой и участвовала в олимпиадах.
    Тревога и чувство долга за родственников удерживала ослабленных ребятишек на этом свете, но многие умирали сразу после того, как те уходили из жизни. Кажется, что израненное собственными страданиями сердце, не способно сопереживать чужой беде. Но это не так: история Оли и Серёжи потрясла Светлану и на всю жизнь запала в душу. Смерть давно стояла рядом с девочкой Олей, но никак не могла оторвать её от младшего братика Серёжи. Мальчик всегда дремал и вздрагивал только от прикосновения ложечки, он равнодушно глотал мучную кашу. Оля ничего не ела и всё отдавала братику, ведь так поступала мама, когда была жива. И всё же Серёжа умер. Оленька поцеловала его в лобик, легла на кровать, вздохнула и … умерла. «Это была взрослая смерть, исполненная достоинства и сознания выполненного долга».
    С нежностью Светлана Васильевна вспоминает Таню Уткину, которая волевым усилием выжила ради младшей сестрички. Таню принесли в детский дом в полном истощении со старчески измождённым личиком и губами, искривлёнными страданиями. Прозрачная девочка таяла, как свечной огарочек. Дистрофия так измучила ребёнка, что та походила на живые мощи. Уколы с самым редким лекарством – глюкозой ставить было некуда: вены спали, а всё тело в пролежнях. Но Тане очень нужно было выжить: мама умерла, а в доме малюток находится маленькая сестрёнка, которую надо было обязательно найти. Танечка цеплялась за жизнь и верила в своё выздоровление, хотя в него мало верили не только взрослые, но и дети. А спасала девочку невероятно уставшая воспитательница, которая почти круглые сутки носила её на руках, покачивая, как младенца, и согревала теплом своего тела, в котором едва теплилась жизнь. Своей жизнью женщина поделилась с умирающим ребёнком. И чудо произошло: смерть испугалась человеческой воли к жизни и отступила перед чувством долга, Таня встала и пошла. Она оказалась жизнерадостной девочкой, хорошей подругой, и каждому хотелось сделать для неё что-то приятное. Танечка выжила и разыскала сестричку. И тогда каждый дистрофик в детском доме стал тешить себя надеждой: « Уж если Таня Уткина выжила, то и мы доживём до победы».
    В нелучшем положении была и сама Светлана: «Мы лежали на сдвинутых кроватях в промёрзшей за зиму комнате. Прижавшись друг к другу озябшими телами, мы тщетно пытались согреться и равнодушно ждали смерти. Она приходила ежедневно. .. А я всё больше замерзала, не предполагая, что обе девочки рядом уже умерли…Не было сил сопротивляться и надеяться, что доживёшь до победы…Мы знали, что скоро будет солнце и спокойное небо, новогодняя ёлка с мандаринами и детский смех, но это будет уже без нас. А пока смерть выбирала самых слабых телом и духом». Подобралась она и к девочке Свете, если бы не доктор Лёля. Юная студентка медицинского института доктор Лёля, не обнаружив биения сердца и дыхания в незамутнённом зеркальце, повезла девочку в покойницкую. Сознание Светланы подсказывало, что она ещё жива и что надо было бы сказать об этом, но не было сил пошевелить губами. По пути в покойницкую студентка всё же засомневалась, она повернула каталку в медицинский кабинет, разожгла керосиновую лампу и сделала, на всякий случай, не то умирающей, не то умершей укол глюкозы, который имел чудодейственную силу.
    Всю зиму 41/ 42 годов блокадные дети молча лежали на своих кроватях, ни на что не реагируя, даже на звук сирены, оповещающей о воздушной тревоге. Но с первым весенним теплом 1242 года стали выходить на улицу, возобновились прежние игры. Светлана Васильевна вспоминает маленького мальчика Рудика из соседнего дома, он только что приехал в Ленинград со своей мамой. Это были эмигранты, сбежавшие в СССР из фашистской Германии. Мальчик тихо играл в песочнице и никого не докучал. Однако рыжеволосый и задиристый Лёнька назначил Рудика играть роль Гитлера, с которым воевала вся Лёнькина команда. Истощённые «солдаты», как могли, бегали за Рудиком с криками: «Долой фашистов»! Ребенок громко плакал, дрожал от страха и искал спасение. Мама с Рудиком переехали в соседний дом, и именно этот дом подвергся яростным бомбёжкам. Мальчик погиб, а обезумевшая от душевных страданий мать бегала по дворам и звала сына. Все ребята недоумевали, как же немцы могли убить своего немца. Лёнька и его «армия» плакали и стали готовиться к наступлению на Берлин. Но помешала Лёнькина смерть, - он умер от голода.
    «Летом мы приободрились и стали выползать на улицу чаще, чтобы погреться на солнышке. Силы понемногу прибавлялись, особенно после того, как нам стали выдавать по половине яйца в день. Вареные яйца привозили на самолетах, от них исходил запах мирной жизни».
    Частая боль в спине не даёт Светлане Васильевне забыть мальчика Алика, это с ним была связана тяжёлая физическая травма, которую получила Светлана во время бомбёжки. Алику не было и четырех, когда умерла его мама. Закутанного в детское одеяльце, его принес в детский дом какой-то военный и сказал, что это Алик. Документов у ребёнка не было. Проглотив половину яйца, давно молчавший мальчик улыбнулся и залепетал что-то очень радостное. Все пытались улыбаться, чтобы подбодрить малыша. Девочки оказывали ему мелкие услуги. Но однажды над детским домом завис мессершмидт. Начался обстрел. Необычно громко грохотали разрывы. Началась паника. Все, кто могли двигаться, спустились по лестнице вниз. Светлана осталась в спальне: «у меня не было сил бежать, да и убежища у нас не было. Про Алика в спешке забыли, и он жалобно плакал, забившись под кровать. Разрыв необычной силы потряс здание, разбились стекла, покачнулся пол, в воздухе заклубилась пыль. Алик истошно закричал и вдруг замолк. Я испугалась, с трудом спустилась с кровати и позвала Алика. Малыш схватил руку, и мы выбрались на лестничную площадку. И вдруг случилось что-то ужасное. Казалось, что от взрыва раскололся мир. Снаряд разорвался рядом, и взрывная волна ударила по стене и окнам. Раздался грохот обрушившегося здания, звон вылетающих стекол, скрежет оконных рам и дверей. Взрывная волна вдавила меня спиной в стену, острая боль пронзила позвоночник и затемнила сознание. Кроваво-красная пыль медленно оседала, постепенно впуская поблекший свет летнего дня в проемы высаженных окон. Я понимала, что должна пересилить боль и найти Алика. Искать его не пришлось, он был рядом. Должно быть, взрывная волна прижала его ко мне и тем самым ослабила удар по малышу. Алик дрожал всем тельцем и молчал. Оглушенные взрывом дети медленно поднимались по лестнице. Никто, кроме меня, не пострадал, если не считать засоренных кирпичной крошкой глаз, пронзительной боли в ушах и глухоты. Кто-то отнес меня в спальню, где долго пришлось лежать неподвижно на доске. Физически Алик не пострадал, но стал мучительно заикаться, повторяя одну и ту же фразу: «А-дайте-а-Алику-а-корочку-а-хлеба». После победы нашелся папа Алика, и наш малыш оказался Александром, впрочем, ему было все равно. Отца он не помнил и встретил его равнодушно. Этот роковой день не забывается мне потому, что часто возобновляется боль в позвоночнике, к которой Алик не имеет никакого отношения. Она преследует меня почти всю жизнь, то затихает, то усиливается, воскрешая в уставшей памяти больную навязчивую фразу контуженого малыша: «А-дайте-а-Алику-а-корочку-а-хлеба».
    Сашу Байкеева Светлана Васильевна называет настоящим героем. Он пришел в детский дом на костылях, у него не было ноги. Кто-то говорил, что он попал под развалины разрушенного дома, спасая ребенка. А может быть его ранило на передовой, куда самовольно проник? Он не только не плакал и не жаловался, но старался подбодрить унылых «дистрофиков», рассказывая всякие забавные истории и волшебные сказки. Мальчик терпел боль, хныкать рядом с Сашей было неприлично, и все старались не опозориться в его глазах. Но главное отличие Саши было в том, что он носил пионерский галстук. Никто тогда не догадался взять с собой из дома пионерские галстуки или октябрятские звездочки. Он уверенно ходил на взрослых костылях, не приспособленных к его маленькому росту. Его готовили к эвакуации. Детям перед эвакуацией полагалось усиленное питание. Саша делился своим пайком, выбирая самых слабых из группы дистрофиков, непригодных для эвакуации. Однажды пришел крытый грузовик. Шофер и воспитатели подняли детей в кузов и увезли. А поздно вечером Саша вернулся обратно. Что случилось? Да ничего не случилось. Он не отстал от своей группы и не потерялся. Он решил остаться в Ленинграде. Вскоре Саша ушел из детского дома, он хотел работать. В годы блокады на заводах работали подростки Сашиного возраста, но ведь у них были ноги... «Александр Байкеев, рано повзрослевший ленинградец, с обостренным чувством гражданской совести и тревоги за судьбу своего народа».
    «Из доброго старого времени» в детдом попали две сестрички. Благополучные девочки - единственные из детдомовцев, не затронутые дистрофией. Все уже спокойно относились к артобстрелам и воздушным тревогам, но для новеньких первый же артобстрел оказался шоком: во время воздушной тревоги обе девочки внезапно умерли!
    Большую радость доставила юной Светлане дружба с с Ирмой Лившиц и Риточкой Лосевой. Светлана была знакома с Ирмой ещё до войны, они вместе занимались в кружках Дворца культуры: Ирма тогда серьёзно занималась музыкой. Когда-то изящная и раскованная девочка теперь напоминала блокадный светильник, дающий слабый, мерцающий огонёк, она осталась круглой сиротой. «Изможденное личико было не просто печальным, оно было скорбным. Благородство и кротость его выражения усиливали впечатление недетской скорби. В глазах, увеличенных толстыми стеклами очков, стояли слезы, не высыхая и не проливаясь слезинками. Казалось, что у слез не было сил капать, и они не могли пробиться через лютое горе, застывшее в глазах. Хрупкая Ирма таяла на глазах, словно робкий огонек блокадной фитюльки, в которой кончился керосин». Спасла Ирму дружба с Риточкой Лосевой, которая своей неуёмной энергией и жизнерадостной активностью растормошила многих, хотя и была истощена голодом и тоже страдала от цинги. Она была дочерью погибшего легендарного летчика Леона Лося. В свои 10 лет Риточка хорошо читала стихи и сама писала весёлые и радостные стихи. Ирма ожила, высохли слезы. «Вместе они выглядели удивительно трогательно, как Радость и Печаль». Девочки подружились и со Светланой. «Общество Риты и Ирмы было для меня целительным. С их помощью я заново училась радоваться жизни и дружбе со сверстниками. Два друга сразу, это ли не подарок судьбы? Мы смеялись просто так, от радости, что злая, голодная зима уже позади, что мы выжили и, может быть, будем жить дальше. Риточка позволяла нам отдохнуть от войны. Быть может, поэтому мы и любили ее, восторженно и преданно. Когда за Риточкой приехала бабушка, я обрадовалась и опечалилась, понимая, что такого друга у меня уже не будет. Рита и поныне остается душой нашего детдомовского союза».
    Светлану поразил поступок подростка Дениса Давыдова, которого привели в детский дом летом сорок второго. Каждый мог обидеть интеллигентного мальчика, который в силу своей вежливости не умел ни постоять за себя, ни пожаловаться воспитательнице. Первая блокадная зима была уже позади вместе с лютым голодом и холодом. Дети ожили, и мальчишки стали задираться. Денису приходилось особенно тяжело, - у него пропал брючный ремень, что доставляло большие неудобства. Страдания Дениса усилились после того, как стало известно, что он - прямой потомок героя Отечественной войны 1812 года, поэта и партизана Дениса Давыдова. Об этом с гордостью за праправнука героя рассказала воспитательница Варвара Александровна Бушкова, дворянский род которой пересекался с генеалогическим древом славного рода Давыдовых. Его вечно сползающие брюки и оттопыренные уши были главным предметом насмешек. Денис молча сносил обиды. Но вскоре у него появился ремень. Выяснилось, что подросток выменял ремень у кого-то из мальчишек за несколько кусочков сахара, который копил много дней. «Это был поистине героический поступок, полностью реабилитирующий потомка героя-партизана. Маленький голодный Денис не подвел своего далекого предка. В наших глазах он увеличил славу рода Давыдовых. Денис стал нашим героем. Мы приняли его в детдомовское братство и полюбили. Он отвечал нам застенчивой и благодарной улыбкой. И с той поры никому не позволял обижать себя. А, впрочем, никто и не пытался».
    Сильное впечатление на детей и взрослых детского дома произвёл мальчик Саша, которого весной сорок второго года привезли тяжело раненым. У кровати поставили костыли, но как ими пользоваться, если нет руки и ноги? Мальчика обнаружили во время артобстрела возле детских саночек, на которых Саша вёз умерших мать и младшего братика, зашитых в простыни, вёз туда, где складывали трупы. Раны доставляли ему нестерпимые страдания. Жизнь настрадавшегося ребёнка висела на волоске, и однажды этот волосок оборвался… «Он умер от ран, как солдат. Смерть героя настолько потрясла нас, что вывела из состояния оцепенения, и всем захотелось отомстить за Сашу».
    Безымянные дети появлялись в детском доме почти каждый день. Их приносили и приводили с улиц, где они лежали возле умерших матерей, или из опустевших квартир. Крайне истощённые сироты молча лежали на кроватях и почти не дышали. Они не спали, но и разбудить их было невозможно. Но от всякого прикосновения ложечкой приоткрывали рот и мучительно пытались проглотить мучную кашу. Многие так и умирали, не осознавая, что ещё недавно были живы. Светлана видела уже много смертей, - та «выбирала самых слабых телом и духом, но в морозную зиму 41/42 годов смерть собирала свою скорбную дань особенно яростно».
    Ежедневным подвигом был труд работников детских домов. Они спасали от голодной смерти ценой своей жизни. Светлана и многие дети не умерли благодаря их бескорыстному служению общему делу спасения будущего поколения ленинградцев. Жизненные условия были минимальными. Ампулы с глюкозой, которых было очень мало, вкалывали самым ослабленным – многих это спасало от смерти, и дети воскресали на глазах. Любовь к детям привела одинокую Ольгу Николаевну Симановскую в детский дом № 30. Светлана знала ещё до войны эту весёлую и шумную учительницу. Её очень любили мальчишки, ведь она играла с ними в футбол. Блокадной зимой 1942 года в детском доме оставались истощённые голодом девочки и маль¬чики, не пригодные к эвакуации. Вдруг в спальне появилась весёлая и жизнерадостная Ольга Николаевна. Подняв светомаскировочные шторы, новая воспитательница объявила громким и бодрым голосом, что сейчас все будут де¬лать зарядку. «Мы вяло подумали, что, наверно, она - не в себе и пусть сама и делает свою зарядку. Но оказалось, что зарядка нам вполне по силам. Надо было повторять слова её стихов: «Январь пережили, февраль переживем, а в марте запоем». Первый день все промолчали. Это не смутило педагога, потому что на следующее утро она снова подала свою команду: «Дети, на зарядку!», несмотря на то, что за ночь детей стало меньше, и несколько кроватей опустело... Постепенно к ней привыкли и даже стали вторить ей нестройным хором. «Мы ждали ее по утрам и с грустью прощались вечером. Нам казалось, что вместе с ней уходит наше слабенькая бодрость, которая начала пробуждаться, но ещё не совсем проснулась». Но однажды воспитательница не пришла: - она упала на улице в голодный обморок и уже не встала. На следующее утро девочки скомандовали: «На зарядку!» и все хором стали повторять ее оптимистическую присказку. Но в марте было очень тяжело, и дети «не запели». Кто-то догадался изменить слова, что на время придало уверенности, и все тихо проговаривали: «Март пережили, апрель переживем, а в мае запоем». «Но и до мая немногим удалось дожить.. Ежегодно 27 января Ольгу Николаевну с благодарностью вспоминают детдомовцы, пережившие блокаду, и повторяют её стих-зарядку: «Январь пережили, февраль переживем, а в марте запоем»!
    Баня была настоящим праздником. «Мы истосковались по ощущению чистого тела и по банной истоме. Изуродованные от голода тела, острые локти и колени, стриженные наголо большие головы. Полчища насекомых кишели в тазу». Воспитатели торопили, ведь в любую минуту могла началась воздушная тревога. Дети старательно мылись, сберегая каждую каплю теплой воды, которая едва текла из крана тонкой струйкой. И вдруг Света поскользнулась и упала. Радость чистоты исчезла. Свои положенные два тазика воды были уже израсходованы. Слёзы обиды и беспомощности душили её. И вдруг незнакомая девочка почерпнула из своего тазика ладошку чистой воды и плеснула на Светлану. На помощь поспешила ещё какая-то кроха, расплёскивая живительную влагу. Их примеру последовали и другие дети. А потом все вдруг стали смеяться, шлёпать ладошками по воде, поднимая фонтаны брызг. Пожалуй, это был первый салют приближающейся победы. Счастливая Светлана получила крошечные пригоршни драгоценной воды, море счастья и океан доброты.
    Недетские подвиги детей стали обычным делом. Блокадные дети ежедневно совершали подвиги. Многие подростки, преодолевая слабость, работали наравне с взрослыми. Они трудились токарями и фрезеровщиками на военных заводах, собирали автоматы, рыли траншеи, дежурили в бомбоубежищах и на крышах, тушили зажигательные бомбы, работали связистами, с риском для жизни, под обстрелом восстанавливали радио и телефонную связь, сращивая концы кабеля, повреждённого во время бомбёжки. Мальчики и девочки работали в госпиталях, создавали комсомольские отряды, добровольно помогая обессиленным от голода людям пережить блокадное лихолетье, спасали жизнь детей – сирот: с улиц и квартир уводили или уносили их в детские дома. Они тушили горящие дома, расчищали улицы от завалов. 11 тысяч детей удостоены взрослой награды - медали «За оборону Ленинграда». Да и у себя дома у детей было много недетских дел: отоварить хлебные карточки, выстаивая на морозе многочасовые очереди, носить тяжёлые вёдра с водой, искать доски от старых сараев или распиливать мебель, чтобы натопить печь - буржуйку, ухаживать за родственниками.
    Эвакуация стала спасением для многих ленинградцев. По мере возможности детей перевозили на Большую Землю по единственной «Дороге Жизни». Немецкая авиация неотступно следовала за пароходами и поездами с эмблемой Красного Креста и бомбила транспорт. Но город продолжал эвакуацию на машинах по ковар¬ному льду, а летом на пароходах по не менее коварной воде. «Когда транспорт с детьми тонул, на воде появля¬лись белые панамки. Они раскачивались на волнах, то удаляясь друг от друга, то сбива¬ясь в скорбные венки…», - взволнованно рассказывает Светлана Васильевна. Но в городе оставаться было еще опаснее. Чтобы спасти будущее поколение ленинградцев, надо было любой ценой вывезти малышей в глубокий тыл.
    Весной сорок второго года Павла Дмитриевна пришла в себя, немного окрепла, вновь научилась ходить и получила направление на работу в детский дом № 30. Она стала готовить детей к эвакуации. По дороге к причалу женщина отстала, - она несла на руках двухлетнего ребёнка, да и другие малыши цеплялись за подол. Все спешили к пароходу, который уже готовился к отплытию. Светлана на время потеряла мать из виду. К счастью, всё обошлось. Транспорт с детьми жестоко бомбили, но прямых попаданий не было, и все благополучно добралась до Большой Земли. Потом пересели в поезд, где Павле Дмитриевне стало совсем плохо. Внезапно в небе показались вражеские самолеты, и поезд ускорил ход. В суматохе о больной женщине забыли и не высадили на ближайшей станции. В эвакуации Павла Дмитриевна выполняла обязанности воспитателя в группе самых ослабленных детей, которые страдали тяжелыми дистрофическими расстройствами. Как ни была она истощена, но смогла выходить многих детей. Через полгода «дистрофики» были на ногах. «Она так привязалась к своим любимцам, что устроила для них настоящий праздник, инсценировав сказку К. И. Чуковского «Доктор Айболит» Стихи вспоминали сообща. Доктором была моя мама, а бывшие дистрофики с удовольствием изображали симпатичных зверят. Для малышей это была первая послеблокадная радость. Мамина медаль «За оборону Ленинграда» хранит память о жестокой блокаде, о суровой жертвенности маминого сердца. Сколько таких медалей хранится в семьях блокадников, сколько затерялось…»

    Первые послеблокадные годы стали самыми счастливыми в жизни. Из распахнутых окон звучала музыка, слышались радостные голоса. «Послевоенные восторги встреч и обретение новых друзей врачевали наши израненные и испуганные души, возвращали украденное войной детство и доверие к миру взрослых, который перестал воевать и убивать…» Это было время «непреходящей радости, отсутствия постоянной угрозы жизни, страха потери родителей, угрозы голода и лютого внутреннего холода, пронизывающего всё тело от головы до кончиков отмороженных пальцев». Открытые душой, доверчивые, настрадавшиеся в военное лихолетье, дети искренне радовались возрождению к жизни. Именно поэтому все были влюблены друг в друга, в соседей и учителей. Да и теперь, спустя годы, школьные подружки из 10 «б» класса выпуска 1950 года радуются друг другу, когда по особым случаям встречаются и с нежностью вспоминают свою школу, – «очаровательные девчонки, шумные, смешливые и восторженные, и мы снова в плену послевоенного детства».
    В конце войны Светлана вернулась в родную школу. Худенькая не по годам серьёзная девочка, несмотря на пережитое, отлично училась, много читала, в Эрмитаже посещала кружок для одарённых детей, увлекалась историей искусств. Но на уроках немецкого языка заскучала: ещё до войны она увлекалась языками: английским, французским, особенно немецким, и школьная программа была уже неинтересна. В «наказание» талантливая учительница загрузила Светлану заучиванием наизусть стихов Гёте, Шиллера, Гейне. Вскоре знание иностранных языков здорово пригодилось: «Моего немецкого хватило надолго, - пишет Светлана Васильевна, - немецкая научная литература весьма обстоятельна и обильна».
    Книги всегда много значили для Светланы Васильевны, и она с теплотой рассказывает об Анне Павловне Сазоновой, заведующей детской библиотекой, которая устраивала встречи с учёными, писателями, артистами. Тихая и скромная, тяжело больная женщина врачевала душевные раны своих читателей, нанесённые войной. И всякий раз, появляясь в доме Светланы и ее мамы, когда кто-то из них болел, библиотекарь непременно приносила новые книги и свой карточный паёк. «Анна Павловна была беззащитным осколком прошлого века, хрупким и нежным. При помощи классиков художественной литературы она лечила детские души, раненые недобрым временем, искалеченные блокадой».
    После уроков школьники разбирали завалы от бомбёжек на улицах родного города. Вместе с ними работали истощённые пленные, они едва передвигались. В тряпье и обмотках они выглядели жалко, натужено кашляли, обмороженные руки покрылись язвами. На первый взгляд кажется странным, но ненависти к немцам у детей не было, и жалость вскоре переросла в сострадание. Школьники и сами были чуть в лучшем состоянии, сил работать у них не было, но дети трудились добровольно и радостно, а немцы работали по принуждению, разбирая завалы, которые сами же и устроили. И ребятишки стали подкармливать пленных кусочками хлеба!?
    Учёба в школе подходила к концу. Десятиклассница Светлана иногда заменяла заболевшую маму, которая преподавала биологию в школе рабочей молодёжи. Здесь по вечерам учились «рано повзрослевшие дети с обострённым чувством ответственности за судьбу осиротевших семей, за свою судьбу в обществе. Все они обладали крепкой волей, и все они были нездоровы, неся следы блокады». Подростки целый день работали, а вечерами учились, навёрстывая упущенное. В войну почти у всех умерли мамы, у многих отцы не вернулись с фронта. Ко всему привыкшая с раннего детства, «юная учительница» с косичками и в школьной форме, а другой солидной одежды просто не было, не удивилась, когда однажды в класс в самодельной коляске привезли девочку без обеих ног. Громоздкая коляска не помещалась между партами и её ставили возле учительского стола. А случилось всё во время бомбёжки, когда девочка с мамой спустилась в бомбоубежище. Здание рухнуло, погибли тогда многие. Погибла и мама. В школу девочку привозил вернувшийся с фронта отец, он терпеливо ждал, когда закончатся уроки. Школу посещали и другие израненные душой и телом ребята, многие передвигались на костылях, но учились старательно. «Искалеченные войной судьбы вызывали пронзительную жалость», - пишет Светлана Васильевна.
    Глубокий ум, хорошие знания и широкие интересы позволили закончить школу с золотой медалью и успешно поступить в Ленинградский гос.университет на биологический факультет. Но блокадное нездоровье постоянно напоминало о себе: «не было ощущения молодой светлой радости. Не было ни туризма, ни балов, ни морозной свежести лыжного бега, ни ощущения полёта на катке…Для пострадавших от военных травм время молодости не задержалось в памяти». Приученная с детства к напряжённому труду, Светлана усердно училась, а после лекций увлечённо работала в лаборатории, собирая материал для дипломной работы. Серьезно заниматься биологией в смутные 50-е годы было непросто: начались гонения на генетику: «Не ругать генетику было опасно для карьеры». Строптивая студентка открыто выступила в защиту «продажной девки империализма» и…чуть не лишилась диплома. Но ей повезло: - большое усердие, одарённость и способности были замечены педагогами, она не только успешно закончила институт, но и с именной путёвкой академика Сперанского поступила в аспирантуру в Москве. Учёба в аспирантуре была напряжённой. Обозревать московские красоты было некогда. Почти всё время уходило на проведение в лаборатории изнурительных опытов на крысах. Перчатки купить было не на что, и руки лаборантки были искусаны крупными крысами, которых «кормили на убой». После защиты кандидатской диссертации мало что изменилось: по-прежнему опыты на крысах, лягушках, кроликах. Долгое время быт был не устроен, некогда и негде было поесть и отдохнуть. Но постепенно всё наладилось. После защиты докторской диссертации ей присвоено звание доктора биологических наук.
    Работа в науке «похожа на марафон, который продолжается уже 55 лет. Уходить на покой с неизрасходованными силами – губительно для учёного». Успешные эксперименты в области патофизиологии приносят радость «от полёта мысли и озарения», и тогда Светлана Васильевна счастлива. И по сей день она беззаветно служит науке и самозабвенно работает в институте своего первого учителя и основателя академика А.Д.Сперанского, который когда-то учил её «постараться не только многое узнать, но и многое суметь».
    Знание музыки, языков, чувство юмора, ответственность, доброжелательность, скромность и широкая эрудиция привлекают к ней много интересных людей. На международных научных конференциях она читает свои доклады на иностранных языках. Светлана Васильевна вспоминает интересную историю о том, как однажды на симпозиуме в Любляне, посвящённом изучению болезни Паркинсона, после деловой части все участники отдыхали в альпийской ресторанчике. Неожиданно к русской делегации подошёл немецкий учёный невролог и попросил прочесть из «Евгения Онегина» письмо Татьяны. Пожалуй, немногие из нас помнят школьную программу по литературе. Но Светлана Васильевна не растерялась и с удовольствием прочла наизусть. А потом читала по памяти стихи Пушкина, Лермонтова, на немецком Гёте, Гейне, Шиллера, чем вызвала удивление и восхищение присутствующих.
    Причастность Светланы к православной церкви произошла ещё в раннем детстве самым неожиданным образом. Истинная же вера придёт значительно позже. О Боге девочка часто слышала от матери ещё до войны, но не придавала этому должного значения. Однажды ночью, находясь в детском доме, Светлана проснулась от страстного шёпота. Это Варсанна, так дети называли любимую воспитательницу, бывшую дворянку Варвару Александровну, стояла на коленях, протянув руки в раскрытое окно и шептала слова молитвы. Она просила у Господа чудесного спасения и возвращения с войны живым и невредимым её единственного сына, который без вести пропал ещё в начале войны. Нечаянно подслушанная молитва запомнилась и вскоре обросла просьбами о спасении мамы, подруг и воспитателей, о скорейшем окончании войны. Светлана тщательно выговаривала слова молитвы, чтобы Он хорошенько услышал, ведь мир велик, а у Бога и так много других забот. Варсанна остерегала девочку от потребительского отношения к религии, предупредив, что не стоит беспокоить Его по пустякам, а только в особо важных случаях. А после войны серьёзно заболела мама, блокадный синдром не обошёл и её. Ошибочный диагноз – рак желудка вместо язвы заставил принять приближающую кончину. Мать страдала от неподготовленности юной дочери к жизни и таяла на глазах. Сама она не отрицала Бога, рассказывая школьникам на уроках биологии, что наука пока не доказала, что Его нет. Кроме того, оказалось, что близкий родственник был священником и после революции репрессирован и сослан в Сибирь. Мама умоляла дочь принять крещение и даже угрожала, что не станет лечиться и быстрее умрёт. Чтобы как-то успокоить и отвлечь мать от тяжёлых переживаний, девушка согласилась тайно креститься. При этом отца Александра честно предупредила, что делает это не по доброй воле, а по настоянию матери. «Утомлённый служитель Бога с печальными, всепрощающими глазами участливо выслушал и объяснил, что согласие и не требуется, а вполне достаточно материнской воли. Крещение прошло спокойно без угрызения комсомольской совести». А после крещения произошло чудо: Павла Дмитриевна пошла на поправку, - ей установили точный диагноз и стали правильно лечить.
    «Блокадная память прочна и жестока, - размышляет Светлана Васильевна, - фактор памяти является одной их причин нашего нездоровья». Ленинградские блокадники по прошествии семидесяти лет не могут избавиться от навязчивого звука самолёта с томительным ожиданием свиста бомбы и грохота взрыва. Многие лишились радости материнства и отцовства ввиду гормональной недоразвитости. Светлана Васильевна часто с горечью повторяет: «если бы не война, если бы не блокада». И всё же память сохранила самые лучшие воспоминания о детстве: «Моё поколение не было забитым и испуганным. Сейчас принято полагать, что у советских детей не было счастливого детства. Дети были счастливы, если их родители не были репрессированы. Но большинство детей не знали о репрессиях, и ничто не омрачало их жизнь». Принимая некоторые современные преобразования российского общества, Светлана Васильевна всё же сожалеет, что «мы не смогли сохранить гуманную идеологию социализма, которая была сродни христианским заповедям».
    Жертвенный образ жизни блокадников и советское предвоенное время выработали «паталогическую, ничем не оправданную сверхсознательность моего поколения, она коренится в «надо» и «нельзя». И всё же детская привычка к бессмысленным, ничем не оправданным жертвам облегчала нашу жизнь». Свою личную жизнь Светлана Васильевна принесла в жертву науке и матери. После войны Павлу Дмитриевну обездолила новая беда, связанная с обморожением ноги. Началась гангрена, ногу пришлось ампутировать. Тяжелая инвалидность, коляска… И все же Павла Дмитриевна сохранила бодрость духа и волю к жизни. «Мама смогла избежать паники и страха блокадных лет и тем самым сохранила свою психику. Это помогало ей справляться с тяжелыми последствиями блокады». После ампутации ноги она прожила почти 25 лет. Конечно, жилось трудно. Но рядом была дочь, которая разрывалась между институтом, лабораторией, аспирантурой, диссертацией и домом, по сути ежедневно совершая подвиг.
    Оптимизм и надежда выстоять, победить и продолжать жить, - таково мироощущение Светланы Васильевны, этим пронизаны жизнеутверждающие воспоминания С. В. Магаевой. Порой кажется удивительным, что написаны они блокадницей, детство которой омрачила война и трагедия великого горя. Большинство её героев дети, воспитатели, мед. работники, педагоги, учёные, просто маленькие мальчики и девочки, бабушки и дедушки, все они из той эпохи, которая уже стала историей. Светлана Васильевна долго пыталась разгадать загадку: каковы истоки великого российского оптимизма в состоянии, когда потрясены основы жизнедеятельности организма? И нашла разгадку «в мужестве, стойкости и беспредельной душевной щедрости, которые помогли блокадным людям сохранить человеческое достоинство в самой запредельной за гранью жизни ситуации, в которой когда – либо оказывались люди. Блокадники выживали ценой волевого усилия на грани жизни и смерти. Оптимизм помог нам выжить в экстремальных условиях блокады, в состоянии жизни на минимальном пределе».
    Светлане Васильевне очень повезло в жизни на бескорыстных людей, щедрых на добрые дела. «Я смогла пережить блокаду, благодаря»… - и называет десятки людей, помощь которых никогда не опаздывала и всегда приходила в самое нужное время. Это и любимая бабушка Мария Николаевна, которая меняла остатки былой роскоши на хлеб и масло, помогая выжить ребёнку, а сама умерла голодной смертью. Это академик, бывший князь Алексей Алексеевич Ухтомский, который поделился с девочкой последним куском хлеба из академического пайка за несколько дней до смерти. Это девочки санитарки, обнаружившие на улице Павлу Дмитриевну, обмороженную, в голодной коме, и отнесли её в госпиталь. Эта незнакомая учительница, обнаружившая Светлану в пустой квартире. Доктор Лёля, которая вывела Светлану из голодной комы, а могла ведь этого и не делать. Святая материнская любовь победила смерть. Это жертвенная помощь работников детских домов, учителей, соседей, врачей, «она даруется из сочувствия и неугасающей доброты, неподвластной времени, независимо от возраста. Я с радостным удивлением обнаруживаю, что почти все люди, которые помогали мне в критическую минуту, верят в Бога». И делали они это потому, что сами добродетельны. «Нет, не оскудеет Россия на добрых людей, умеющих сочувствовать и переживать. Всю жизнь я прожила среди них».
    При работе над очерком использовались книги Магаевой С.В.: «Блокадные люди», «Этюды оптимизма», «Психологическая общность ленинградских блокадников», «Блокадные дети» и др.

    Наталья Морсова
    член международного Союза славянских журналистов
    Вложения Вложения
    Последний раз редактировалось Cliver F; 23.11.2012 в 02:28.

  4. #4
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию Великий подвиг русского народа

    Великий подвиг русского народа
    (к празднику – Дню народного единства, который ежегодно отмечается 4 ноября)
    Наталья Морсова
    член Международного союза славянских журналистов

    С недавних пор появился новый и мало кому понятный праздник – День народного единства, который принято теперь ежегодно отмечать 4 ноября. На протяжении десятилетий наш народ исправно чествовал в эти дни социалистическую революцию, поднимая тосты за «7 ноября – красный день календаря». Всем была понятна победа Октября 1917 года, и вдруг такая подмена! В народе недоумение, разочарование. А отсюда и равнодушие к новой исторической дате. Что праздновать, какое событие вспоминать? Да и было так давно – в 1612 году. Но дополнительные выходные никому не помешают. И всё же давайте разберёмся, может на самом деле есть, что чествовать и что вспоминать? Возможно, это и есть то самое событие, за которое стоит ценить историю своей страны, уважать свой народ и гордиться своей Родиной?
    Чтобы определить важность происходящего, надо представить экономическую и политическую ситуацию в России к началу XVII века, как назвал историк В.О.Ключевский века «бунташного», века «смутного». И из этой Смуты, бунтов, заговоров, раздора и хаоса пришлось выбираться всем миром, независимо от социального положения участников событий. Что оставил стране Царь Иван IV Грозный, умерший в 1584 году? - Смутное время, - так назвали историки период 70 – 80 годов XVI века, когда после некоторого экономического взлёта и роста международного положения Россия снова впала в кризис, «поруху», нищету и голод. На страну вновь навалились эпидемия чумы, усиление крепостного права, глубокие межклассовые противоречия, раздоры верхушки общества и, как следствие, многочисленные бунты крестьян и городской бедноты. Всё это в конечном итоге породило на рубеже XVI-XVII веков гражданскую войну и польско – шведско - литовскую интервенцию 1604 – 1618 г.г. Россия висела на волоске от полной потери экономической и политической независимости. А в это время набирают силы грозные соседи – Речь Посполитая, возникшая в результате слияния Польши и Литвы, Швеция, Крым, Турция. Окрепшие «хищники» стремятся к переделу мира и всеми силами помогают ослаблению России.
    Какие же причины привели к Смуте в стране и к иностранной интервенции?
    1. Пересечение династий. Со смертью Ивана IV Грозного 18 марта 1584 во время игры в шахматы, а также его малолетнего сына Дмитрия, убитого в Угличе, где он жил со своей матерью – седьмой женой Ивана Грозного – Марией Нагой, закончилась династия князей Рюриковичей и род московского князя Ивана Калиты. Опытный политик и жестокий правитель, Иван IV, ставший в три года от рождения Великим московским князем, а затем и первым царём России, достиг огромных успехов в завершении объединения русских земель, в расширении территории России, укреплении экономической и военной мощи страны. Однако просчёты, ошибки и самонадеянность в политических и в военных делах привели к ослаблению страны и к глухой вражде боярских группировок с богатыми княжескими родами, которые всё ещё лелеяли надежду на возвращение своего былого влияния в стране. А поражение в Ливонской войне окончательно обострило разногласия между боярскими родами и царём. Впереди ещё будет правление среднего сына Фёдора Ивановича, но положительных результатов оно не принесёт: малоинициативный и мягкий по натуре, воспитанный в жестокости со стороны отца, «блаженный царь» Фёдор Иванович самостоятельно не мог принять никакого решения. Фактическая власть находилась в руках боярина Бориса из рода Годуновых, который приходился братом жены царю Фёдору. Междинастический период между Рюриковичами и Романовыми был безжалостным и кровавым. Смерть последнего прямого наследника Дмитрия, младшего сына Ивана IV Грозного в 1691 году, который якобы напоролся на нож во время приступа эпилепсии, была последней каплей, переполнившей недовольство всех слоёв общества. Наружу выплеснулось всё, что давно зрело и искало выхода. Со смертью бездетного Фёдора Ивановича в 1598 год стало ясно: старая династия навсегда сошла с политической арены. Все понимали, что Земский Собор изберёт на царствование боярина Бориса Годунова. Несмотря на успехи царя Бориса во внешней политике, а он вернул утерянные в Ливонскую войну некоторые земли в Прибалтике, остановил поход на Москву крымских татар, лично командовал дворянским ополчением, остановившим поход хана Гирея на юг России, укреплял границы и военную мощь страны, боролся с хозяйственной разрухой, впервые ввёл патриаршество в России, и первым патриархом был избран митрополит Иов, - всё равно правление «безродного» Годунова не устраивало многих лишь только потому, что тот не был кровной роднёй Ивану IV. Самую непростительную ошибку допустил царь Борис с промедлением призыва к сопротивлению иноземным войскам, которых привёл в страну Лжедмитрий I, видимо, надеясь на самосознание народа, и просчитался. Кроме того, царская армия, состоящая в основном из казаков, вышла из-под контроля и совершила предательство: она добровольно перешла на сторону самозванца. Всё это засчитано было против Годунова. Не любили Годунова не только за допущение Смуты и самозванства, а ещё и потому, что других богатых боярских родов, желающих «немного порулить» страной, оказалось достаточно.
    2. Ливонская война 1558 -1583 годов, которую 25 лет вёл Иван Грозный с Польшей, Литвой и Швецией, и которая в конечном итоге закончилась поражением, потребовала непомерно огромных материальных вложений. В результате Россия потеряла земли в Прибалтике. Русское государство из крупной военной державы с самой передовой военной техникой превратилось в отсталую страну с разрушенной экономикой. На самом деле война была оправданна, ведь Россия пыталась вернуть свои исконно русские земли в Прибалтике и на берегах Финского залива – Нарва, Ивангород и др., а также реку Неву, которые когда-то принадлежали новгородской земле, и выйти в Балтийское море. Но изнурительная война настолько затянулась и измотала все военные, людские и финансовые ресурсы, что продолжать было бессмысленно. Но царь и слышать об этом не хотел. А тут ещё предательство друга и соратника Андрея Курбского, перебежавшего на сторону неприятеля со всеми секретными документами. Русская армия не в состоянии была обороняться и удерживать отвоёванные территории. Поражение окончательно уронило престиж царя. В стране начался глубокий экономический и политический кризис.
    3. Опричнина, как метод укрепления и централизации личной власти Ивана IV, разорила крестьянские и крупные помещичьи хозяйства, привели к упадку некогда экономически развитые районы – Москва, Псков, Новгород, которые царь прежде укреплял. Потерявший авторитет «грозный» царь повсюду искал личных врагов среди непокорных бояр, и опричники во главе с Малютой Скуратовым находили «предателей», безжалостно сжигали и грабили наиболее экономически устойчивые поместья. Опричнина сопровождалась заговорами, предательством, кровавыми казнями и жестокими пытками, в которых самолично участвовал царь. Борьба между царём и целым сословием бояр за неограниченную власть принесли государству непоправимый ущерб.
    4. Усиление крепостного права ожесточало основную массу населения – крестьян, вызывало их недовольство и разжигало Смуту. Крепостничество было вызвано попыткой царя и бояр восстановить послевоенную экономику за счёт окончательного прикрепления крестьян к земле помещика. Ещё в 1497 году «Судебником» Ивана III был введён Юрьев день 26 ноября, единственное время в году, когда крестьянам разрешалось переходить от одного помещика к другому. А «Судебником» 1581 Ивана IV Грозного впервые вводились «заповедные лета», запрещавшие крестьянам вообще покидать хозяйские земли. В последующем вводились указы о повышение размера «пожилого» - платы за переход крестьян на другие земли, о 15-летнем сроке сыска беглых крестьян, о рабстве за долги и др. Но все эти меры имели обратный результат: терпение лопнуло, начались массовые выступления крестьян и городской бедноты. Так в 1603 – 1604 гг. произошло восстание холопов под предводительством Хлопка, вызванное голодом. Дело в том, что летом 1601 года после длительных дождей в августе месяце неожиданно ударили морозы, выпал снег, что привело к гибели урожаев. А в 1602 году посевы озимых тоже не дали всходов. Цены на хлеб выросли в сто раз, началась спекуляция хлебом. Крестьяне, горожане, посадские люди пухли от голода, ели собак и кошек, кору деревьев и траву, были отмечены случаи людоедства. Не удивительно, что в стране разразились крестьянские войны. Во всём обвинили правящего тогда «безродного» царя Бориса Годунова. На самом деле Борис Годунов неоднократно проводил раздачу хлеба голодающим беженцам из государственных закромов, разрешил холопам уходить от своих господ и искать пропитание самостоятельно. Но это не спасло страну от голода. Поэтому отчаявшиеся крепостные крестьяне, посадские люди, городская беднота, холопы начали стихийные выступления против помещиков, дворян, городских чиновников и вообще любых представителей власти, развязывая тем самым гражданскую войну в стране. Не удивительно, что нашествию польско-литовских интервентов во главе с Лжедмитрием I, напавших на Россию в 1604 году, а затем во главе с Лжедмитрием II, «низы» не только не сопротивлялись, а более того, способствовали продвижению неприятеля к Москве и надеялись, что самозванец избавит их от крепостного гнёта и предоставит обещанную свободу. Мало того, глубоко сидевший в сознании «наивный монархизм» - вера в доброго царя, подсказывал мало искушённому в политике народу, что на Москву идёт царь - то настоящий, «не убиенный» в Угличе, а чудом спасшийся и спрятанный в Польше царевич Дмитрий, кровный сын Ивана IV Грозного. В последующем будут и другие масштабные выступления крестьян, но послабления гнёта не случится, а Соборным Уложением 1649 г, позже принятым при царе Алексее Михайловиче Романове, завершится юридическое оформление крепостного права.
    5. Бесправное положение казаков, которые к этому времени уже представляли значительную военную силу. Днепровские, донские, теркские, яикские (уральские) и другие казацкие поселения были вне закона, так как формировались из беглых крепостных крестьян и других сословий. Они селились по берегам рек, жили грабежами соседних государств и торговых судов, возделывали завоёванную землю. Казак давно пытались получить от властей признание, но многие из них находились в розыске, и представлять свободу им никто не собирался. Таким образом казаки усиливали Смуту, всемерно помогали Лжедмитрию I беспрепятственно двигаться к Москве и завладеть русским престолом. Восстание под предводительством Ивана Болотникова (1606 – 1607 гг.) тому наглядное подтверждение. Казак И. И. Болотников получил от польского магната подложную грамоту о назначении его воеводой царя Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I), дорогую шубу и 60 дукатов. Болотников с лихвой оправдал столь ценные подарки, собрал казацкое войско, в которое влились потерявшие веру в своё освобождение от помещиков крестьяне, а с ними холопы, посадские и служивые люди со всей России, а также недовольные властью бояр и своим бесправием служилые дворяне, и двинулся на Москву для поддержки Лжедмитрия I. Армия Болотникова оказалась настолько сильной, что разбила наскоро собранные правительственные войска, овладела Калугой, Тулой, Серпуховым и взяла в осаду Москву, расположившись лагерем у села Коломенского. Больших усилий стоило только что избранному царю Василию Шуйскому обманом войти в Тулу и захватить предводителя повстанцев казака Болотникова, а войско его истребить. И.Болотников будет ослеплён и утоплен в проруби.
    6. Отсутствие единства, раздоры среди правящего сословия бояр и их борьба за власть разжигали Смуту и способствовали свободному продвижению интервентов по территории России и воцарению самозванцев. Всякий раз избранный царём представитель какого-либо боярского рода не устраивал ту или иную боярскую группировку. Так «безродного» царя Б.Годунова обвиняли в том, что тот не смог организовать отпор польско-литовским войскам Лжедмитрия I. Причём сами же бояре вели тайные переговоры с польскими магнатами об иноземном царе. Разве бояре не понимали того, что царь Дмитрий не настоящий? Понимали. Ведь открыто говорили, что поляков ведёт убежавший из московского монастыря монах Григорий (Юрий Отрепьев). Но делали вид, что верят в чудесное «воскрешение» царевича. По этому поводу историк В.О.Ключевский писал, что «Лжедмитрий был лишь «испечён в польской печке, а заквашен в Москве». Лжедмитрий вместе с польско-литовскими наёмниками триумфально вошёл в Москву и расположился в Кремле. Новый патриарх Игнатий Грек, назначенный вместо сосланного в дальний монастырь Иова, венчал самозванца на царство, который теперь именовался императором. Интервенты хозяйничали не только в Кремле, отряды наёмников свободно разгуливали по Москве, грабили, убивали, оскверняли храмы, вызывая гнев горожан.
    Бояре Шуйские взяли на себя заботу о безопасности страны и в 1606 году подняли против Лжедмитрия I патриотически настроенных москвичей. Восставшие горожане ворвались в Кремль и разыскали покои царствующего 11 месяцев самозванца. Тот выпрыгнул из окна Дворца и был заколот. После чего Василий Шуйский был избран царём. Однако боярские группировки, недовольные Василием Шуйским, который самоотверженно руководил борьбой с самозванцем и иноземщиной, всячески мешали Шуйскому и за его спиной продолжали вести тайные переговоры с польскими шляхтичами. Они призвали в страну нового царя Лжедмитрия II (1607 – 1610 гг.), якобы, на этот раз настоящего. Лжедмитрий II беспрепятственно прошёл полстраны, осадил Москву и стал лагерем в 17 км от Кремля в местечке Тушино, за что и был прозван «тушинским вором». Тут же предприимчивые бояре отыскали супругу первого самозванца Марину Мнишек, которая вместе с ребёнком, прозванным в народе «воронёнком», на всякий случай содержалась в Ярославле при монастыре, и за большие подарки: в 3 тысячи золотых рублей и ежегодные доходы с 14 русских городов, уговорили её признать во втором самозванце своего мужа. Марине Мнишек так хотелось быть русской царицей, что согласилась на все условия и тайно венчалась с новым мужем по католическому обряду. Эти же бояре создали в Тушине свою Боярскую Думу, свои «приказы» (правительство), имели своего патриарха – митрополита Филарета (Фёдора Романова). А предаваемый со всех сторон законно избранный боярский царь Василий Шуйский понимал неспособность отстоять Москву от интервентов и от нового претендента на русский престол Лжедмитрия II, который уже готовился к «венчанию на царство». Чтобы сохранить единство и независимость страны, Шуйский пошёл на отчаянный шаг: он заключил договор со Швецией о совместной борьбе против Польши. Чем заканчивается такая помощь иноземцев, известно. Швеция, чрезвычайно обрадованная условиями договора, по которому Россия отказывается от всех своих претензий на побережье Балтийского моря, не торопилась выполнять свои обязательства. Шведские войска начали военные действия, но не столько против польских интервентов, сколько против русских городов. Шведы разграбили Великий Новгород, Псков и другие города северо-запада России. Раздосадованная таким оборотом дела Польша без всяких явных поводов открыто объявила России войну. Прикрываться самозванцами теперь ей было не нужно, началось продвижение польской армии на Москву во главе с королём Сигизмундом III. После очередного военного переворота в стране и свержения неугодного Василия Шуйского бояре выбрали из своего числа семь по их мнению самых достойных и создали правительство - семибоярщину. Своё правление они начали с весьма «патриотического» шага: вопреки национальным интересам страны они избрали на русский престол сына польского короля Владислава!!! Польский королевич старательно готовился к коронации. Вот так раздоры и возня боярских группировок за власть привели страну к Смуте и поставили Россию на грань потери национальной независимости. Многострадальная Россия понесла новые политические и экономические жертвы.
    7. Недовольство нарождающегося сословия дворян своим политическим бесправием усиливало противоречия верхушки общества и показывало неспособность «верхов» управлять страной. Нарождающееся сословие дворян имело поместья, стабильные и крепкие хозяйства, но не имели доступа к власти в государстве военно – феодального характера. Дворянство формировалось в России из военной знати, приближённой к царю. За верную службу царю и Отечеству дворяне получали в качестве вознаграждения отобранные у бояр поместья вместе с крепостными и государственные земли. Но к политической власти доступа не было, дворянство политически было слабым и бесправным. Как говорится: они имели деньги, но не имели власти. Однако к XVII веку дворянство было уже многочисленно и экономически значимо настолько, что начало заявлять о себе и требовать создания своего органа власти, обособленного от традиционной Боярской Думы. Вспомним, что в Европе дворяне в это время уже создавали свои партии, совершали государственные перевороты и участвовали в работе парламента. Желание российских дворян захватить власть в стране было так велико, что они об этом вели тайные переговоры с польскими шляхтичами и всячески способствовали приходу к власти самозванцев Лжедмитрия I и II. В 1610 году дворяне во главе с П. Ляпуновым помогли боярам совершить военный переворот и свергнуть законного царя Василия Шуйского с престола. За якобы сговор со шведами царя обвинили в измене, насильно постригли в монахи и отправили в качестве заложника вместе с его братьями и митрополитом Филаретом (отцом будущего царя Михаила Романова) в Речь Посполитую; замученный пытками, Шуйский умер в польском плену. Правда, к власти дворяне так и не пришли.
    Вывод: таким образом мы видим, не было такого слоя общества, который не участвовал бы в Смуте, абсолютно все слои общества имели те или иные претензии и амбиции и возлагали надежды на самозванцев и иноземцев. Так общими усилиями и привели страну к польско – литовско – шведской интервенции и воцарению иноземцев на русском престоле.
    А были ли патриоты страны?
    Были. Патриотами становились люди из разных сословий. Теперь, когда страна оказалась на грани потери государственности, а все ранее недовольные сословия вдруг столкнулись с варварством «освободителей», с разрушением православных храмов, с насаждением католицизма, уничтожением городов, сёл и деревень, когда было разграблено абсолютно всё, а крестьяне на оккупированных территориях довольствовались в пищу лишь травой и «коровьими лепёшками», - как пишет летописец, тогда произошло разочарование в самозванцах. Когда лживые обещания новоиспечённых царей не были исполнены, а дворяне и казаки не получили обещанных привилегий, когда бояре стали притесняться шляхтичами и потеряли главенствующую роль, когда крепостное право на крестьян продолжало усиливаться, а исконно русские земли передавались польским феодалам, вот только тогда у многих открылись глаза, произошло, так сказать, политическое прозрение.
    Патриотами изначально были жители Смоленска. С первых дней интервенции они добровольно без царских указов и помощи войск обороняли родной город. Так в 1909 году они дали отпор захватчикам и своими силами 20 месяцев сдерживали натиск неприятеля.
    Особую позицию в годы Смуты занимало духовенство, назначение которого молить Всевышнего о прощении грехов и спасении души, учить народ православный смирению и терпению. Но терпение самих священнослужителей закончилось сразу, как только новоиспечённые цари и интервенты стали повсеместно уничтожать и осквернять православные храмы, строить костёлы и насильно насаждать католическую веру. Серьёзное сопротивление завоеватели получили под стенами Троице-Сергиева монастыря. Полтора года героически оборонялись священнослужители, монахи, жители окрестных деревень и сёл, но монастырь так и остался для захватчиков неприступной крепостью. Пленённые поляки с трепетом утверждали, что видели чудное явление: сам преподобный Сергий Радонежский (основатель Лавры) вместе со своим учеником явился в дивном свете, они обошли вокруг монастырских стен, благословляя и духовно укрепляя израненных и голодных защитников русской святыни. Затем, сев верхом на худых лошадок, со словами: « Надо поторопиться на помощь нашим братьям православным!» - удалились. А вскоре русские ополченцы подошли к лавре, в клочья разметав неприятельские войска. Казалось, что все Силы Небесные обрушили свой праведный гнев и разящие мечи на головы захватчиков, прогнав их прочь с земли русской. После снятия осады со святой обители оказалось, что из нескольких сот монахов, мужественно державших оборону, в живых остались лишь трое измождённых, но непобеждённых защитников лавры.
    Сопротивление поработителям оказали монастыри и жители Новгорода, Вологды, Великого Устюга и других городов. В 1610 году патриарх Гермоген, получивший этот сан при воцарении В. Шуйского, открыто стал призывать православных из всех слоёв общества к борьбе против завоевателей. Его клич был услышан по всей России. За что Гермоген был арестован правящей группировкой бояр и отстранён от патриаршества. Оказалось, что русская православная церковь стала той единственной объединительной силой, которая открыто звала народ к сопротивлению. Тогда же началось массовое восстановление церквей и монастырей. Стало ясно, что спасти страну в критический для неё момент может только народ. Власть, которая преследовала свои корыстные цели, была полностью деморализована, она оказалась неспособной к решительным действиям, мало того, всячески сопротивлялась патриотическому движению своего народа. В стране в это время на собранные деньги формировались народные ополчения. Сюда в основном входили служилые люди и добровольцы из разных слоёв общества.
    Первое народное ополчение во главе с дворянином П. Ляпуновым собралось в Рязани и двинулось на Москву, где в это время началось восстание горожан против поляков. Напуганные непредвиденными событиями, бояре распорядились тайно поджечь столицу. Горела «деревянная» Москва: жилые дома, склады, амбары с зерном и продовольствием, храмы. Сгорели лавки с богатыми товарами, гостиные, казённые дворы. Пожар уничтожил улицы на подступах к Китай – городу, годе жили гончары, кожевенники, пушкари, мясники, погибли люди. Материальные потери были огромны.
    Ополченцы с боями шли к стенам Кремля, за которыми всё ещё хозяйничали поляки. В районе Сретенки был ранен участник ополчения князь Дмитрий Пожарский. Однако из-за разношёрстности ополченцев начались раздоры, не было единого плана, да и конечные цели у каждого были разные. П.Ляпунов был убит, ополчение распалось.
    В это время политическое положение России стало критическим: шведы успешно подвигались к Москве, захватывая русские города. После длительной осады польско – литовские войска овладели Смоленском - дорога на Москву была свободна и по ней беспрепятственно двигался с войском гетман Ходкевич. А власти по-прежнему бездействовали. Польский король Сигизмунд III провозгласил себя русским царём и объявил о присоединении России к Речи Посполитой (к Польше).
    Положение казалось безвыходным, если бы не «простой мужик» средней руки достатка, посадский староста Нижнего Новгорода, владевший мясными лавками, Козьма Минин. Он обратился к народу и к русским городам с призывом об объединении и согласии, о созыве второго ополчения, и начал сбор денег и военного имущества. На защиту Святой Руси встали стар и мал. Возглавили ополчение истинные герои - гражданин К.Минин и князь Д.Пожарский.
    С этого момента война приобретает характер Отечественной. Летом 1612 года ополченцы вошли в Москву со стороны Арбатских ворот и соединились с добровольцами из первого ополчения. 22 октября в день обретения Иконы Казанской Богоматери, с которой двигалось ополчение, войска гетмана были разбиты. Почитаемая в России икона объединяла людей, укрепляла силу духа и давала надежду на победу. В начале ноября месяца начались столкновения с засевшим в Кремле польским гарнизоном, который наконец был разбит. Поляки спешно покидали чужую столицу. Москва постепенно очищалась от интервентов. По всей стране началось освободительное движение. Но ещё не раз грозные соседи предпринимали походы на Россию, всякий раз надолго застревая под Смоленском. Так в 1618 польский король Владислав, давно мечтавший о русском троне, всё же дошёл до Арбатских ворот Москвы, но был отбит служилыми и горожанами.
    И только с подписанием кабальных мирных договоров закончилась иностранная интервенция. Так по Столбовскому миру в 1617 году Россия выкупила у Швеции новгородские земли и окончательно отдала земли Прибалтики, а по Деулинскому соглашению в 1618 году героические земли - смоленские и черниговские - перешли к Речи Посполитой. Так закончилась польско-литовско-шведская интервенция. С избранием Земским Собором в 1613 году на престол 16-летнего Михаила Фёдоровича из знатного боярского рода Романовых, сына патриарха Филарета, закончилось Смутное время, в котором участвовали все слои общества. Смута захватила, прежде всего, умы и души людей. Новая династия будет править с 1613 по 1917 г.г и, чтобы не допустить Смуту, придерживаться трёх основ - всемерное укрепление самодержавия как формы политического управления, усиление крепостного права как основы экономики и православия как основы идеологии.
    На средства князя Пожарского на Красной площади будет возведён храм Иконы Казанской Божьей Матери в честь Покровительницы войска русского, в память об освобождении Москвы от интервентов и о великом подвиге русского народа в 1612 году. Через двести лет в 1818 году на народные пожертвования скульптором И.П.Мартосом на Красной площади построят памятник освободителям земли русской гражданину К.Минину и доблестному князю Д.Пожарскому.
    Москва тогда стала центром сплочения русского народа. Здесь начался подвиг русского народа, который, «не щадя живота своего», отстоял территориальную целостность и национальную независимость России.
    Не побоюсь сказать, что патриотический подвиг русского народа 1612 года сродни подвигу советского народа в годы Отечественной войны 1941 – 1945 гг. При этом в советские времена как раз было и единство, и согласие всего народа при крепкой и неограниченной централизованной власти, на том и держалась победа. В то время, как в начале XVII века не было ни единства, ни согласия, ни жёсткой централизации власти. В разрушенной стране тогда царил полный хаос, а политическую обстановку можно охарактеризовать, как «все против всех».
    Видимо, нам надо было тогда, в Отечественную войну 1612 года, пройти через многолетние физические и душевные страдания и скорбь, унижения и разочарования, чтобы потом объединиться и сообща шаг за шагом освободить страну от завоевателей, а прозревшие души свои очистить от скверны, предательства и политической близорукости. И у нас тогда всё получилось: всем миром народ, не взирая на знаки различия и сословия, навалился на врага и защитил веру православную и Отечество. Вся последующая история - подтверждение тому, что, только рассчитывая на свои силы, мы все вместе, сообща с честью можем выдержать тяжёлые испытания, выпадавшие на долю многострадальной России: это Отечественная война с Наполеоном в 1812 году и Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. И так будет всегда, если победит согласие и единство всего народа, крепкая вера и любовь к своей Родине.
    Вот такой у нас теперь праздник – День народного единства. Так заслуживает ли освободительный подвиг русского народа в Отечественной войне 1612 года великой чести быть почитаемым и навечно хранимым в памяти людей? Как жаль, что зачастую настоящие подвиги и истинные герои незаслуженно забыты,- на них короткая память. Теперь есть повод вспомнить.
    Вложения Вложения

  5. #5
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию К 300 – летию основания столицы России в Петербурге

    К 300 – летию основания столицы России в Петербурге


    Этот очерк - одна из страниц русской истории, посвящается году российской государственности, 1150 – летний юбилей которой отмечается в 2012 году.

    Член международного Союза славянских журналистов
    Наталья Морсова,
    фото Сергей Морсов

    В 2012 году отмечается знаменательная в истории российской государственности дата – 300 лет назад в 1712 году столица России из Москвы была перенесена в Петербург. Петербург был основан ещё в 1703 году. Датой рождения считается закладка Петром I на небольшом островке Еннисаари (Заячьем) в устье реки Невы Петропавловской крепости. Назван город в честь апостола Петра. «Прорубив окно в Европу» в войне с королевством Швецией, тем самым получив выход в Балтийское море, Петр I на острове Котлин основывает крепость Кронштадт. У истока Невы из Ладожского озера русские войска овладели городом - ключом Шлиссельбургом (бывший Орешек). Напротив Петропавловской крепости был заложен торговый порт, начал строиться военный флот.
    Петербург тогда представлял собой скромный городок близ Петропавловской крепости в болотистой дельте Невы. Вокруг единственной городской площади находились тогдашний Сенат, Таможня, первая «австерия» (ресторан), рубленый дом самого императора, да на стрелке Васильевского острова крутились три мельницы. А вокруг стоял глухой таёжный лес, в котором и развернулась самая грандиозная стройка начала XVIII века. Влюбившись в эту дикую, первозданную природу, Петр называл ее в письмах и указах «парадизом» - раем. «Парадизом» звало город и преданное царю окружение.
    На самом деле, Пётр рисковал: ведь этот райский уголок на берегу реки Невы был только что отвоеван у шведов. По сути, земля, на которой возводился город - крепость, формально еще принадлежала Швеции. Северная война со Швецией едва успела начаться в 1700 году, впереди будут битва у деревни Лесная, Полтавская битва, много поражений, в той же Прибалтике, не раз из рук в руки будут переходить Ивангород, Капорье, Нарва, берега реки Невы и Балтийского моря. А затем свершатся те самые - победоносные морские сражения русского флота у мыса Гангут в 1714 году и у острова Гренгам в 1720 году в Балтийском море, после которых в 1721 году Швеция признает своё поражение по Ништадтскому договору. Россия получила права на земли южной части Балтики и реку Неву. Таким образом, в 1703 году Петр, как говорится, шел ва-банк, выдвигая столицу как авангард в ещё неоконченной войне.
    Почему в начале XVIII века Россия вынуждена была воевать за прибалтийские земли с могучим королевством Щвеция? Ведь река Нева и прибалтийское земли из покон веков принадлежали Руси и территориально входили в богатое Новгородское княжество. По этим землям когда–то Александр Невский совершал лыжные походы с ватагой дружинников и без труда завоёвывал коренные народы. Здесь свободно торговали русские купцы, совершая дальние походы по речному и морскому торговому пути, называемому «из варяг в греки». Тогда Варяжское – Балтийское и Чёрное моря были в полном распоряжении русских торговцев.
    Причина в том, к 13 веку Киевская Русь развалилась на княжества в результате великокняжеских междоусобных войн и потеряла былую силу. Беззащитностью Руси, её политической и экономической слабостью быстро воспользовались соседи: на Чёрное море «повесила замки» Османская империя, а после развала империи - Турция. На Балтийское море и реку Неву наложило запрет набирающее могущество Шведское королевство. Россия осталась без морей и морских торговых путей. Иван IV Грозный пытался вернуть исконно русские земли на Балтике, 25 лет бился в Ливонской войне, но всё безуспешно. В результате Грозный царь потерял свой авторитет, понёс большие финансовые и людские потери, вверг страну в хаос и в глубочайший экономический кризис. Россия остро нуждалась в морях, но предпринимать попытки сразиться со шведской армией и королевским флотом больше никто не смел и помышлять. И только Пётр I, ввиду своей неопытности, молодости и безграничной энергии взялся за рискованное дело, не имея на то военной подготовки, достаточных денежных средств, регулярной армии и флота. Но, с присущей ему горячностью и настойчивостью, он отчаянно бился на суше и на море. Много проигрывал, страна несла огромные потери. И всё же многотрудная победа была завоёвана! Россия получила во владение земли вокруг реки Невы, Финского залива Балтики, а значит выход в Балтийское море, и, следовательно, к другим морям. С этого момента начинается новая страница русской истории.
    Первое документальное упоминание о новой столице приходится на 1704 год, когда Петр I в письме А. Д. Меншикову с Олонецкой верфи писал: «Мы чаем кончая во втором или третьем числе будущего месяца отсель поехать, и чаем, аще бог изволит, в три дни или четыре быть в столицу (Питербурх)». Никакого указа о перенесении столицы Пётр не издавал, но вся политическая жизнь постепенно концентрировалась здесь в Петербурге. Современный Петру I автор Гавриил Бужинский посвятил Петербургу своё сочинение, названное им так: «Слово, в похвалу Санктпетербурга и его основателя, государя-императора Петра Великого, говоренное и при поднесении его величеству первовырезанного на меди плана и фасада Петербургу». В этом «Слове» Бужинский отмечает, что Петр желает иметь крепость в устье Невы и приступает к ее постройке сразу же после завоевания ее берегов. А кроме того, на Неве он «не токмо крепости, но и самому престолу царскому благорассудии быти угодно». Мечты Петра о будущем величии столицы, которая строилась среди непроходимых таёжных лесов, на мшистых болотах Невы и болотных топях, выразил А.С.Пушкина в поэме «Медный всадник»:
    «На берегу пустынных волн
    Стоял он, дум великих полн,
    И вдаль глядел. Пред ним широко
    Река неслася; бедный чёлн
    По ней стремился одиноко.
    По мшистым, топким берегам
    Чернели избы здесь и там,
    Приют убогого чухонца;
    И лес, неведомый лучам
    В тумане спрятанного солнца,
    Кругом шумел.
    И думал он:
    Отсель грозить мы будем шведу,
    Здесь будет город заложен
    На зло надменному соседу.
    Природой здесь нам суждено
    В Европу прорубить окно,
    Ногою твердой стать при море.
    Сюда по новым им волнам
    Все флаги в гости будут к нам,
    И запируем на просторе».
    По политическим и экономическим соображениям место для строительства города - крепости было выбрано, как нельзя лучше. Окружающие области были заселены русскими, поэтому никто не оказывал сопротивления. Сеть больших рек и малых речушек служила главным средством транспортировки громоздких товаров. Сырье для промышленных предприятий - лес, металл, строительный камень - поступало водным путем и здесь перерабатывалось на только созданных крупных мануфактурах. Глубоководность Невы позволяла крупным кораблям входить в столицу, а также строить в центре города многоступенчатые парусные корабли.
    Но у грандиозных побед была и обратная сторона: по этим же сухопутным и речным дорогам насильственно сгонялись тысячи крепостных крестьян, солдат и всякого нищего люда, которые и стали строителями города. Каторжный ручной труд, полуголодное существование, отсутствие строительной техники, сырой климат, работа по пояс в болотной жиже, а отсюда незаживающие раны и язвы на руках и ногах, простуда, цинга, малярия, холера - уносили жизни устроителей цитадели. Однако история простила Петру пролитую ради величия государства кровь тысяч людей. История простила, но не забыла десятки тысяч безвестных строителей, зарытых в бетонных сваях мостов и гранитных опор домов, замурованных в каменных стенах городских крепостей.
    В 1711 году в Петербург были призваны сенаторы. В том же году переехало персидское посольство, а в 1712 году — посольства Великобритании, Франции, Голландии и Пруссии. И в том же 1712 году царский двор полностью переезжает в новую столицу, а правительственные учреждения - Приказы оставались в Москве. С этого года столицей России официально стал Петербург. Переносом первопрестольной из Москвы Петр пытался изменить некоторые порядки в новом городе, например, отменить дух деспотии, который властвовал в Москве. В частности, он издал указ, по которому под страхом батогов запрещалось народу вставать на колени при виде царской кареты или самого императора верхом на лошади. Правда, ничего не вышло, народ по привычке кидался в ноги. Сначала Петр спешивался, поднимал бестолковый люд с колен, ругался, бил кулаками, а потом махнул рукой.
    Но главное, по замыслу Петра, предполагалось, что со строительством мощной цитадели европейского образца начнётся новый период становления России как крупной мировой державы, а также вхождения России в европейское сообщество, «под стук топора и гром орудий», как писал А.С.Пушкин. Это и обусловило облик нового города, к строительству которого были привлечены лучшие европейские архитекторы. Среди вязких болот должен был вырасти новый Амстердам, - такое задание получил первый архитектор Петербурга швейцарец Доменико Трезин. Все строилось из камня, на века, с размахом, поражающим воображение. На лесных просеках, заливных лугах и осушаемых болотах возводились крепости, Петропавловский собор с золотым шпилем и ангелом, Александро-Невская лавра, на Васильевском острове - Гостиный двор, новое здание Сената и Двенадцати коллегий, а вместе с ними Летний дворец Петра, Летний сад, дворец князя Меншикова, типография, кунсткамера с первой обсерваторией и многое другое.
    Однако будущее показало, что равноправного вхождения России в европейское сообщество не произойдёт. Россию по-прежнему будут считать страной невежественной, немытой и отсталой. (Россию называли немытой потому, что до правления Екатерины Великой в городах не было общественных бань). Все новоявленные «друзья» и союзники предавали Россию в самые трудные для неё периоды затянувшихся на двадцать пять военных лет: Северной войны, Прутского, а затем Каспийского походов. И тогда Пётр понял, что у России друзей нет, а вот завистников много.
    Была и другая причина, по которой Пётр постоянно убегал из нелюбимой Москвы в Петербург. В Москве прошло его детство, полное жестокости и кровопролитий. На глазах трёхлетнего цесаревича происходили кровавые схватки между наёмниками богатейшего, но уже потерявшего неограниченную власть рода Милославских, - родственников первой жены царя Алексея Михайловича, и набирающим силу родом Нарышкиных – второй жены многодетного царя. Пётр был 14 ребёнком Алексея Михайловича Романова.
    Были другие причины нелюбви: здесь в Москве Софья – старшая сестра Петра из рода Милославских не раз поднимала стрелецкие бунты, пытаясь из регентши малолетнего императора превратиться в полновластную царицу. В конце концов, Софью заключили в Новодевичий монастырь, а виселицы со стрельцами поставили напротив окон монастыря.
    Не любил Москву Пётр ещё и потому, что населяли её ненавистные бояре, они не только не помогали, а всячески мешали молодому реформатору в его грандиозных свершениях. Бритьё бороды и остригание длиннополых шуб и рукавов – это было лишь внешнее проявление вражды царя с непокорным, сытым сословием бояр, которые кичились своей знатностью и родовитостью со времён Рюриковичей. Но все преобразования Петра ущемляли интересы бояр, они были направлены на разрушение многовековых, патриархальных традиций русского общества, на ликвидацию Боярской Думы и формирование западноевропейского образа жизни. Потому бояре радения в государственных делах не проявляли и денег царю не давали.
    Только здесь, в Санкт – Петербурге, Пётр чувствовал себя полновластным хозяином. Тут «не путались под ногами и не грызлись» друг с другом бояре и дворянская элита времён Ивана Грозного. Теперь формировалась новая элита общества. Пётр окружил себя верными сподвижниками – молодыми «птенцами», служившими ему верой и правдой. Это было нарождающееся сословие – новые дворяне, которые за службу и воинские доблести получали от царя - реформатора в подарок земельные наделы – поместья. А где их взять? Отнять у ненавистных бояр. В северную столицу съезжались мастеровитые ремесленники, строители и торговый люд – купцы, в товарах которых Пётр сильно нуждался. В это время в новой столице строились мануфактуры – суконная, кожевенная, стекольная, парусная, учреждались школы – мореходная, цифирная, хирургическая. Всё это работало на обеспечение армии и флота и было подчинено одной цели – войне со Швецией, в которой надо было обязательно победить, и укрепиться в Балтийском море.
    Москве отводилась роль духовной опоры, а Петербургу - роль маршальского жезла, величие державы и неприступность грозной крепости. Город становился центром экономической, политической, культурной и общественной жизни.
    Пётр любил хвалиться своими успехами и часто зазывал в Петербург родственников и друзей. Тщедушному старшему брату Ивану V, отказавшемуся в отрочестве по настоянию бояр от царского трона в пользу Петра, прощалась нелюбовь к Петербургу. Болезненный Иван редко наезжал в новую столицу. Но его супруга Прасковья Салтыкова, по её воспоминаниям, обязана была трогаться в нелёгкий путь по первому требованию Петра в любое время года. Тучная женщина тряслась в карете по бездорожью, по рытвинам и ухабам с дочерьми, (а их у неё было пятеро, включая будущую императрицу Анну Иоанновну; и всех пятерых дочерей она отдаст замуж за герцогов в Пруссию и Курляндию). Едва жива, она являлась на Ассамблеи – балы, на фейерверки по случаю воинских побед, на открытие правительственных зданий, храмов, музеев или крепостей. Пётр открыто высказывал радость при виде покорной свояченицы. После таких поездок женщина простужалась от сильных ветров, обильных снегопадов и болотной сырости, а потом долго болела. Салтыкова уважала Петра за волевой характер, за тягу к военному делу и ненасытность в работе, - он был так не похож на её безвольного мужа. Но, в то же время, Прасковья побаивалась вспыльчивого, крутого нрава венценосного родственника, и потому безропотно в любом состоянии здоровья являлась в дождливый и туманный Петербург.
    Ещё некоторое время Петербург будет иметь статус столицы. Пётр не оставил распоряжения о престолонаследнике, и к власти была приведена Екатерина Алексеевна I – вторая супруга Петра (Марта Самуиловна Скавронская, дочь латышского крестьянина. В браке у них родилось одиннадцать детей, но почти все они умерли в раннем детстве. В живых остались только дочери Анна, Елизавета и Наталья). А также начальный период царствования юного Петра II проходил в Петербурге. Пётр II являлся сыном казнённого царевича Алексея, рождённого от первого брака Петра I с Е. Лопухиной. Таким образом, Пётр II приходился внуком Петру Великому.
    Однако новой столицей Санкт – Петербург был недолго, до 1727 года, до тех пор, пока сподвижник Петра - Александр Меншиков, исполнявший тогда обязанности регента при малолетнем государе Петре II, ещё держал страну в «ежовых рукавицах». Однако вскоре он впал в опалу и был сослан в Сибирь. С падением Меньшикова московские бояре, не любившие Петербург, стали вновь набирать силу. Столицей опять стала Москва, якобы для воссоединения царского рода. Дело в том, что в московском Новодевичьем монастыре уже много лет находилась в заточении бабушка малолетнего императора Петра II которую ребёнок никогда не видел, - это Евдокия Лопухина, первая супруга Петра I, единственная прямая родственница молодого царя. В чём же провинилась юная и покорная царская жена? Вина её заключалась лишь в том, что всегда занятый делом и не совсем созревший шестнадцатилетний Пётр не смог полюбить её. Отправили в монастырь Евдокию Лопухину, девушку из знатного боярского рода, по приказу самого же супруга. Этим воссоединением, якобы, объяснялся переезд Петра II и его двора в Москву. Здесь Петра II короновали на царствование в Успенском соборе. Однако, истинная причина переезда была в другом, – московские боярские группировки «разрывали на части» неопытного царя, добиваясь высоких государственных постов и милости монаршей. Раздираемый противоречиями, неискушённый в придворных интригах, юный император предался развлечениям и во время псовой охоты упал, заболел и на пятнадцатом году от роду умер, похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Так Москва в 1728—1730 годах вернула себе статус столицы Российской империи.
    Однако венценосной Москва была недолго. В 1730 году Санкт-Петербург с восшествием на престол курляндской герцогини Анны Иоанновны – дочери Ивана V, родного брата Петра I, вновь становится столицей. В Петербурге в своё время происходило венчание Анны Иоанновны с курляндским герцогом. Не привыкший к большим возлияниям спиртного, к беспрерывному винопитию, по строжайшему велению Петра, и к длительным пиршествам молодой супруг после двух месяцев празднования по дороге домой скончался. Анна Иоанновна в семнадцатилетнем возрасте стала вдовой, едва успев стать женой, и жила в Курляндии в окружении немцев. После неожиданной смерти малолетнего Петра II российский престол опустел. Надо было срочно кем-то его занять. Выбор пал на рано овдовевшую племянницу Петра I, бездетную Анну Иоанновну, которая всегда была далека от политики, и, как утверждали современники, мало образованна и не отличалась большим умом. Это как раз и устраивало и боярскую элиту. Но Анна Иоанновна оказалась хитрее. Под нажимом немецких придворных она захотела править в Санкт - Петербурге. Отстранив бояр, новая царица приблизила к себе фаворита - герцога Курляндского Эрнста Бирона, и наводнила страну немцами. Вместе они вершили судьбы страны - как придётся, не заботясь о процветании Петербурга и всей России, целых десять лет - до самой смерти императрицы в 1740 году. Но Петербург выдержал засилье немщины и «бироновщины».
    Петербург продолжал быть северной столицей и при двухмесячном Иване Антоновиче VI, родившемся у племянницы Анны Иоанновны – Анны Леопольдовны и герцога Брауншвейгского. Грудного ребёнка двух месяцев от роду привезли из Пруссии и объявили императором при регентстве его матери Анны Леопольдовны. Однако после недолгого правления младенца очередной дворцовый переворот приведёт к власти дочь Петра I Елизавету Петровну. Боясь законного соперничества, Елизавета Петровна заключила годовалого императора в Шлиссельбургскую крепость, где он в возрасте 27 лет будет заколот кинжалами не без помощи Екатерины Великой. Больше вопрос о переносе столицы из Петербурга не стоял. Бояре потеряли былую силу, Боярская Дума была ликвидирована ещё при Петре I, а их земли – вотчины насильственно изымались и передавались новым владельцам. Вся власть в стране сконцентрировалась в руках императора, избравшего столицей Великий Петербург.
    В последние годы жизни Елизаветы Петровны из Германии будет привезён 14 – летний Карл Пётр Ульрих – внук Петра I, рождённый от дочери Анны Петровны и герцога Голштинского. Пётра III вскоре женили на Софье Фредерике Цербской – будущей императрице - Екатерине Великой, которую Пётр III так и не смог полюбить, он боялся своей супруги, и не напрасно. При Екатерине II и последующих императорах Романовых северная столица становится крупным европейским центром культуры, просвещения, промышленности и торговли. Россия тогда превратилась в значимое и влиятельное государство, когда, по образному выражению писателя В.Пикуля, «в России едва чихнут, а вся Европа валяется в жесточайшем насморке».
    И будет Петербург столицей государства до 1918 года, когда ввиду начавшейся гражданской войны и иностранной интервенции, которую развязали Германия, Англия и Франция против советской России, нависла угроза потери независимости молодой республики. В отличие от Москвы, расположенной в глубине с её сухими и холодными зимами, Питер был уязвим, так как располагался в непосредственной близости к Балтике. Новая государственная граница с Финляндией, которой только что Россия подарила независимость, проходила теперь всего в 35 км от Петрограда. В Эстонию и Финляндию бежало много белогвардейских офицеров, готовых в любой момент броситься на уничтожение советской власти. Германские войска взяли Псков и подошли к Нарве. Английский флот начал обстреливать столицу. И в марте 1918 года большевистское правительство спешно переезжает в Москву. С тех пор Петербург потерял свой политический статус второй столицы России.
    Ежегодно в мае месяце современный Санкт-Петербург отмечает День города. В 2003 году питерцы пышно отметили 300 – летие со дня его основания. Сейчас бывшая столица готовится к новому 300-летнему юбилею, она вновь превращается в грандиозную стройку, идёт реконструкция старых зданий, мостов и каналов, праздник отметят музеи и театры. Планируется открытие новой резиденции президента России.
    Правда, в ходе распада государства СССР, когда получили политическую самостоятельность республики Эстония, Латвия и Литва, от балтийских берегов у России осталось совсем немного. С Балтикой Россию теперь соединяет лишь узкий Финский залив, берега которого уже не принадлежат России. Теперь это берега Финляндии с правого берега, а с левого –берега Эстонии. За исключением небольшого участка от Петербурга до Выборга. Этот участок был отвоёван у Финляндии в ходе четырёхмесячной советско – финской войны 1939 – 1940 гг. Зажатый со всех сторон торговый и военный Балтийские флоты теперь теснятся у стен Санкт – Петербурга. Это всё, что осталось от былых петровских побед. К счастью, пока ещё есть Калининградский порт (немецкий Кёнигсберг). Надолго ли?
    Петербург, построенный из прочного гранита и мрамора, с присущим ему достоинством, величаво стоит на берегах Невы. Он спокойно переносит политические и исторические коллизии в своей биографии и готов вновь, если понадобится, примерить на себя платье столицы России. Вот только удастся ли нам сохранить то, что имеем, и не потерять легко уязвимую связь с «окном в Европу»? Хватит ли у российских народов и олигархов мудрости укрепить страну, обеспечить целостность государства и спасти его от раздираемых распрей и «цветных» революций? И хватит ли у России политической воли и экономической мощи защитить завоевания Петра?
    Петербург хранит каменное молчание…
    Вложения Вложения

  6. #6
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию

    Хамство, вечно грядущее
    Наталья Морсова, член международного Союза славянских журналистов, член литературного объединения «Свежий взгляд».
    («хам – (презрит.) это отродье, бранное прозвище лакеев, холопов, слуг. Человек, принадлежащий к низшим классам, и потому лишённый всякого человеческого достоинства, грубый, наглый, готовый на подлости. Толковый словарь В.Даля, толковый словарь Ушакова).

    У меня в руках первый выпуск «Антологии критики и литературоведения», изданный «Московским Парнасом» в 2012 году, под названием «Поле битвы – людские сердца». Всё правильно – назначение высокой литературы - «глаголом жги сердца людей» (А.С.Пушкин «Пророк»). Но что – то насторожило в очерке секретаря Союза писателей Москвы, критика и литературоведа Лолы Звонарёвой, названном «Творчество как форма существования». Вот отрывок: «Предсказанный Дмитрием Мережковским грядущий хам пока не ушёл с исторической сцены. Господство в разных областях этих самых хамов и помешало Афанасьеву быть услышанным. Потомственный интеллигент, он считал ниже своего достоинства с ними бороться». (Книга Д. Мережковского «Грядущий хам», на которую ссылается Л. Звонарёва, вышла в свет в 1906 году).
    Так литературный критик отзывается о «господстве» хамов из «низов» - основной и самой многочисленной части российского общества, пришедших к власти в 1917 году и ушедших с политической арены в 1991 году.
    Рассказ идёт об Александре Афанасьеве, родившемся в советское время и расцвет творчества которого приходится так же на советское время. Очерк знакомит читателей с творчеством «не услышанного пророка нашего суетливого времени, философа, культуролога, литературоведа». («Антология критики и литературоведения», стр. 22). Обида на хамов, чиновников, как мы узнаём из очерка, появилась у А. Афанасьева в связи с плагиатом его книги «Лекарство от всех скорбей» или «Опыт омолаживания мозга», которую какой – то «прохиндей» напечатал под своим именем. Автор «не унизился до суда с плагиатором». (там же). В ней А. Афанасьев рассказывал о том, как надо омолаживать людей и продлять их жизнь за счёт стимуляции эндокринной железы. Л. Звонарёва считает, что уникальный «рецепт… не устаревает и … способен помочь в борьбе с широким кругом заболеваний, реально замедлить процесс старения» (там же, стр. 22). Я представляю, какой ужас от этой мысли сейчас испытывают врачи – эндокринологи, здоровые люди и больные гипер - активностью железы. Какое счастье, что метод омоложения, предложенный «пророком» и поддержанный Л. Звонарёвой, не нашёл своего применения, поскольку стимуляция здоровой и гипер – активной железы приводит к её быстрому изнашиванию, истощению и укорачивает жизнь человека.
    Но разговор не о сомнительных методах омоложения, предложенных литератором, тем более, что правда быстро восторжествовала, а совсем о другой области – о хаме, который «не ушёл с исторической сцены» и помешал А. Афанасьеву быть до конца понятым.
    Посмотрим, как Владимир Даль в толковом словаре великорусского языка объясняет слово «хам» - это отродье, бранное прозвище лакеев, холопов, слуг. Приводит поговорки: «Из хама не будет пана», или «По бороде Авраам, а по делам - Хам». Толковый словарь Ушакова даёт такое объяснение: 1. В языке дворян: (презрит.) человек, принадлежащий к низшим классам и лишенный потому всякого человеческого достоинства. 2. (Бран.) - грубый, наглый и невоспитанный человек, готовый на подлости. А. С. Грибоедов называл хамами продажных людей, взяточников, вышедших в знать: «Секретари его все хамы, все продажны, людишки, пишущая тварь, все вышли в знать, все ныне важны». («Горе от ума», монолог Репилова, действие 4). В политическом лексиконе литераторов XIX века - так называли реакционеров, самодуров - крепостников, врагов просвещения. Слово «хам» изначально имеет библейский смысл: один из трёх сыновей Ноя (Иафет, Сим) Хам из–под тишка посмеялся над спящим отцом. Это расценилось как предательство. И он был проклят отцом за непочитание. Ведь сказано: - почитай отца своего, слушай советы матери своей.
    Ясно, что в очерке Л. Звонарёвой речь идёт о советском периоде истории России, когда в стране хозяйничали «хамы», и их «господство помешало А. Афанасьеву быть услышанным». (там же, стр. 22). Однако, «потомственный интеллигент, он считал ниже своего достоинства бороться с ними» (там же). А теперь давайте посмотрим правде в глаза: А. Афанасьев был обласкан властями и чиновниками от образования и культуры, которые издавали его книги, причём бесплатно, по русской, греческой, индийской мифологии, о мифологии катастроф, об иконописи, типологии личности, о любви, очерки о знаменитых писателях и многое другое. О нём написано в «постоянно переиздаваемой» книге «Великие писатели». Похоже, автор очерка себе противоречит: «не услышанный» литератор, философ был как раз услышан, иначе просто не издавался бы. В августе 1991 года А. Афанасьев «отправляясь на защиту Белого дома, беспокоился только об одном – остаться в живых, чтобы дописать последние страницы своей главной книги «Синтаксиса любви…» (там же, стр. 27). Удивительно, как мог философ не разобраться в сущности конфликта? Он, интеллигентный человек, пошёл защищать торгашей, «прохиндеев», новых нуворишей, разбогатевших за короткий горбачёвский период власти, расплодившихся вокруг Ельцина, незаконно получивших государственной важности природные ресурсы, заводы, которые строила вся страна. Боязнь потерять даром полученное и толкнула Ельцина на танк. Однако накормить голодных танкистов не пришло в голову. Солдат - то вызвали, а кухню забыли. Мы с друзьями в это время гуляли в центре столицы, удивляясь скоплению танков, и угощали ребят мороженным, не догадываясь, что те почти двое суток ничего не ели, как вскоре выяснилось. Разрушить высоко индустриальное государство с развитым аграрным сектором оказалось легко, а надо было его только реформировать. Попробуй теперь подняться, не больно – то получается.
    Таким образом, согласно словарям, под хамством понимается низкое происхождение, а значит, низкий уровень культуры, образования, способность к подлости. Из этого следует, что пренебрежительное, бранное слово «хам», оскорбляющее человеческое достоинство самой многочисленной части населения, может позволить себе человек, не уважающий историю своей страны, какой бы она ни была. Это бескультурный, самонадеянный, духовно нищий барин.
    После Октябрьской революции к власти пришли невежественные не по своей воле, от станка и от сохи рабочие и крестьяне, как говорится, «из грязи в князи». А откуда же им быть образованными, если низшие слои общества не допускались к образованию, к дворянской культуре? Простолюдинам доступна была только исконно русская, идущая из глубины веков культура. Однако давайте посмотрим, много ли хамов: лакеев, холопов было в составе довоенного и послевоенного советского правительства? Ни одного! Сплошь образованная интеллигенция из прошлой дореволюционной эпохи. А те самые ненавистные А. Афанасьеву и Л. Звонарёвой хамы самоотверженно воевали, кормили вшей в окопах I мировой войны, - оторванные от земли и труда земледельцы, рабочие, ремесленники. Отправила их на фронт в качестве пушечного мяса царская аристократическая власть, не сумевшая подготовиться к войне. Это они - хамы восстановили экономику России, разрушенную семилетней Первой мировой, гражданской войнами и иностранной интервенцией (1914 – 1921 г.г.) Это они - хамы свернули голову фашизму и подняли экономику страны в небывало короткий срок, заново отстроили разрушенные города, дороги, построили, непомерным трудом, самые крупные в мире гидроэлектростанции, метрополитен, создали новые отрасли промышленности, которых ранее никогда не было в России. Это они подняли уровень культуры, науки в крайне отсталых национальных окраинах до уровня передовых стран, и многое другое. Так что, в советский период хамов по сословным признакам лакеев и холопов в высшей власти и близко не было. Имел место быть Верховный Совет СССР, избранный из передовиков труда: доярок, трактористов, учителей, врачей, юристов, лётчиков, учёных. Но от народного органа власти в стране мало что зависело.
    Если верить Л. Звонарёвой, литератор и пророк А. Афанасьев остался «непонятым» по причине другого хамства - интеллигентного, вполне возможно, «способного на подлости» - (см. словарь Ушакова), стоящего у «руля». Да, в советское время хамства было много, как, впрочем, и до него, и после него, не больше и не меньше.
    Следует различать бытовое хамство и общественное. Примером бытового хамства может служить образ Шарикова в романе М. Булгакова «Собачье сердце», к Полиграфу Полиграфовичу следует причислить и Швондера. Или омерзительный Мерзляков в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы», наслаждающийся унижением барина. Апофеозом хамства можно считать Кирилла Петровича Троекурова – героя повести А.С.Пушкина «Дубровский». Для утехи публики помещик – самодур заталкивал в клетку к голодному медведю своего слугу. А потом три дня того не выпускал, израненного, оборванного, униженного, если несчастный, конечно, оставался в живых. Это ли не барское хамство? А. П. Чехов, А. Н. Островский били наотмашь по хамству, мещанству и пошлости.
    И всё же, не смотря на усилия литераторов, художников – передвижников, русской интеллигенции, просветителей, бытовое хамство, неисчерпаемо. Проходят века, а оно никуда не уходит. Почему же хамство - вечно грядущее? Потому, что совершенных, идеальных, абсолютно образованных, нравственно непорочных людей нет. В этом смысле олигархи и рабы – одинаковы. Хотя у одного золотые цепи на шее и пальцы увешаны перстнями с бриллиантами, а у другого мозолистые руки с грязью под ногтями. Каждый по – своему борется за жизнь, защищает её разными способами. Природа хамства, невежества, мещанства, пошлости – в бескультурье. Однако, высокая культура не всем недоступна, по разным причинам, и прежде всего, материальным. Это в «хамское» - советское время образование было бесплатным, да ещё и качественным. Кружки, студии и спортивные секции, музыкальные школы, музеи и выставочные залы были доступны абсолютно всем детям, и тоже бесплатно. Бытовое хамство менее опасно, чем общественное, скорее, это личная проблема каждого. Задача государства, интеллигенции, школы - позаботиться о том, чтобы его было меньше в нашей жизни. Достичь этого можно повышением культуры всего народа, всеобщим просвещением, повышением духовности, доступностью образования. Культура, просвещение, духовность – это лекарства от хамства, мещанства и пошлости. Приоритетом государственной политики в области морали и нравственности должны стать главные общечеловеческие ценности: красота, мир, добро, любовь, сострадание, милосердие. И только это может спасти человечество от уничтожения самих себя. Теперь - то наши власти опомнились, когда потеряно слишком много - целое поколение молодых людей. Заговорили о воспитании молодёжи, о нравственности, патриотизме. Ну, хоть опомнились, и то ладно.
    Да, советский период истории России был полон противоречий, достижений, ошибок и даже преступлений. А разве они не совершаются аристократической властью, аристократическими чиновниками, как в нашей стране, так и за рубежом. Например, вторгаться в пределы древнейшего на земле государства с многовековой культурой, с глубокими историческими корнями и разрушать их, это не хамство? Более того – это преступление против человечества. Примером тому - Афганистан, Ирак, Египет, Сирия. Или обездоленные протестующие на площадях нашей страны: обманутые дольщики, вкладчики, разорившиеся мелкие и средние предприниматели и миллионы обнищавших за последние двадцать лет граждан, - это ли не показатель антинародной политики образованных, интеллигентных властей современной России?
    Советское время ушло безвозвратно, многие вздохнули облегчённо. Но кто пришёл на смену? Тот же хам, только сытый, теперь он «рулит» страной на разных уровнях. Ещё недавно казалось, что время лакеев и господ миновало, ан, нет. Общественное хамство куда опаснее бытового. К примеру, ожидание в многочисленных очередях у некрасовского «парадного подъезда», когда «прозаседавшиеся» (В. В. Маяковский) чиновники соизволят принять граждан своей страны. Это распущенность, взяточничество, пополнение рядом миллионеров не благодаря своим уникальным способностям, а путём проворачивания афёр и казнокрадства. Это неуважение, пренебрежение чиновников к людям, равнодушие к чужим бедам, к их жизненно важным проблемам, например жилищным, пенсионным, трудовым, нежелание решать эти проблемы, - вот в чём выражается современное общественное хамство. Оно ничем не отличается от всякого другого: советского, постсоветского, зарубежного. Хамство - есть хамство.
    Вряд ли бы сегодня обиженный за «непонятость» «пророк» А. Афанасьев был бы так известен, как тогда, да и печатал бы теперь труды за свой счёт. Многие творческие люди «из низов», возможно, очень одарённые, сегодня тоже хотели бы пробиться на страницы литературных газет, журналов, альманахов, в Союзы писателей. Но только для этого нужны огромные деньги, которых у большинства обнищавших за последние двадцать лет россиян просто нет. Так и остаются «таланты» непонятыми, неузнанными. Видимо, по этим причинам литературные критики раздают растиражированным, а зачастую далёким от высокого мастерства поэтам и писателям такие восхитительные эпитеты, как: «уникальный дар», «высокое мастерство», «виртуозное владение словом», «лучшие образцы современной поэзии» и т. д. При этом редакционные советы пропускают на страницы уважаемых литературных изданий плохо рифмованные: «закат – опять», «твоя – дождя» и др. Неужели в «лучшие образцы» современной поэзии теперь допускается отсутствие рифмы? Вряд ли таким «глаголом» можно жечь сердца людей. И где же хвалёные современные лермонтовы и есенины, толстые и чеховы?
    Современная массовая культура перестала служить общечеловеческим ценностям, теперь она обслуживает бескультурье, человеческие пороки, пошлость, мещанство, бесцельное прозябание. Постоянно пугающие народ концом света СМИ, фильмы ужасов, бесконечные шоу, убогая музыка с корявым текстом, пустые рассказы и стихи ни о чём, некоторые из которых включены в новые школьные учебники, - всё это отвлекает людей от самосозерцания, осмысления своего предназначения в жизни, места в обществе. А более всего сердце разрывается от жалости к детям и подросткам, оторванным от красоты русского языка, от гармонии русской культуры, задвинутой на задворки псевдокультуры.
    Теперь, когда всё стало «можно», если есть деньги, кто поставит заслон хаму у «руля»? - Образованное, политически грамотное, высоко нравственное общество, готовое принимать на себя ответственность за будущее своей страны. Духовная культура созидает духовно активных граждан. Такое общество просто не допустит хамов к управлению страной, регионом, отраслью, школой, творческим союзом. Просвещение народа – это долгий и тернистый путь. Но другого лекарства просто нет.
    Как же получилось, что «низы» смогли «воцариться» в России? Давайте обратимся к Д. Мережковскому и его сборнику очерков «Грядущий хам». Какого хама имел ввиду философ? Ответ понятен: по происхождению, а следовательно лишённого человеческого достоинства и готового к подлости. (см. толовый словарь В. Даля и Ушакова). В 1906 году, когда были написаны очерки, в России бушевала первая русская революция 1905 – 1907 г.г. Поднимались униженные «низы», рождалось самосознание народа. Выдвигались не только экономические требования – земля крестьянам, сокращение рабочего дня на заводах, безопасность труда, но и политические – расширение самоуправления на местах, доступ к Государственной Думе. Власти, не способные организовать достойную жизнь рабочим и крестьянам, бездействовали. Или строили «столыпинские галстуки» - виселицы. Пожалуй, один Столыпин П.А, глава правительства, понял, что надо делать. Он немедленно начал реформы по разгону крестьянской общины и переселению крестьянских семей на окраины России, чтобы погасить начавшуюся революцию и разобщить людей. Именно нарождающейся революцией «низов» и возможной победой отчаявшегося от нищеты Хама был обеспокоен Д. Мережковский. На службу грядущего он хотел поставить интеллигенцию, опирающуюся на православную церковь. Он говорил: «Мироправитель тьмы века сего и есть грядущий на царство мещанин, Грядущий Хам». И считал, что у этого Хама три лица. Первое – это лицо настоящее - самодержавие, огромная пропасть между русским народом – живой плотью, русской интеллигенцией – живого Духа России, и русской церковью – живой души России. Второе – это прошлое, лицо православия, воздающего кесарю Божие, и той церкви, о которой сказал Достоевский, что она «в параличе», пребывающая под каблуком власти и в духовном рабстве, мещанстве. Третье лицо – самое опасное - будущее – идущее снизу - хулиганства, босячества, чёрной сотни, господства мещанства. Чтобы противостоять грядущему Хаму, должно пробудиться религиозно-общественное сознание, когда интеллигенция в союзе с православной церковью станет общественным сознанием России по пути к Христу Грядущему. Он призывал: «С Христом - против рабства, мещанства и грядущего Хама».
    .
    Д. Мережковский предостерегает Россию от надвигающегося мещанства, доходящего до своего худшего проявления- хамства, которое уже поглотило Западную цивилизацию. Западная культура стала обслуживать мещанство, причиной которого – бездуховность. Здесь господствует толпа посредственностей, стёртых личностей, без образования, которых отличает пошлость, суживание ума, энергии. Здесь исключены общечеловеческие ценности, всё сводится к торгашеству и звенящей монете, к благополучию, как в невозмутимом муравейнике. «Вместо скипетра - аршин, вместо Библии - счетная книга, вместо алтаря – прилавок», - говорил Мережковский, вторя Герцену. А ведь это и в самом деле тупиковый вариант развития общества, он ведёт в никуда. Именно так погибла Римская цивилизация, развращённая бездельем, роскошью, равнодушием, бесцельностью жизни, отказом от нравственных ценностей.
    Мережковский предполагает, что возможная социалистическая революция в Европе - это путь к мещанству. Почему? Потому что рабочие и земледельцы совершают её для того, чтобы выбраться из нищеты и варварства и стать такими же мещанами, которых они свергают. Но русская интеллигенция ещё не развращена мещанством, её отличает «сплошная трагедия» и «сплошное неблагополучие». Будущее мира – за Россией, пока есть шанс спасти её от революции. Мережковский предупреждает: «бойтесь - рабства и худшего из всех рабств - мещанства и худшего из всех мещанств - хамства, ибо воцарившийся раб и стал хам, а воцарившийся хам и есть чёрт…- грядущий Князь мира сего, Грядущий Хам».
    Почему же русская интеллигенция не последовала советам Мережковского, не захватила власть и не предотвратила октябрьскую 1917 года революцию? Возможно, в России всё и сложилось бы по английскому сценарию, если бы не господствующая абсолютная монархия. Интеллигенции «позволили» народиться, но она была малочисленна, политически бесправна и не могла принять на себя роль авангарда. Но не только беспочвенность и слабость русской аристократии причиной тому, но и сложившиеся политические и экономические обстоятельств, а именно: кабальная и незавершённая реформа 1861 года по отмене крепостного права, а также столыпинская аграрная реформа разрушили крестьянскую общину, но ничего нового не предложили. Хуторские хозяйства ввиду крайней нищеты крестьян не прижились. Миллионы обездоленных, потерявших землю, двинулись в города и стали люмпен - пролетариями. Именно люмпены в союзе с малоземельным крестьянством и бесправными неквалифицированными рабочими станут солдатами русской армии I мировой войны и определят ход будущей истории. Продолжительная, изнурительная война, в которую ввязался Николай II, привела к полному разрушению российской экономики. Доведённый до отчаяния и крайнего обнищания народ, не искушённый в политике, не знал, куда прибиться. Из всех политических партий, а их в 1917 году было 54, народ выбрал большевиков. Почему? Земля - вот «гвоздь» революции. Из всех партий только одна - большевистская предлагала решить вопрос о земле в пользу крестьянина путём бесплатной раздачи земли по количеству едоков в семье. И только эта партия ставила вопрос о немедленном прекращении изматывающей империалистической войны с кайзеровской Германией на любых условиях. Вот что решило исход революции. Нравится нам большевизм или не нравится, - для истории не имеет никакого значения наше субъективное мнение. Так сложилось. Если бы управление страной аристократической царской властью было чуть - чуть гуманнее и менее хамским, то история России пошла бы совсем иным путём.
    С политической арены теперь ушли хамы из «низов», пришли хамы из «верхов», поскольку хамство – вечно грядущее. Что же изменилось в стране? Разрушается самое главное – духовная основа общества, самобытность, традиции, культура государствообразующего русского народа. Разрушается тот самый краеугольный камень, на котором тысячи лет держится древнейшая на земле славянская народность. Видимо, по мнению некоторых, сейчас наступили лучшие для России времена. И всё же, давайте ещё раз прочтём выделенный выше текст. Вам это ничего не напоминает? А мне кажется, что предостережение Д. Мережковского о западном мещанском обществе, от которого оберегал россиян философ, сейчас сбывается и ускоренными темпами внедряется в демократической России. И не хамство ли это - разгул общественной и личной безответственности, безнравственности, бездуховности, бескультурье, жестокость, цинизм, которые настойчиво прививаются россиянам, особенно молодёжи? Этого может не видеть только оторванный от общества человек. Вот тут – то и вспомнишь тех самых «хамов», при которых якобы «не услышанный» литератор А. Афанасьев совершенно открыто пропагандировал высокую мораль, благородство, духовность, образованность. И ведь ему тогда не мешали, наоборот – помогали. Вряд ли сейчас ему бы так повезло, сегодня - то он точно остался бы «непонятым». Не стал он и пророком. Но, как говаривали наши предки: «Несть пророка в отечестве своем», поскольку своим «пророкам не верят». Или того лучше сказано в Библии: «Истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своём отечестве» - (Евангелие от Луки: 4, 24).
    Привожу отрывок из письма ученицы 10 класса Алёны Демьяновской «Мы - дети Пушкина!». Школьница увидела в разгуле вакханалии в современной России – приход грядущего Хама в виде мелкого беса. Она пишет: «Сбылось пророчество Мережковского! «Грядущий Хам» пришёл в мир! «Мелкий бес» с маленькими жадными глазками и ухмыляющимися устами, впускающими яд в души живые. Это он «убил» Бога и на его место поставил множество маленьких глиняных божков, которым поклонились отравленные души. «Мелкий бес» рассыпается на миллиарды мельчайших составляющих, которые вползают в наши глаза и уши, искажают зрение, оскверняют слух, лукаво нашёптывая, что человек человеку – волк. И вот уже нам внушают, что музыка – не звон православных колоколов, а звон ржавых монет, что гениальное произведение живописи – не «Троица» Рублёва, а «Чёрный квадрат» Малевича. Мы не хотим в дьявольскую чёрную дыру Малевича, в которой исчезает не только искусство, но и всякий проблеск человеческого сознания. Мы – дети святой Руси с её вечной мечтой об устроении Рая на земле. Мы – дети васнецовских богатырей, ощущавших русскую территорию как духовное пастбище своего народа. Мы – дети Пушкина, черпающие из его произведений доблесть и силу богатырскую. И пусть «мелкий бес», оглупляющий и растлевающий, пытающийся превратить землю в великую духовную пустыню, не радуется, ибо не иссякли ещё подземные живые воды человеческого духа. Они непременно вырвутся наружу, зальют выжженную «бесом» равнину и опрокинут измельчённый до пошлости мир».
    Да, таким школьникам не надо прививать патриотизм, они уже «привиты». А коль есть вдумчивая, мыслящая, не развращённая молодёжь, значит, ещё не всё потеряно, - у России есть будущее. Но, чтобы оболваненным россиянам не пришлось доходить до крайности и «опрокидывать измельчённый до пошлости мир», не будем забывать, что все самые лучшие рецепты избавления от хамства, мещанства, пошлости изложены в Библии, как и пути созидания высоко духовного общества, - это библейские заповеди. Исполнять их трудно, но не исполнять – губительно.
    Вложения Вложения

  7. #7
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию

    На концерт Илоны Ананьиной

    МЫ ВЫЗЫВАЕМ ВАС «НА БИС»!

    Название: P1030070 м.jpg
Просмотров: 978

Размер: 107.5 Кб

    (Отзыв членов МССЖ на концерт певицы Илоны Ананьиной,
    который прошёл в Государственной картинной галерее
    народного художника России Ильи Глазунова 23 декабря 2012 года )
    Члены Международного Союза Славянских Журналистов получили к Новому 2013 году праздничный подарок: приглашение на концерт молодой, но уже известной певицы Илоны Ананьиной - замечательной исполнительницы романсов, старинной и духовной музыки, арий из опер и оперетт, камерных произведений французских, немецких, итальянских композиторов, а также музыки современных авторов. Это не первая наша встреча с певицей, и каждая из них всегда радостна и непредсказуема, поскольку репертуар обширен и разнообразен. Певица всякий раз удивляет слушателей новыми гранями своего таланта. В прошлый раз это было исполнение духовной музыки в соборе Петра и Павла. Ранее мы слушали Моцарта, Гайдна, Бетховена. На этот раз - серенады и арии из опер итальянских композиторов. Она владеет несколькими иностранными языками и поэтому, как сейчас принято, все иностранные произведения исполняет на языке автора легко и с прекрасным произношением. Её концерты сопровождает не только фортепьяно, но различные музыкальные коллективы: трио, квартеты, ансамбли, большие оркестры.
    Илона Ананьина высоко профессиональна: она имеет два диплома о высшем музыкальном образовании, закончила аспирантуру при консерватории им. Чайковского, стажировалась в Высшей школе музыки в Париже, а теперь сама преподаёт вокал в Российской Академии музыки им. Гнесиных. Певица много выступает в нашей стране на различных концертных площадках, на фестивалях классической музыки, на радио, а также за рубежом, участвует в международных мастер – классах, является лауреатом престижных международных конкурсов и фестивалей вокального искусства в Японии, Франции, Канаде, Австрии, Италии, Испании, Норвегии и др. странах. Имеет почётные награды: Почётную грамоту Министерства культуры за большой вклад в развитие культуры, серебряную медаль «За заслуги в сохранении русской культуры», почётное звание «Народное достояние».
    При всей обширной концертной деятельности, найти певицу в Москве всё же можно, это может быть выступление в залах Консерватории, Доме музыки, в концертном зале фонда Ирины Архиповой, в музее М. Цветаевой и т.д. На этот раз она познакомила нас с программой «Итальянское каприччио», которая была представлена в Государственной картинной галерее народного художника России Ильи Глазунова. Были исполнены известные и любимые россиянами серенады, народные песни и арии из опер «Тоска», «Травиата», «Чио – чио - сан», а вместе с тенором Сергеем Спиридоновым – великолепные дуэты. Царившее в зале ощущение радости, подпитанное бушующими страстями любовных серенад, перемежались с глубокими душевными переживаниями. Великолепно исполненная ария мадам Баттерфляй была встречена громом аплодисментов ещё и потому, что И. Ананьина является лауреатом одноимённого международного конкурса в Японии. Сердца слушателей взволновало трогательное исполнение произведения Биксио «Мама», это было обращение певицы ко всем матерям и, конечно, к собственной, которая, как всегда, рядом – в первом ряду. И подумалось: «Какая счастливая мама! Какая счастливая дочь! И как много значат семья, родители, которые сумели развить способности ребёнка и дать превосходное образование своей дочери!».
    Невооружённым глазом было видно, что в зале много постоянных поклонников творчества И. Ананьиной. Поэтому на её концертах всегда особо тёплая обстановка: все рады друг другу и новой встрече с высоким искусством. Ожидание чуда, как всегда, оправдывается: концерт проходит на одном дыхании. В зале царит атмосфера единого душевного порыва, лица светятся радостью, много цветов. Видно, что преданные поклонники давно влюблены в своего кумира. Понятно, что за лёгкостью и виртуозностью исполнения кроется огромный труд в оттачивании мастерства, и зрители это ценят. Были в зале и зрители, которые впервые слушали певицу. Рядом со мной послышалось перешёптывание восхищённых слушателей: «Какая талантливая певица, такая молодая и такой мощный голос, какой сочный тембр!». Теперь, пожалуй, и они станут почитателями творчества Илоны Ананьиной.
    Красивая музыка, яркий голос исполнительницы, обстановка сердечности, доверительности, - всё это способно растопить и отогреть озябшие от суеты души, наполнить сердца любовью. И тогда высокие чувства и эмоции, зажатые общественными рамками и жизненными обстоятельствами, высвобождаются, раскрываются. Лучшие образцы музыкальной культуры в хорошем исполнении способны помочь человеку стать чище, благороднее, терпимее. Популярная сегодня агрессивная «попса» «насилует» души людей пошлостью, она оттесняет высоко профессиональную музыку и лучшие образцы мировой культуры на задворки псевдокультуры. Но уставшие от «фанеры» любители настоящего искусства теперь всё чаще тянутся к живому голосу. Известно, что хорошая музыка воспитывает, облагораживает души, она может всколыхнуть в них главные общечеловеческие ценности: добро, любовь, сострадание, милосердие. Не всякая музыка способна раскрыть лучшие стороны души, а только та, которая сама милосердна. Не абстрактная, а сопричастная к судьбам людей, которая не ранит души, а лечит их и очищает от духовной «замшелости». И это спасает человечество от уничтожения самих себя. Высоко профессиональное исполнение музыкальных произведений, словно глоток родниковой воды, наполняет сердца живительной силой. Поэтому любые концерты певицы Илоны Ананьиной - будь это арии из опер, романсы или песни - необычайно полезны. Они развивает музыкальный вкус, учат понимать вокальное искусство, побуждают заинтересованного слушателя познакомиться с крупными произведениями, например с оперой, целиком.
    К счастью, у Илоны Ананьиной нет равнодушия к зрителю. В ней нет напускной театральности, несмотря на десятилетний стаж исполнительской деятельности и, возможно, привычку к успеху. Она, по – прежнему, скромна и искренно радуется каждой встрече со своим зрителем.
    Браво, Илона Ананьина, так держать! Спасибо за праздник! Новых Вам творческих успехов, а нам радостных встреч. Мы вызываем Вас «на бис» в новом 2013 году!
    Члены ССЖ: Наталья Морсова, Мариам Павловская, Алексей Гусев и др.
    Фото Наталья Морсова
    Изображения Изображения      
    Последний раз редактировалось Cliver F; 03.02.2013 в 01:51.

  8. #8
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию Внимание – подросток!

    Внимание – подросток!
    Наталья Морсова, член международного Союза славянских журналистов, член литературного объединения «Свежий взгляд».

    Поберегись! Навстречу одинокому прохожему идёт толпа подростков. Что у них сейчас на уме? Всякий разумный человек подумает, - неизвестно, чем закончится эта встреча? Лучше посторониться или вовремя скрыться.
    Откуда в наших детях такая агрессия? Психологи и педагоги знают, что организм подростка ещё не сформировался, у него не выработана ответственность перед собой и перед обществом. Что с него взять? Хотя не все же подростки склонны к агрессии. И всё же рассмотрим причины повышенной агрессии, в каком возрасте и под влиянием каких факторов их поведением начинает управлять озлобленность и ненависть? И каким образом подростки оказываются мишенью для нечистоплотных манипуляторов?
    В каждом человеке от рождения заложена вселенская мудрость и гармония. Абсолютно каждый ребёнок рождается гармоничным, смелым, уверенным в своих возможностях, не запуганный жизнью. Но постепенно под воздействием взрослых, умудрённых богатым жизненным опытом, а он у всех разный, или под влиянием не всегда благоприятных жизненных обстоятельств гармония физическая и духовная к подростковому возрасту нарушается, организм разбалансируется, возникают проблемы с психикой. (Псюх, в переходе с древнегреческого, – душа) Зачастую ребёнок подвергается непрофессиональному воспитанию со стороны родителей и мало квалифицированных педагогов, воздействию улицы, СМИ. Своё разрушительное действие несут безвкусные фильмы ужасов, безнравственные мультфильмы и жестокие компьютерные игры, в которых ребёнок попадает в нереальный мир фантазий и агрессии. Несведущие родители довольны, что их дитя не болтается по подворотням, а сидит дома в окружении семьи. Но результаты бывают плачевные: развиваются неврозы, шизофрения, компьютерная зависимость. К своему взрослому состоянию такие дети постепенно превращается в лоскутное одеяло, составленное из обрывков мыслей и кусочков противоречивых чувств. Эти люди становятся не здоровой, не зрелой, легко управляемой толпой.

    Как ведёт себя подросток в толпе?

    Разношёрстное человеческое стадо, и, прежде всего подростки, становится прекрасным пластилиновым материалом, помогающим большинству политиков осуществлять свои амбиции. Оказавшись в толпе, недолюбленный с детства человек с изуродованной психикой выплёскивает весь негатив, скопившийся годами. Это может быть отсутствие понимания в семье, неудачная первая любовь или потеря работы, кто-то страдает от семейных неурядиц, когда семья превращается в поле битвы между родственниками, или вечная нехватка денег, неустроенность жизни. И тогда не заслуженные и не прощённые обиды, индивидуальный гнев каждого в отдельности сливаются в единый мощный поток негативной, отрицательной энергии, всё разрушающей «до основания, а затем…» В толпе в момент воздействия коллективного разума забываются детские и юношеские увлечения, счастливо прожитые годы, минуты радости и удовлетворение от жизни. В толпе всё личное и радостное мгновенно забывается. Подобное, как известно, притягивает подобное. И вот уже тысячи подобных людей сливаются в мощный, ревущий поток. Взгляд ожесточается, если их призывают к борьбе и жестокости. Человек бессознательно становится агрессивным. От страха и неуверенности не остаётся и следа. В сознательно управляемой кем-то толпе каждый ощущает плечо единомышленника, забывая о своей личности, индивидуальности, неповторимости. Ведь у толпы нет истины, в ней есть коллективный разум.
    Стадный менталитет заключён в неуправляемости, в необузданности толпы. Не зря для разгона толпы в ряде стран применяются перцовые пули и водомёты. Иначе просто не справиться с разбушевавшимися людьми. Концепцией стадного общества давно занимаются политики, психиатры, психологи разных стран мира. Разработано множество методик управления стадным подсознанием. Известно, например, что многократно повторяющиеся боевые речёвки или брошенный в толпу девиз «сила за нами» способствуют сплочению массы, и все индивидуальные особенности личности в этот момент пропадает вовсе. В состоянии психики, когда толпа подменяет индивидуальные личностные особенности коллективным разумом, тогда и совершаются насилие, поджоги, массовые драки, погромы, проявляется жёсткость, доходящая до жестокости.
    Один человек, в общем-то, слаб и бессилен. Даже животное, птица или рыба, в отличие от человека, лучше приспособлено к выживанию, благодаря отличному зрению, слуху, обонянию, скорости движения или большой силе. Однако человек, как вид, выжил лишь благодаря своему разуму, мышлению. Но когда сознание, мышление изменено, то наружу выбрасывается необузданная ярость, возбуждение, неподконтрольное поведение. Толпа превращается в неуправляемое стадо. Она изолируется от общества, не слышит призывы собственного сознания, как и никто не слышит друг друга внутри этой массы. Агрессивный коллективизм даёт ложное ощущение собственной защищённости и независимости. Алкоголь и наркотики добавляют агрессии, поскольку они подавляют центры головного мозга, отвечающего за контроль своего поведения. Насилие становится просто развлечением.
    Манипуляторы разных мастей этим и пользуются: с помощью запахов в сочетании с цветом, определённой мимикой и жестами, призывными выкриками, боевым кличем, - они ведь этому обучались. Многократно повторяющаяся с трибуны ложь подавляет индивидуальный разум и контроль над происходящим. В таком состоянии толпа всё воспринимает за чистую монету. Психологи утверждают, что 70 % людей легко внушаемы, и, естественно, большую их часть составляют подростки. А в сочетании с энергетическими напитками, которые бесконтрольно продаются подросткам, а то и раздаются на митингах и сходках, у человека с неокрепшей психикой возникает изменённое сознание. Он вдруг на пустом месте начинает ощущать своё могущество и безмерную силу, которую надо обязательно тут же реализовать, применить против слабого, унизить его. Оказавшись в сплочённой толпе, они начинает ощущать коллективную силу единомышленников. Подростки, не сформировавшиеся физически и психически, в отличие от взрослых, не чувствуют в своих поступках опасности ни для себя, ни для окружающих. Всё больше отдаляясь от общества, не устойчивые личности уходят в банды и секты, которые заменяют семью и истинных друзей, а товарищи по шайке становятся близкими родственниками.
    Зачастую революционеры, стратеги, политики, свободные от самоконтроля, едва успев занять важный пост, начинают реформировать общество. Они не стремятся исправлять собственные ошибки, а ловко манипулируют огромными массами людей. В политике нет морали, а есть только коллективная целеустремлённость. Политики, лидеры желают изменить других, чтобы превратить их в послушное стадо и повести его за собой. Однако никто из лидеров не собирается меняться сам. И всё же, им следует помнить о том, что прежде, чем изменить кого-то, надо начать с себя. Может быть, тогда отпадёт охота бесконечно ломать психику людей и коренные устои общества?

    Каковы причины повышенной агрессивности подростков?

    «Лучше стать храмом для ангелов, чем обителью для дураков», - пишет индийский мудрец Ошо. Лучше и не скажешь! Мудрый человек осознаёт свои недостатки: невежество, нехватку знаний, леность, неумение, нежелание знать. Но мудрецов среди нас немного. Взрослый человек чаще всего отгораживается от мира: - « Я всё знаю! Мне ничего не надо. Не трогайте меня. Не буду. Не хочу. Нет». Слово «Нет» мы произносим постоянно, полагая, что каждый из нас – и есть та истина в последней инстанции. Поэтому взрослые негативно и болезненно реагируют на замечания, которые, собственно, им и не нужны ввиду своей самовлюблённости, тем самым отворачиваясь от познания себя и окружающего мира. На самом деле у познания нет конца, оно бесконечно. Может быть, всё же начнём говорить «Да»? Хотя бы ради своих детей. И станем благодарить всякого, кто указывает нам на ошибки. Даже враги наши становятся друзьями, ведь кто, кроме них, скажет в глаза правду? Умение прислушиваться к мудростям мира нисколько не унижает личность, а наоборот делает её свободной.
    В отличие от большинства взрослых, дети же наоборот - желают знать всё. Почему они обучаются быстрее, чем взрослые? Ведь, известно, что за первые десять лет ребёнок узнаёт 90% информации о мире. Да потому, что дети готовы к познанию, они хотят много знать, им абсолютно всё интересно. А раз интересно, значит, всё запоминается быстро и легко. Когда указывают на ошибки, дети готовы исправиться, чтобы стать лучше, чтобы не огорчать любимых родителей, бабушку с дедушкой, они очень хотят вырасти хорошими людьми. Но только в раннем детстве. Потом наступает момент, когда многие подростки лучше себя чувствуют в толпе, чем в собственной семье? В чём же дело? - Ответ очевиден: семья, зачастую, превращается в полигон для испытания чувств и физических сил. Постоянная занятость взрослых, неумение объяснить детям их ошибки и разрешить их проблемы, разводы и распри родителей, разобщённость в семье, неуважение друг к другу, постоянные скандалы в присутствии ребёнка и выяснение отношений «кто больше прав», втягивание детей в свои конфликты, - всё это разрывают неокрепшую душу на части и отдаляет подростка от семьи, а у родителей отнимает всё свободное время. Может быть его лучше направить на детей? Но чем же виноват ребёнок в семейных неурядицах? Ничем. Ведь он одинаково искренне любит обоих родителей. Недостаток внимания, должной заботы и уважения к ребёнку толкают несформировавшегося человечка на поиски поддержки в другом месте. Этим местом и становятся подворотни и различные подростковые объединения. Здесь они чувствуют свою безнаказанность. Хотя дома эти же дети вполне могут казаться адекватными, спокойными и благовоспитанными. Родители порой даже не замечают, что ребёнок уже давно попал в беду, из которой всегда тяжёлый и болезненный выход. Зачастую, у взрослых не хватает времени и желания выслушать робкие детские призывы о помощи. У детей достаточно много своих проблем, им многое ещё непонятно в жизни. Однако родители не всегда прислушиваются и не всегда замечают изменения в поведении ребёнка, не понимают его затруднений, а чаще всего, ребёнка просто не воспринимают всерьёз. К тому же, нередко встречаются издевательства и унижения в семье или в школе. И тогда в душе маленького человечка, не обученного любить, воспитанного на не согласованных действиях взрослых, на окриках и приказах, на подзатыльниках и оплеухах, а не на просьбах, рождается и разгорается всё больше незаслуженная обида. Непогашенная обида рождает злобу, гнев, а за ними следует ярость по любому поводу и без повода. Именно такие подростки попадают в неформальные объединения и в неблаговидные компании, - ведь здесь все такие же, как и он – не понятые и озлобленные.
    Потерять от рождения заложенное природой легко, а обрести вновь – сложно, на это потребуется много времени и сил. Подросток, в котором не сформировалась внутренняя гармония и нравственный стержень, чаще всего попадает под влияние более сильных личностей или толпы, растворяется в ней, добровольно отдаёт себя во власть лидера, растрачивает бессмысленно свою жизненную силу, и всё впустую, всё против себя. Это, в свою очередь, приводит к снижению собственной самооценки, к повышенной самокритичности. А всё вместе это отнимает силы и ослабляет иммунитет.
    Позднее, став взрослыми, недолюбленные и обиженные детством, они легко попадаются на удочку провокаций. Обездоленным вниманием детям в будущем трудно найти себе место в социуме, занять достойное положение в обществе, самореализоваться. Они не готовы взять на себя ответственность за себя, за будущую семью, за рождение здоровых детей и их дальнейшее воспитание. Именно такие люди и совершают чаще всего тяжкие преступления. И на такой сомнительный электорат опираются неразборчивые лидеры. Вспомним из нашей истории Октябрьский переворот 1917 года. Многочисленные революционные партии нашли для себя опору не только среди российских рабочих и сельских тружеников, а в основном среди люмпен - пролетариев, оказавшихся выброшенными за борт жизни, обнищавших и опустившихся на «дно», которым уже нечего терять. И не всегда по своей вине люмпены опустились на «дно». В большинстве случаев – это результат безграмотной политики, незавершённости государственных реформ, проводимых тогда царём и правительством по отмене крепостного права, «столыпинских» и других преобразований. И в настоящее время ошибочные законы и указы ударяют, прежде всего, по старикам и детям, социально незащищённым слоям общества, а таких в России и по сей день большинство, несмотря на «громадьё» реформ. В такой социально незащищённой среде и рождаются агрессивно настроенные подростки, которыми умело манипулируют.
    Что нужно делать, оказавшись случайно застигнутым агрессивной толпой разъярённых подростков?

    Надо успеть от неё абстрагироваться, пока необузданная масса не проглотила. Быстро оценить ситуацию и спросить себя: это угрожает моей жизни? Если «да», - то, не паникуя, сразу начинать искать выход. Не закрывать глаза, а с самого начала не поддаваться страху, пока он ещё не овладел полностью. Иногда полезно разозлиться, - злость вытесняет страх. Если ответ «нет», не угрожает моей жизни, - то, оттеснившись к самому краю толпы, отвлекать своё внимание на рядом стоящие и отдалённые предметы, искать глазами прохожих, стараться быть ближе к строениям, чтобы незаметно за ними скрыться. Чтобы включить в работу ошеломлённое сознание, начать глубоко дышать, не делать резких движений, выиграть время для осознания обстановки.

    Как сформировать гармоничную личность, чтобы не стать игрушкой в чужих руках?

    1. Чтобы не стать игрушкой в чужих руках, родители должны ещё с пелёнок позаботиться о формировании гармонии, уравновешенности в душе ребёнка, именно это и станет в будущем основой, фундаментом взаимоотношений человека с окружающим миром.
    2. Избегать насилия и жестокости в семье. 3. Любить. Обласканный в семье любовью и вниманием, ребёнок наполняется чувством собственного достоинства. Такой ребёнок всегда готов поделиться любовью и уважением с родственниками, товарищами, воспитателя или учителями. Значит, конфликтов и проблем у него будет меньше. Ведь на добро реагируют все. 4. Взаимопонимание в семье и в школе – залог успеха. Слёзы ребёнка, когда кто-то отнял куклу, сломал любимую машинку, осмеял или незаслуженно обидел – не могут оставаться незамеченными, эти ситуации должны быть разобраны и объяснены. Только взаимопонимание между всеми членами семьи, между педагогами и школьниками даёт возможность найти рычаги воздействия на ребёнка, спасти его от беды. 5. Хорошая семья – это защитный панцирь, ведь здесь всегда есть, кому защитить, понять, поддержать, научить. 6. Большая роль в поддержке семьи отводится государству, которое открывает возможности для повышения материального благосостояния людей, расширяет возможности семьи в воспитании и развитии ребёнка. Ведь только благополучная семья поможет ребёнку обнаружить, а затем и развить его творческие способности на стадионах, в кружках, секциях и в творческих объединениях, которые, к сожалению, теперь дорогостоящие.
    7. Повышение качества жизни детей даёт возможность вырастить достойное поколение молодых людей, не запуганных и растерянных, а талантливых и смелых организаторов, новаторов и специалистов, так необходимых стране. 8. Должны быть доступными услуги семейного и подросткового психолога, который во время обнаружит проблему. Ведь именно с психологами дети куда откровеннее, чем с собственными родителями. 9. Государство должно позаботиться о доступности среднего или высшего образование для молодёжи. Ведь образованный человек, обладающий развитой логикой и мышлением, приобретает умение учиться и усердно трудиться, разумно распоряжаться своей жизнью. 10. Обучать в обязательном порядке молодых родителей навыкам поведения с детьми, научить их не только слушать, но и слышать детей и друг друга в семье. Учить их строить семейные отношения. Быть родителями – это очень непростое дело. Небольшие перекосы воспитания в детстве оборачиваются в будущем очень большими комплексами судьбы. 11. Приучать детей к труду, ведь труд ещё никого не испортил, наоборот. Труд, приносящий удовлетворение, приучает человека к ответственному отношению к делу, целеустремлённости, умению самореализовываться, логически мыслить, достигать поставленных задач. 12. Не следует проводить время в кем-то организованной толпе, лучше занять его самообразованием.

    Как воспитать в ребёнке свободную, самодостаточную личность?

    Каждый человек должен научиться ощущать себя свободным и научить этому своих детей. Однако следует понимать, что свобода – это осознанная необходимость. При этом свобода подразумевает и пребывание в одиночестве. Надо находить время для одиночества, чтобы поразмыслить над своей жизнью и прожитым днём, чтобы понять себя и осознать окружающий мир. Не скучать в одиночестве, а искать радость в общении с собой истинным, настоящим, с Богом, с миром. Однако мы страшно боимся одиночества и уходим от него. Каждую свободную минуту заполняем разговорами с друзьями, телевизором, компьютером, болтовнёй по телефону - это помогает нам не быть один–на–один с собой. А ведь подлинная свобода подразумевает возможность оставаться самим собой, со своими взглядами и мыслями в любой ситуации. Свобода способствует росту духовности, то есть, видению себя, своего внутреннего и внешнего мира, умению объективно оценивать свои достоинства и недостатки, исправлять их. Дети, осознающие свою самодостаточность, никогда не станут послушным орудием в руках манипуляторов.
    Многие люди зачастую не понимают, что всё созданное Богом, природой, Вселенной, (называй, как хочешь), в том числе и человек, - совершенно. Поняв это, перестаёшь сравнивать себя с другими, завидовать им, стремиться быть похожими на других и жить, как они, подражать лидерам, кумирам и кулаками доказывать свою правоту. Не лучше ли увидеть свою уникальность и поработать над своим образованием и совершенствованием, заняться самопознанием и познанием окружающего мира? Тогда и с детьми будет меньше проблем.

  9. #9
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,181

    По умолчанию В единстве власти, народа и армии - сила России

    Название: 28.jpg
Просмотров: 848

Размер: 99.2 Кб
    В единстве власти, народа и армии - сила России


    Наталья Морсова
    член международного союза славянских журналистов

    День создания РККА 23 февраля стал днём защитника Отечества - общим праздником всех военнослужащих, всего народа. Со временем стёрлась историческая суть события и особенность, в которой рождалась РККА. А было это так:

    В каких исторических условиях формировалась РККА?
    Рождалась она в самый критический период истории России, в условиях первой мировой войны (1914 – 1918 г.г.), которая длилась уже пятый год, когда немецкие войска приближались к Петрограду, и когда нависла угроза потери национальной независимости России. Однако царская Россия, плохо подготовленная к длительной войне, не задумывалась о бессмысленности своего участия в войне. Страны «Антанты», решая свои территориальные претензии, втянули Россию в кровопролитие и всю ношу войны взвалили на её плечи. В результате страна пришла к полному обнищанию, разрушению экономики и назреванию революционной ситуации. Политическая ситуация в России стремительно менялась. Царь Николай II, которому присягала армия на верность Отечеству, отрёкся от престола, затем Февральская буржуазная революция, и следом - власть большевиков. После победы Советов в октябре 1917 года иностранные государства, а именно: страны Тройственного союза и наши недавние союзники по Антанте с большим рвением двинулись к столице России, чтобы ликвидировать опасный политический режим - власть народа. Русская армия, присягавшая на верность царю и Отечеству, уставшая и деморализованная, оставалась на фронтах империалистической войны и терпела одно поражение за другим. В армии царила неразбериха: офицеры бездействовали: кого защищать? Большевиков? Власть голытьбы и холопов? Солдаты братались с неприятелем, отказывались выполнять приказы офицеров, дезертирство, анархия, - всё это привело к полному разложению армии. Она была не пригодна для серьёзных военных операций. Нужна была другая армия, которая осознанно и добровольно встанет на защиту Отечества. И это будет рабочее – крестьянская красная армия (РККА).
    В программе большевиков ещё задолго до революции предполагалось, что регулярную армию заменит всеобщее вооружение народа на добровольных началах, когда каждый гражданин сознательно пойдёт защищать своё Отечество. Приказ № 1 Петроградского Совета Рабочих и Солдатских депутатов в марте 1917 года подвёл историческую черту под русской армией.
    Зародышем новых вооруженных сил первоначально стали отряды Красной гвардии и революционно настроенные части старой армии. 15 (28) января 1918 года был опубликован декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О Рабоче - Крестьянской Красной Армии». А 29 января (11 февраля) - декрет о создании рабочее - крестьянского Красного Флота (РККФ). Однако исторические события развивались так молниеносно, что стало ясно: солдаты – (крестьяне, одетые в солдатские шинели), уставшие от кровопролитной мировой войны, вряд ли быстро разберутся, какое Отечество защищать и от кого. В стране в это время формировались политические группировки и партии, и тоже под лозунгами защиты Отечества. Новая политическая обстановка заставила большевиков по-новому взглянуть на проблему формирования армии. Разгоравшаяся гражданская война и начавшаяся иностранная интервенция потребовали отказаться от добровольческого принципа комплектования армии и перейти к всеобщей мобилизации. О чём 12 июня 1918 года СНК издал соответствующий декрет. Мобилизованы были не только рабочие и крестьяне, но и офицеры - патриоты, которые оказывали содействие в создании народной армии, в планировании и руководстве военными операциями и, следовательно, способствовали победе над белогвардейцами и интервентами. К концу апреля 1918 года в Красной армии было 196 тысяч человек, а к осени 1920-го – 5, 5 млн. человек. РККА стала действительно национальной русской армией.

    РККА в годы Первой мировой войны.
    Понятно, что день 23 февраля – это условная дата создания армии. Поскольку на фронтах империалистической войны события 23 февраля были как раз не самыми лучшими. Советское правительство сумело договориться с кайзеровской Германией о прекращении военных действий на время мирных переговоров в Брест – Литовске. Делегацию возглавлял Лев (Бронштейн) Троцкий. Его задачей было затягивать переговоры, для того, чтобы быстрыми темпами успеть провести мобилизацию в армию. Троцкий выполнил распоряжение Ленина, но слишком долго торговался об условиях мира. В итоге он заявил немецкому командованию о прекращении военных действий без всяких условий: «Ни войны, ни мир, а армию мы распустим». С тем и вернулся домой. Разочарованный генерал Рихард Кюльман счёл, что не подписание Россией мирного договора автоматически влечёт за собой прекращение перемирия. И18 февраля 1918 года Германия и Австро-Венгрия начали наступление по всему Восточному (русскому) фронту. Военная защита Отечества стала первостепенной задачей. В этот же день на заседании ЦК партии после острой борьбы с «левыми коммунистами» большинство высказалось за немедленное подписание мира. 21 февраля 1918 года было опубликовано воззвание Совета Народных Комиссаров «Социалистическое Отечество в опасности» и «Воззвание военного главнокомандующего» Крыленко со словами «Все к оружию! Все на защиту революции». Развернулась мобилизация сил на борьбу с неприятелем: на фабриках и заводах, в кадетском корпусе и в бывшей школе прапорщиков проводилась запись добровольцев в Красную Армию, создавались первые красноармейские отряды. В 20-х числах февраля 1918 года начались бои на псковско-нарвской оборонительной линии. РККА получила первое боевое крещение. Некоторые части императорской армии заявили о добровольном вступлении в новую армию. Однако плохо подготовленные новобранцы только что сформированной армии, при отсутствии достойных командиров, не могли не только разгромить, но и задержать наступление противника. Защищались мужественно, многие полегли, остальные отступили к Гатчине. 23 февраля союзнические войска вошли в Псков, а 4 марта – в Нарву. Нависла угроза над Петроградом. О состоянии частей русской армии писал участник тех событий, начальник штаба 12-й армии генерал Посохов: «Армии не стало – есть огромная, усталая, плохо одетая, озлобленная толпа людей, объединенная жаждой мира… и всеобщим раздражением. Достаточно незначительных неприятельских сил, чтобы эта масса людей ринулась в тыл, все сокрушая, поедая и уничтожая на своем пути». Стало ясно: такая армия не способна выполнить поставленную задачу.
    23 февраля Петроград получил радиограмму с новым, еще более жестоким германским ультиматумом, по которому Россия в течение 48 часов должна была согласиться на «пахабный», как говорил Ленин, мир. Встал вопрос о немедленном заключении мира на любых условиях. В ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК РСФСР после долгих прений согласились на кабальные условия, и 25 февраля делегация во главе с Г. В. Чичериным выехала в Брест – Литовск для подписания мирного договора. А советское правительство, ввиду чрезвычайной ситуации, стало готовиться в переезду из Петрограда в Москву. Таким образом из войны была выведена Германия и её союзники. Но оставались ещё войска стран Антанты. Согласно крайне невыгодным условиям Брестского мира, подписанного 3 апреля 1918 года, от России отторгались в пользу Германии исконно русские земли: вся Украина, всю Белоруссия, Прибалтика, Бессарабия, в то время, как на первичных переговорах речь шла о половине указанных территорий. На Кавказе в пользу Турции отходили Карс, Ардаган и Батум. Советское правительство обязывалось вывести свои войска из Украины и выплатить 3 миллиарда рублей репараций. Это была геополитическая и экономическая катастрофа. Но большевики не зря готовили мировую революцию. Ситуацию спасла Ноябрьская 1918 года революция в Германии, которая уничтожила кайзеровскую империю («Второй Рейх») и создала буржуазную республику. Это позволило Советской России разорвать в одностороннем порядке Брестский договор и вернуть большую часть территорий. Немецкие войска ушли из Украины, Латвии, Литвы, Эстонии и Белоруссии.
    19 февраля 1919 года заместитель председателя РВСР Э. Склянский подписал директиву, в которой говорилось, что день празднования годовщины сформирования Красной Армии устанавливается 23 февраля. С тех пор эта дата и стала традиционной.

    Почему РККА одержала победу в годы гражданской войны и интервенции стран «Антанты»?
    В то время, как «Белая» армия опиралась на поддержку запада, на страны Антанты, Красная Армия опиралась на свой народ, на свою Советскую власть.
    Гражданская война в Советской России велась между партией большевиков и остатками предыдущего политического строя: сторонниками Февральской революции и Учредительного собрания вместе с отдельными группами стойких монархистов. Начало гражданской войны и иностранной интервенции приходится на конец 1917 – начало 1918 года, когда англо-франко-американские войска высадились в Мурманске, а японские – во Владивостоке. И это в условиях продолжавшейся мировой войны! Положение было крайне критичным.
    «Белые» армии получали оружие и продовольствие из стран «Антанты», которые сосредоточили свои войска по окраинам бывшей Российской империи и успешно продвигались вглубь страны. В июне 1918 года произошёл так называемый мятеж шестидесятитысячного чехословацкого корпуса пленных, которые разоружили красноармейских конвоиров и, поддержанные кулачеством и отрядами контрреволюционеров, подняли мятежи на Урале, в Сибири и на Дальнем востоке. С этого момента началась полномасштабная гражданская война. Белогвардейские правительства возникли в Сибири и на юге России. РККА защищала Отечество, зажатое плотным кольцом фронтов. Войска адмирала А. В. Колчака развернули наступление к Волге, на Симбирск, Самару, Туркестан. На Петроград вёл войска генерал Н. Н. Юденич. На Москву через Курск и Орёл наступали войска А. И. Деникина. Как и много раз в русской истории, сложилась обстановка, когда судьба Отечества оказались в руках его вооруженных сил. По словам Ленина, «весь вопрос социалистической революции свелся к вопросу военному».
    И всё же, несмотря на размах внешних и внутренних угроз, удалось одержать решающие победы над объединенными силами контрреволюции. Было отражено нападение на Советскую Россию со стороны Польши. В Крыму разгромили войска генерала П.Н.Врангеля. Удалось подавить антибольшевистские восстания в Кронштадте, на Тамбовщине, Украине, Сибири и на Дальнем Востоке.
    Чем объяснить победу полуголодной, плохо одетой Красной Армии над сытым и хорошо вооружённым противником? Поддержкой всего народа. Красная Армия защищала осуществившуюся в октябре 1917 года многовековую мечту: земля – крестьянам, заводы – рабочим, власть – народу. Единство власти, народа и армии, общность интересов и задач – вот что решило исход военных действий.
    Победа Красной армии, организованной вождями большевиков, – Лениным и Троцким, предопределило судьбу России на следующие 70 лет. В 20-е годы границы первого в истории государства рабочих и крестьян стали расширяться. СССР стал наследником государства в границах бывшей Российской империи.
    В годы Советской власти праздник отмечался как День Советской Армии и Военно-Морского Флота. В память о первых боях Красной Армии в 1918 году на окраине Пскова был построен 47-метровый обелиск в форме штыка. Автор горельефа - советский скульптор - монументалист Г. И. Мотовилов образно показал боевой путь Советской Армии от её зарождения до парада на Красной площади в Москве в честь Великой победы советского народа над фашизмом.
    Красная Армия формировалась на стыке исторических эпох, в трудных условиях, когда было много непонятного, противоречивого, в окружении вражеских фронтов. Чего не скажешь об армии времён Великой Отечественной войны. После двух гигантских войн, империалистической и Гражданской, (1914 – 1920 г.г.) советский народ с энтузиазмом, с полной самоотдачей восстанавливал разрушенное войнами хозяйство, и за 20 лет экономика достигла уровня показательного, самого высокого в истории России - 1913 года. К началу Великой Отечественной войны СССР превратился в высоко индустриальную державу. В борьбе за светлое будущее народ стал социально, морально и политически сплочённым. Благодаря сплочённости и единству служение в вооружённых силах стало почётной обязанностью советских людей, армия была достойной частью своего народа. На единстве власти, народа и армии была построена великая победа в 1945 году.

    Роль вооружённых сил в условиях глобализации и однополярности мира
    За последние двадцать лет в современной России не было ни одной крупномасштабной войны, однако вместо научно – технического роста и экономического подъёма Россия всё больше сдаёт свои позиции, превращаясь в одно из экономически отсталых государств с низким прожиточным уровнем населения. Этим непременно воспользуются высоко индустриальные страны и военные блоки на пути к глобализации и однополярности мира.
    Времена меняются, а задача защиты Отечества остаётся незыблемой. Возникают новые виды внешней угрозы, противодействуют которым новые органы: по охране правопорядка и борьбе с преступностью, таможня, прокуратура, внутренние и пограничные войска, специальные службы по обеспечению государственной безопасности по борьбе со шпионажем, терроризмом, политическим и религиозным экстремизмом. Созданы органы внешней разведки. Особую опасность представляют сетевые и финансовые войны они порождают размывание суверенитета государства изнутри. Делается ставка на долларовых миллиардеров, капиталы которых работают на западных рынках, развивают западную экономику и обороноспособность, (их головокружительный рост в России достиг 131 человека, из них 11 - пополнили ряды богатейших людей мира только за один 2012 год). Раскол общества, социальное расслоение, снижение жизненного уровня основной массы населения разрушают незыблемые устои государства – единство власти, народа и армии. СМИ и интернет целенаправленно развращают молодое поколение – будущее страны, навязывая пороки, иллюзорные интересы, когда каждый сам за себя, разжигают низменные страсти: культ роскоши, распущенность, стирание общепринятой морали, размывание национальных традиций, национальной памяти, культуры. Сильные мира сего создают такое поколение людей, которое будет не в состоянии противостоять самой большой опасности – глобализации и созданию однополярного мира. Военный потенциал США, блока НАТО является сегодня самым развитым и превосходит количественно и качественно вооружения России. Даже в эпоху СССР при авторитарной системе правления и контроле над огромными территориями в Европе и Азии, стране не удалось эффективно конкурировать с США в вопросе гонки вооружений. Но паритет всё же существовал. С распадом Варшавского договора и роспуском СССР паритет был нарушен.
    Всё это ускорило создание системы стратегической однополярности, когда любая точка земного шара является зоной интересов США и его партнёров. Стратегическая однополярность поддерживается процессом глобализации, т.е. концентрации производства и капитала в отдельных развитых странах мира. В ходе глобализации экономическая, технологическая, информационная, социально-политическая система, выработанная в странах Запада, становится общеобязательной для всех остальных стран. Ключи к этой системе находятся на Западе, там же и устанавливаются правила игры. Есть четко выраженный центр, а всё остальное периферия.
    Может ли Россия противостоять процессу глобализации. Есть ли у России шанс стать в будущем вторым полюсом? У России было бы больше возможностей, если бы не губительные реформы в армии и колоссальные потери вооружений после распада СССР. Для создания многополярного мира потребуется альянс нескольких ядерных держав. Возможно, такой союз будет создан. Уже наблюдается некоторое сближение России и Китая. Пытаются противостоять глобализации Индия и Пакистан, Северная Корея, стремится к этому Иран. Модернизация вооружений и вооружённых сил вполне может дать положительный результат. А для этого потребуется высокий социально - экономический потенциал страны, который нужно создавать в кротчайший срок. Только таким способом можно отстоять свой суверенитет.
    Российское государство на всех этапах своей истории опиралось на своё воинство. Все победы держались на уважении к защитнику Отечества - гражданину и патриоту своей Родины. Армия никогда не была отделена от политической и экономической элиты. Защита Отечества всегда была общей задачей каждого гражданина. Только в единстве всего общества сила России! Сегодня решается судьба нашей страны. Будет ли Россия завтра сильной и свободной, или будет ли она вообще?
    Изображения Изображения  
    Последний раз редактировалось Cliver F; 13.03.2013 в 00:54.

  10. #10
    Shurin
    Guest

    По умолчанию НАШ РОДНОЙ СЕВЕРНЫЙ КРАЙ

    Наталья Морсова - член международного союза славянских журналистов

    фото - Сергей Морсов

    Заповедник «ЛАДОЖСКИЕ ШХЕРЫ» ВЗЫВАЕТ О ПОМОЩИ
    В 2010 году в журналах «Охота», «Человек и природа. XXI век» была опубликована статья «Заповедник «Ладожские шхеры» в опасности». Что изменилось за три года? Почему местные жители теперь борются против создания национального парка? Почему ведётся непримиримая борьба вокруг ладожских шхер?

    1. Борьба за уникальный уголок природы - шхеры Ладожского озера. В чём его уникальность?
    Шхеры Ладоги - это участки озера с необычайно изрезанной, ажурной береговой линией, с бухтами и заливами, которые образуют многочисленные острова и полуострова. Скалистый ландшафт сложился ещё в доледниковый период, над ним трудилась природа миллионы лет. Вначале здесь было Великое Море, которое со временем уступило место высоким горам с вулканами. Затем горы разрушились, и их вновь победило море. Так было много раз, пока на территории Карелии и Финляндии не сформировался крепкий и мощный кристаллический Балтийский щит. Однако этот щит не был монолитным, а состоял из отдельных блоков, которые терлись друг о друга, провоцируя мощные землетрясения. Движения земной коры и ледники были главными мастерами природы. Лед сгладил скалы, засыпал камнями и песком впадины. Когда 12 тысяч лет назад лед растаял, талые воды превратились в озера, а земная твердь, освободившись от тяжести ледника, поднялась, разделив море на два крупных водоёма. Примерно 2,5 тысячи лет назад переполненная Ладога излилась рекой Невой в Балтийское море, тогда шхеры вышли из-под воды. Наличие серого тюленя и кольчатой нерпы, осётра и чехони указывает на то, что Ладожское озеро имеет морские корни, и что когда-то оно являлось частью Балтийского моря.
    Скалистые берега с нишами и карнизами, обросшими бородами лишайников и ажурными мхами перемежаются с лысыми гранитными выходами из воды. Причудливо изрезанные обрывистые и пологие скалы, узкие и извилистые заливы и протоки, густо заросшие травами и кустарниками, в которых не мудрено заблудиться - всё это поражает своей дикой и вольной первозданностью. Гранитные сельги - гряды, морены - холмы из камня и песка, огромные валуны, отшлифованные водой бараньи лбы, лабиринты и речки, острова и склоны гор, покрытые реликтовыми красными соснами и еловыми чащами, - всё это и составляет шхеры крупнейшего водоёма Европы.
    Чем объяснить обилие лесных массивов, многообразие растительности и животного мира? Защищённостью шхер от ладожских штормов и близостью крупного водоёма, здесь всегда влажный воздух. Выбросы ледяной воды из расщелин дна в сочетании с тёплыми отмелями создают благоприятные условия обитания и успешного размножения рыбы. Подводные пещеры становятся пристанищем для рыб, - тут они прячутся весь световой день. Каждую весну на нерест спешат: окунь, щука, судак, чехонь, по осени идёт сиг, палия, форель, пресноводная сёмга, зимой - налим. Большие глубины и широкие проливы – благоприятный приют для косяков корюшки и деликатесной ряпушки.
    Средь непролазных лесов, озёрных проток, скалистых гряд, поросших лесом, обитают медведи, барсуки, енотовидные собаки, лисы, волки, зайцы, а кабаны и лоси набили заметные тропы. В прибрежных заломах шныряют норки, ласки, куницы, да и встреча с выдрой не редкость. В буреломах уютно чувствует себя пятнистая рысь. Изобилие корма в шхерах дают приют боровой и водоплавающей дичи. По весне в труднодоступных береговых лабиринтах и густых зарослях бушуют утиные свадьбы, здесь устраивают гнёзда гуси, чернозобые гагары, лебеди, журавли, цапли, чайки.
    В охотничьи угодья и рыбацкую Мекку наведываются не только местные жители, но и питерские и столичные искатели приключений на штормовой Ладоге. Последние, ведомые романтикой, предпочитают байдарки, тримараны, яхты, а зимой автомобили, квадроциклы и скутеры. Некоторые смельчаки передвигаются на машинах прямо по льду, доезжают до Валаама, хотят попытать рыбацкого счастья в рифах и шхерах островов архипелага. Однако при сильном ветре лёд ломается и образует торосы. Строптивая Ладога шутить не любит и легкомысленного отношения к себе не прощает.
    По осени леса богаты ягодами: черникой, брусникой, на болотах – клюква, морошка, шикша. Много грибов. Ладожские шхеры – это одно из чудес света, волнующих сердца поэтов, художников, композиторов, путешественников. Это райский уголок для любителей активного отдыха и приключенческого туризма, отличное место для тех, кто устал от городской суеты, житейских проблем и мечтает сменить обстановку, отдохнуть душой, наполниться новыми впечатлениям. Это отдых для тех, кто любит экстремальные спуски по порожистым протокам, байдарочные походы и снежные сафари, захватывающую охоту и непредсказуемую рыбалку!
    В каком состоянии находится национальный парк «Ладожские шхеры»?
    Заповедник насчитывает три сотни островов и несколько полуостров общей площадью 170 тысяч гектаров. Почти 20 лет назад местные жители начали бороться за создании заповедной зоны. Они искали поддержки и защиты у государства, поскольку местные власти бездействовали. Хотели законом защитить акваторию ладожских шхер от захвата земли, вырубки лесов, от дикого отдыха туристов, от браконьерских сетей в нерестовых заливах, нерегулируемого отстрела животных. Тысячи неподготовленных туристов - «дикарей» ежегодно устремляются в эти места. Сотни гектар лесов выгорают от костров и окурков. Всё это наносит большой урон: погибают уникальные растения и реликтовые деревья, страдают животные. Спастись от пожара, который сразу охватывает большую площадь, почти невозможно. Моментально загорается валежник, воспламеняются многометровые ели и сосны, вспыхивают сухие мхи и лишайники. Тушить пожары на островах, а тем более в шхерах, дело безнадежное, некому и нечем, поэтому никто и не пытается. Острова кишат неучтёнными туристами: байдарочников и яхтсменов становится всё больше, контролировать их поведение на берегах и водах некому. Оставляют они после себя выгоревшие острова, загрязнённые берега, погибших птиц и животных. Коренные жители рассчитывали, что в природном парке всё будет по правилам. Такие парки как раз и создаются для организованного туризма под контролем, приносящего региону значительную прибыль. На одной только охоте и любительской рыбалке район может хорошо заработать. Однако дело обстоит совсем иначе.
    Заповедник формально существует с 1994 года, когда Правительством РФ было принято решение о создании природного парка «Ладожские шхеры». Власти Карелии принял постановление «Об организации национального природного парка «Ладожские шхеры» на территории Лахденпохского, Питкярантского районов и города Сортавала». Разработана соответствующая документация и научная концепция. В 1995 году в министерстве экологии Карелии решили, что лучше подходит статус «национального парка», который создается на средства федерального бюджета, поскольку в местном бюджете денег нет.
    Прошло много лет, а воз и ныне там. По-прежнему незаконно захватываются острова, берега обрастают неприступными особняками, в прибрежной зоне ведется заготовка древесины, развёрнута масштабная добыча щебня. Все это ведет к утрате туристического потенциала Ладожских шхер. Охрана заповедника не организована, не созданы туристические центры, нет гостиниц, не проложены пешие и водные маршруты. Не определены точные границы парка, отсутствуют достоверные описания ландшафта, нет учёта растительного и животного мира, не ведутся научные работы. А главное: власти Карелии по-прежнему предоставляет горнопромышленным компаниям лицензии на разработку свыше сотни месторождений строительного камня – щебня и вырубку леса на побережье Ладожского озера. В результате многие лесные территории попадают под угрозу уничтожения. Ещё около 20 карьеров предполагается открыть в 1-5 км от побережья и возить щебень по воде. И это в заповеднике! В когда – то нехоженых лесах хозяйничают тысячи лесорубов, незаконные вырубки образуют огромные плеши, появляются новые карьеры, ведутся взрывные работы. Добычу ресурсов, состояние лесов и водоёмов здесь никто не контролирует. В борьбе за месторождения разразились «карьерные войны». Современные карьеры - монстры захватывают 100-200 гектаров ценных лесных и сельскохозяйственных земель и губят природу Приладожья. А действующие при карьерах дробильно - сортировочные заводы забирают дополнительные территории и отравляют окружающую среду. Только одна компания «Комилесзаготпром» получила право долгосрочной аренды 280 тысяч гектаров леса! Всё это ведёт к экологической катастрофе: происходит обезлесивание, сокращаются источники пресной воды. В то время, как острова завалены упавшими от ураганных ветров деревьями, но ими никто не интересуется. Обнаруживаются отводы лесосек под сплошные рубки, под которые подпадают ценные породы леса, что приводит к серьезной деградации природной территории, хотя статья 11 «Лесного кодекса» запрещает огораживать участки лесного фонда. Рубка грозит не только утратой защитной функции лесов, но и движение лесозаготовительной техники разрушает дороги, ломает леса, уничтожает традиционные места сбора грибов и ягод. Власти Карелии устранились от решения проблем. А между тем на девственные леса и редкий камень продолжают претендовать самые разные лесозаготовительные, горнодобывающие фирмы, как российские, как и зарубежные.
    Есть ещё беда - раздача и продажа земли под частные охотничьи хозяйства, турбазы, особняки. Несколько рядов сетей, плотно перегораживающих бухточки и лабиринты шхер с ранней весны и до ледостава говорят о том, что мы попали на рыбное место, но хозяйничают здесь владельцы коттеджей. Местным охотникам и рыболовам ограничен доступ к лесу и водоёму, вооружённая автоматами охрана помогает владельцу единолично распоряжаться не только своей собственностью, но и всем островом полностью и акваторией водоёма. К настоящему времени в районе шхер вся земля либо уже продана, либо сдана в аренду. У отдельных лиц в распоряжении участки по 1000 гектар. Земли Северного Приладожья и воды Ладоги рассматриваются не как особо охраняемые территории, а как кормушка, доступная денежным магнатам и промышленникам. Если в ближайшие 3-4 года парк не будет создан, то охранять будет нечего. Власти формально озабочены созданием парковой зоны. Но, похоже: «кот Васька слушает, да ест». Кто же, в таком случае, выдаёт лицензии на разработку новых месторождений камня и строительство особняков в заповедном районе?
    В проекте парка есть документация, свидетельствующая о том, что в городе Сортавала предполагается построить кафе, ресторан, пирс, торговый, гостиничный и спортивный комплексы, автомобильную стоянку, смотровые площадки, туристические базы, дайвинг- и яхт- центры, провести реконструкцию мостов и сети дорог. Проект существует давно, но ничего так и не выполнено. Местные жители по–прежнему наблюдают хищническую вырубку лесов, взрывные работы на карьерах, строительство коттеджей для развлечения VIP персон. В небе над заповедником на бреющем полёте ежедневно кружат порой по десять вертолётов одновременно, пугая народ тревожным грохотом, не война ли? В действиях чиновников люди усматривают «одно словоблудие и обман. Грядёт земельный передел в завуалированной форме», - утверждают местные жители и проводят очередной митинг протеста.
    Они обратились к президенту с просьбой спасти от уничтожения ладожские шхеры. После исправлений и дополнений проект национального парка «Ладожские шхеры» в конце 2010 года был обнародован в интернете. Власти Питкярантского и Лахденпохского районов с народом не советовались и с проектом согласились, а активисты города Сортавала - нет, потому что внимательно прочитали федеральный закон о нац. парке от 1995 года, в котором полностью отсутствуют права жителя парка. Почему? Потому что в нац. парках никаких жителей быть не должно. А куда же деваться тысячам сельчан и дачникам? И тогда люди потребовали проведения референдума, собрали подписи, в адрес президента России направили обращение с просьбой не создавать на территории Сортавальского района национальный парк.
    Почему же жители заповедника не понимают своего блага? Ведь когда-то они инициировали создание природного парка? Люди стали осознавать, что многое зависит от них. Они научились отличать природный парк от национального: природный находится в распоряжении республики, а национальный – в руках федеральных властей. А это разные условия. В закон о нац. парке не внесёшь никаких изменений и дополнений, в то время, как у республиканской власти есть место для манёвра, но нет денег. Кроме того, сортавальцы выражают недоверие властям. И основание к этому есть: экономика района доведена до разрухи, закрыты все предприятия, которые кормили людей: молокозавод, пивзавод, рыбзавод, мясокомбинат, на ладан дышит хлебзавод, закрылись птицефабрика и три совхоза. Люди остались без работы. И делается это сознательно, чтобы выдавить коренное население из заповедной зоны. От лесозаготовок и добычи строительного камня местные жители тоже не имеют ничего: полностью разрушена экономика добывающих районов. Город пришёл в упадок. Он уже потерял статус исторического города и превращается в захолустный поселок. Поэтому люди считают, что национальный парк создается для решения корыстных интересов чиновников и олигархов, которые получают дополнительную возможность возводить свои дворцы в заповедной зоне. Народ видит, как всё активнее распродаются лакомые «куски» приладожских земель денежным магнатам, банкам, чиновникам и их многочисленным родственникам, как ставятся глухие заборы, перекрывающие людям подход к озеру и лесу. Их беспокоит, что уникальное природное и историко-культурное наследие Северного Приладожья растаскивается по частям и уничтожается новыми хозяевами Ладоги, создающими свои собственные резервации, со своими собственными законами. И в скором времени ладожские шхеры полностью превратятся в систему зон для избранных, куда простому человеку вход будет полностью воспрещен.
    Сегодня противников защиты природы нет ни с одной, ни с другой стороны. Но кто защитит жителей нац. парка? Прожившие всю жизнь на берегах Ладоги, они не мыслят себя без кормилицы, это «родовое гнездо», которому они преданы, здесь веками жили их предки. Да и просто некуда деться, кроме Ладоги. Они хорошо помнят: где родился, там и сгодился. Жители вымирающих посёлков, без медицинского и социального обслуживания, без работы существуют по–старинке – охотой, рыбалкой, сбором грибов и ягод, некоторые откармливают кур, гусей, выращивают овощи. Рыбалка, для кого – то охота, отдых в ладожских шхерах стали не только единственным развлечением, но и источником существования тысяч жителей ладожского побережья. Ряпушка и корюшка по сей день является основным продуктом питания. Здесь выросли многие поколения рыбаков, знающих в шхерах каждый камень. По берегам выросли их дачные поселки. С созданием нац. парка для них будет полностью закрыт выход в Ладогу, подходы к береговой линии, под угрозой окажется существование дачных садоводческих хозяйств, земельных наделов, которыми владеют их семьи на протяжении сотен лет. Жители посёлков потеряют всё, что имеют. В условиях охраняемой территории все традиционные занятия людей оказываются вне закона. Почему? Потому, что в российском законе не прописано положение людей. Местные власти лукаво толкует, что можно оговорить некоторые вольности для местных жителей: к примеру, передвигаться на лодках, рубить дрова, собирать грибы и ягоды, охотиться и рыбачить. Однако народ не верит очередной демагогии, поскольку в законе о нац. парке чётко сказано в ст.2, п.6 и 7 – «нац. парк является особо охраняемой территорией федеральных органов государственной власти». «Земля, вода, недра, растительный и животный мир предоставляется в пользование нац. парка». Это значит, что жители лишаются права собственности, права заниматься хозяйственной деятельностью, они не могут продавать или дарить свои земли, поскольку всё принадлежат нац. парку. Родственники без специальных пропусков не смогут наведаться в гости. Закон ограничивает естественную жизнедеятельность местных жителей. Каждый шаг, например ремонт крыши дома, надо согласовывать с руководством парка, иначе штраф! Запрещено проводить линию электропередачи, строить сараи, бани, пирсы. Запрещено движение личного автотранспорта, чтобы не спугнуть животных, заготовлять дрова, пилить повалившиеся от урагана деревья: по закону упавшее дерево должно сгнить на том месте, где свалилось; нельзя держать скот, ловить рыбу и собирать дары леса, обрабатывать землю, строить и ремонтировать свои постройки, использовать грузовой транспорт. Закон запрещает не только маломерные суда, но даже, как шутят здесь, невозможно будет «в тазу выйти в Ладогу в грозу». Предусмотрены платежи за пользование водными и лесными ресурсами, и конечно, многочисленные штрафы.
    К примеру, жители нац. парка «Куршская коса» Калининградской области давно «кусают локти» и сильно раскаиваясь в том, что когда-то «купились» на обещания чиновников и согласились на создание нац. парка Они не советуют сортавальцам повторить их ошибку. Они говорят, что суды завалены исками. Но суд ориентируется только на букву федерального закона и не учитывает решения местных органов власти, заявляя, что «деятельность людей не связана с функциями нац. парка и наносит ущерб объектам растительного и животного мира». Людей незаконно выселяют без компенсации, а многие уезжают сами, бросив «родное гнездо». Права аренды и собственности на земельные участки ликвидируются. Земли освобождаются, чиновники по своему усмотрению продают участки под национальные проекты. Например, можно строить кафе, рестораны, гостиницы, увеселительные заведения, элитные коттеджи, бассейны, аквапарки. Эти заведения, видимо, благотворно влияют на жизнь растений и животных?
    Как остановить процесс деградации природы и продажи земли в ладожских шхерах? Что могут сделать жители?
    Почти ничего. Работы нет, денег нет. Район и город – тоже без денег, поскольку нет предприятий, нет собираемости налогов. Без расторжения аренды беспредел не остановить. Интересно, каким образом власти будут расторгать договоры лесной аренды?
    А страсти накаляются. «Суровые карельские мужики», среди которых много бывших военных, офицеров, настроены по - боевому, если под угрозой окажутся их земля, собственность, право выходить в Ладогу, их основные права, вокруг которых возникают войны и конфликты на протяжении всей истории человечества.
    Жители понимают, что без постоянного контроля остановить разграбление заповедника невозможно. Но как простым гражданам уследить за многочисленными кострами, и как следствие - за пожарами. Как остановить рубки леса, горнодобывающие производства, строительство дач олигархов на побережье Ладоги? Получатся заколдованный круг: заповедник создавать необходимо, но как в нём выживать коренным жителям? В далёком от совершенства законе об этом ни слова. Люди не сдаются и ищут выход.
    У сортавальцев перед глазами горький опыт островов Валаама, где давно создана особо охраняемая территория. Отсюда выселено или выжито почти все местное население. А оставшиеся беспомощные жители в одиночку ведут неравный бой против правоохранительной системы. Прокурор района подает иски в суд: в пределах особо охраняемой территории не должно быть домов, хозяйственных построек, бань. Суды по искам выносят решения: все подлежит сносу, уничтожению. И в то же время на островах огромные территории огораживаются неприступными стенами, за которыми строятся особняки, больше похожие на дворцы. Разрешён отстрел лосей. И это Валаам – веками намоленное место, основа русской духовности северо – запада России!
    Как решают проблему создания парков природы американские власти? (Не будем сейчас брать во внимание решение этого вопроса в XVIII - XIX веке). Они выселяют местное население с выдачей компенсации за постройки и земельные участки и помогают обустроиться на новом месте. А как решается природоохранный вопрос в Европе, у нашей соседки Финляндии? Там тоже существуют охраняемые территории, есть частная собственность на землю, на водоемы. Но почему же население не выходит на митинги протеста? А потому, что законодательно устроено так, что природа не страдает, население довольно, бизнес работает. Местные жители могут свободно отдыхать на берегах любых водоёмов, бесплатно ловить рыбу удочками зимой и летом, можно ловить спиннингами и даже сетями, если купить лицензию, которая стоит от 4 до 12 евро в сутки. Продаются лицензии на отстрел животных. Почти все леса Финляндии отнесены к охраняемым территориям, но никто не имеет права огородить свой лес забором и не пускать туда людей. Ходи, гуляй, собирай грибы - ягоды, катайся на лыжах. Возле водоёмов устроены комфортные места для костров, коптильни, контейнеры для мусора, навесы от дождя, туалеты, напилены дрова. И всё бесплатно. Значит, возможен компромисс между интересами природы, частной собственности и коренного населения. Жители национального парка «Ладожские шхеры» ищут пути решения. Захотят ли власти их искать?








    Название: валят лес финск&#1.jpg
Просмотров: 882

Размер: 19.9 КбНазвание: ладожская нерп&#10.jpg
Просмотров: 1624

Размер: 62.7 КбНазвание: ладожские шхер&#10.jpg
Просмотров: 1190

Размер: 83.9 КбНазвание: ласка.jpg
Просмотров: 4446

Размер: 146.3 КбНазвание: лиса.jpg
Просмотров: 909

Размер: 82.9 КбНазвание: ловись рыбка... (1).JPG
Просмотров: 740

Размер: 799.3 КбНазвание: лось.jpg
Просмотров: 1847

Размер: 107.9 КбНазвание: Митинг протест&#10.jpg
Просмотров: 705

Размер: 36.9 КбНазвание: норка с рыбкой.jpg
Просмотров: 1272

Размер: 79.9 КбНазвание: ночами в шхеры п&#.JPG
Просмотров: 863

Размер: 614.1 КбНазвание: осень на Ладоге (1.JPG
Просмотров: 5307

Размер: 9.76 МбНазвание: с удочкой на мел&#.JPG
Просмотров: 797

Размер: 679.4 КбКопия Ладожски&#10.docНазвание: карта заповедн&#10.jpg
Просмотров: 961

Размер: 959.4 КбНазвание: земляника.JPG
Просмотров: 988

Размер: 1.09 МбНазвание: в тихой заводи.JPG
Просмотров: 844

Размер: 689.2 КбНазвание: брусника.JPG
Просмотров: 1003

Размер: 1.44 МбНазвание: белый гриб.JPG
Просмотров: 1285

Размер: 1.36 МбНазвание: белёк нерпы.jpg
Просмотров: 911

Размер: 10.7 КбНазвание: шхерные остров&#10.jpg
Просмотров: 788

Размер: 65.5 КбНазвание: всей семьёй на в&#.JPG
Просмотров: 814

Размер: 695.0 КбНазвание: вырубка в лесу.jpg
Просмотров: 844

Размер: 110.4 КбНазвание: вырубка.jpg
Просмотров: 722

Размер: 174.4 КбНазвание: вырубленная пл&#10.jpg
Просмотров: 736

Размер: 52.0 КбНазвание: город сортавал&#10.jpg
Просмотров: 725

Размер: 195.6 КбНазвание: грибная охота.JPG
Просмотров: 687

Размер: 663.6 КбНазвание: скалистые бере&#10.JPG
Просмотров: 706

Размер: 823.7 Кб
    Последний раз редактировалось Shurin; 29.04.2013 в 14:01.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •