1 2 3

thread: Интернет-конкурс 2014-2015. К 70-тилетию Великой Победы!

  1. #1
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Интернет-конкурс 2014-2015. К 70-тилетию Великой Победы!

    В тему включены некоторые работы, представленные на Международный и Московский Конкурс "Страница семейной славы 2014", посвященный 70-летию Великой Победы!


    [CENTER]ПОЛОЖЕНИЕ
    о Международном и Московском интернет-конкурсе
    «Страница семейной славы 2014»[/CENTER]

    1. Общие положения.
    1.1.Международный интернет-конкурс «Страница семейной славы 2014» (в дальнейшем именуемый - Конкурс) проводится при поддержке Комитета общественных связей города Москвы, Союза журналистов России, МГУ имени М.В.Ломоносова, Московской городской организации ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов, некоммерческого фонда «Лига интернет-медиа» (организатор Конкурса). Перечисленные выше организации называются далее учредителями Конкурса.
    Конкурс посвящается семидесятой годовщине Великой Победы Советского народа над фашистской Германией.
    Время проведения Конкурса - 9 мая 2014 г. - 31 апреля 2015 г.
    1.2. Цели Конкурса.
    Целевой задачей конкурса является создание всенародной электронной Книги памяти в сети Интернет о тех, кто своими ратными и трудовыми делами на благо Отечества заслужил уважение и память потомков.
    Проведение Конкурса также преследует следующие цели:
    -содействие деятельности в области патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи;
    - привлечение молодого поколения к познанию беспримерного подвига Советского народа и Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., к познанию истории страны и истории своей семьи, примеров беззаветного служения Родине защитниками ее интересов в локальных войнах и конфликтах;
    - к познанию и уважению лучших семейно-родовых традиций;
    - военно-патриотическое воспитание молодежи, воспитание гражданственности, социальной активности, готовности защитить свое Отечество как это делали предшествующие поколения;
    - вовлечение молодежи в высокотехнологичные сферы современной науки и технологий, и как следствие, ориентирование их на получение высшего образования в стенах МГУ имени М.В. Ломоносова или других ведущих вузах страны;
    - стимулирование участников Конкурса к освоению новых информационных и коммуникационных технологий информационного общества, в частности возможностей современных интернет-технологий для решения научно-прикладных и социокультурных задач, вовлечение людей в социально значимые созидательные проекты в качестве участников;
    - предоставление возможности участникам Конкурса раскрыть свой исследовательский и творческий потенциал;
    - привлечение внимания участников Конкурса к сетевой или интернет-журналистике - общедоступному и эффективному направлению развития средств массовой информации.

    2. Участники Конкурса.
    2.1. Конкурс ориентирован на лиц, интересующихся историей Великой Отечественной войны, историей России, историей своей семьи.
    2.2. Целевые группы конкурса:
    - начальная школьная (учащиеся средних учебных заведений до 4 класса включительно;
    - средняя школьная (учащиеся средних учебных заведений от 5-го до 8 класса включительно);
    - старшая школьная (учащиеся средних общеобразовательных и специальных учебных заведений, начиная с 9 класса);
    - студенческая (учащиеся высших учебных заведений и курсанты высших военных учебных заведений);
    - ветераны войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов;
    - профессиональная – писатели, журналисты, работники СМИ;
    - общая – все, не входящие в выше перечисленные группы.

    3. Конкурсные работы.
    3.1. На Конкурс принимаются работы, посвященные Великой Отечественной войне 1941-1945гг., локальным войнам и конфликтам, страницам из истории семьи и рода, судьбам земляков, соотечественникам-интернационалистам, всем тем, кто своим служением людям и стране заслужил вечную память.
    3.2. На Конкурс принимаются материалы, представленные в компьютерных форматах, т.е. в виде файлов или контейнеров файлов (предпочтительно заархивированных), которые подразделяются на:
    - произведения (статьи, рассказы, воспоминания, очерки, эссе, поэмы, повести, мемуары, презентации, альманахи, фотоальбомы, виртуальные музеи, видеоматериалы и пр.);
    - интернет-ресурсы (вэб-сайты, порталы, блоги, подкасты - с предоставляемым или внешним хостингом), а также электронные учебные материалы по теме Конкурса.
    3.3. Для участия в Конкурсе необходимо зарегистрироваться на сайте Конкурса ([url]http://pobeda.vif2.ru/[/url]), войти в свой личный кабинет, выбрать и загрузить на сайт с помощью предлагаемого механизма-обозревателя файлы конкурсных материалов, следуя правилам загрузки файлов заданного типа.
    3.4. Материалы, принятые на Конкурс, размещаются для постоянного хранения на сервере Конкурса (по адресу: [url]http://pobeda.vif2.ru/[/url]) в разделе» Ежегодный Международный интернет конкурс» и становятся общедоступными, они также могут публиковаться на форуме портала vif2.ru ([url]http://forums.vif2.ru/[/url] ) или в соответствующих группах социальных сетей.
    3.5. На сайте Конкурса поддерживается классификатор конкурсных работ, механизм поиска работ по их названиям и именам авторов, а также механизм пользовательского голосования.

    4. Авторские права.
    4.1. Участники Конкурса гарантируют наличие у них исключительных авторских прав на работы, предоставленные на Конкурс. Участники Конкурса и только они несут ответственность за нарушение авторских прав третьих лиц.
    4.2. В случае если в процессе проведения Конкурса будет обнаружено нарушение авторства представленных на Конкурс работ, то такие работы будут сниматься с Конкурса.
    4.3. Предоставляя работы на Конкурс, участник тем самым подтверждает свое авторство и согласие с условиями и регламентом Конкурса.
    4.4. Организатор оставляет за собой право публикации работ участников Конкурса в материалах, сопутствующих проекту, без выплаты авторского гонорара.

    5. Персональные данные
    5.1. Фактом своего участия в Конкурсе участники дают свое полное и безусловное согласие на обработку их персональных данных, достаточных для идентификации авторов работ и определения принадлежности их целевой группе, а также контактной информации в целях осуществления дальнейших коммуникаций с участниками в рамках проведения Конкурса и награждения победителей.
    5.2. Все персональные данные используются исключительно в связи с Конкурсом. Доступ к персональным данным участников Конкурса (включая обработку персональных данных) имеет исключительно оргкомитет Конкурса.
    5.3. Предоставление своих персональных данных участниками Конкурса происходит исключительно на добровольных началах. Участники Конкурса принимают к сведению, понимают и согласны с тем, что непредставление ими (предоставление недостоверных) персональных данных может привести к исключению их работ из Конкурса.
    5.4. Оргкомитет Конкурса вправе осуществлять следующие действия с персональными данными участников (далее – обработка): сбор, систематизация, накопление, хранение в специально защищенной базе данных, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение, обезличивание, блокирование, уничтожение из базы данных.
    5.5. Участник может отозвать свое согласие на обработку персональных данных, направив в оргкомитет Конкурса соответствующее заявление по электронной почте.
    5.6. Оргкомитет и третьи лица, имеющие доступ к персональным данным, обеспечивают конфиденциальность персональных данных в установленном законодательством РФ порядке.

    6. Определение итогов Конкурса.
    6.1. Итоги Конкурса определяются Жюри Конкурса и публикуются в традиционных и сетевых средствах массовой информации.
    6.2. Лауреаты Конкурса награждаются дипломами первой, второй и третьей степеней (по номинациям/категориям, устанавливаемым оргкомитетом), грамотами Союза Журналистов РФ, а также памятными подарками. Почетной Грамотами Союза Журналистов РФ «УЧИТЕЛЮ-НАСТАВНИКУ» награждаются учителя школ и преподаватели вузов, под чьим руководством учащиеся выполнили конкурсные работы, получившие дипломы Конкурса.

    7. Организационный комитет Конкурса и порядок завершения деятельности оргкомитета Конкурса.
    7.1. Организационный комитет Конкурса (далее оргкомитет) включает представителей учредителей, представителей СМИ, специалистов в области вэб-технологий, разработчиков проекта (по согласованию с учредителями).
    7.2. Организационный комитет Конкурса формирует службы, необходимые для успешного функционирования Конкурса, включая жюри Конкурса, избирает Председателя жюри, а также сопредседателей оргкомитета Конкурса.
    7.3. По итогам проведения Конкурса оргкомитетом подготавливаются все необходимые документы, предусмотренные законодательством РФ.

    8. Жюри Конкурса.
    8.1. Жюри Конкурса состоит из почетного жюри, творческого и технического жюри.
    8.2. Почетное жюри представлено ветеранами воинской службы, общественными и политическими деятелями. Данное жюри оценивает конкурсные работы с точки зрения их социально-политической значимости, исторической правдивости и глубины раскрытия темы. Мнения членов почетного жюри учитываются при оценке конкурсных работ по различным темам и номинациям.
    8.3. Творческое жюри представлено сотрудниками и аспирантами МГУ имени М.В. Ломоносова, известными журналистами и интернет-журналистами. В задачи творческого жюри входит оценка работ как журналистских произведений.
    8.4. Техническое жюри представлено сотрудниками и аспирантами МГУ имени М.В.Ломоносова, специалистами в области информационных технологий. В задачи технического жюри входит оценка конкурсных работ с точки зрения профессионализма применении их авторами информационных технологий при подготовке материалов своих работ.

    9. Организационные мероприятия по подведению итогов Конкурса.
    9.1. План реализации заключительной фазы Конкурса по подведению его итогов включает следующие мероприятия:
    - Международный научно-методический семинар «Интернет-технологии в воспитательно-образовательной и патриотической работе с молодежью», проводимый на базе МГУ имени М.В.Ломоносова.
    - Национальный Медиафорум «Святая Память. Итоги Международного интернет-конкурса «Страница семейной славы»», проводимый Союзом журналистов России.

    10. Сроки проведения Конкурса.
    10.1. Международный интернет-конкурс «Страница семейной славы» является ежегодным.
    10.2. Открытие очередного Конкурса осуществляется 9 мая в День Победы СССР над фашистской Германией.
    10.3.Работы на Конкурс 2014 г. принимаются до 31 декабря 2014 г. включительно с подведением итогов в первом квартале 2015 года.


    Председатель Московской городской организации ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов,
    [RIGHT]В.И. Долгих [/RIGHT]

    Президент Международной конфедерации журналистских союзов,
    Председатель Союза журналистов России
    [RIGHT]В.Л. Богданов[/RIGHT]

    Декан факультета Вычислительной математики и кибернетики МГУ имени М.В.Ломоносова, академик РАН
    [RIGHT]Е.И. Моисеев[/RIGHT]

    Руководитель проекта, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, член Союза журналистов РФ
    [RIGHT]В.А. Сухомлин[/RIGHT]

  2. #2
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Воспоминания о военном лихолетии моего дяди Грачёва Ивана Степановича

    [CENTER][SIZE=4][B]Воспоминания о военном лихолетии моего дяди Грачёва Ивана Степановича.[/B][/SIZE][/CENTER]
    [RIGHT]Лицуков Виктор Петрович[/RIGHT]

    Судьба подарила мне всего около трёх лет знакомства с этим замечательным человеком . Он очень любил свою малую Родину , оставил к сожалению немного дневниковых записей , а в личных беседах никогда не соглашался рассказать о войне , я сомневаюсь , что он опасался несовпадения своего видения войны и принятой в то время официальной оценки событий. Скорее всего воспоминания о том периоде жизни , в который его втянул ужасный водоворот событий , ему был малоприятен. Оказавшись в 16 лет в самом пекле кромешного ада , с достоинством прошёл все тяготы и лишения этого времени , остался очень добрым человеком. Никогда не гордился боевыми наградами . А однажды сказал , - Я отдал бы всё , награды , имущество и жизнь , что бы такое никогда не повторилось. К сожалению со временем острота восприятия тех событий притупляется , и боль ушедших ветеранов мы не чувствуем. А жаль.

    С декабря 1942 по ноябрь 1943 года.
    Киселёвка –Красное -Белгород……

    В Белгороде один месяц стоянка. В конце февраля 1943 года, не доезжая Полтавы –побег с обоза. Скрывался в селе В.Рубливка Котелевского района ,укрывала колхозница Меняйло Мария Ивановна ,мать троих детей. Бежало нас трое, Василий Михайлович, Михаил Потапович и я. В марте решили пробираться к своим через линию фронта. Дошли до Харьковской области , были пойманы полицаями и препровождены в Красный Кут в тюрьму. С Красного Кута этапом , под усиленным конвоем были доставлены в Богодухов ,оттуда в Харьков на Холодную Гору ,про которую шли недобрые слухи.

    При этапе , приотставших , ослабевших конвоиры добивали в пути .Мы с Михаилом ,истощённые ещё в Красном Куте, трое суток во рту не было крошки и капли воды. На четвёртые сутки, перед Богодуховым нам преградили путь женщины. Конвой из полицаев открыл огонь поверх их голов. Не одна не уступила дорог у ,сев на колени ,заявляя ,что не встанут с дороги пока не накормят арестованных. Все 30 человек были связаны попарно выше локтя. Женщинам разрешили по двое подносить еду. Мы не уподобились животным, не торопясь каждый ожидал свою очередь. Ели каждый свободной рукой, остатки рассовывая по карманам в запас .
    При подходе к Богодухову немецкий офицер остановил колонну, подозвал старшего конвоира, у которого были сопроводительные документы, прочитав их, надавал холую-полицаю пощёчин , приказал немедленно всех развязать .

    Прибывши в Богодухов, где уже находились под охраной около 500 человек, военнопленных , гражданских ,партийных работников , которые продвигались вслед за линией фронта, для установления советской власти . Для них это обернулось трагически. При просчёте командования , увлёкшись манией преследования , не подтянув тылы , подкрепление и не обеспечив надёжной обороны. Немец перебросил с других участков дополнительные соединения и таранным ударом восточнее по Донцу вышел к Белгороду, окружив значительные наши силы. Лишь не большим группировкам удалось пробиться назад к своим. Очень тревожное сложилось обстоятельство, об этом пришлось услышать от воен-нопленных.

    Среди них были офицеры всех рангов и сведущие товарищи в военном деле ,сильно возмущавшиеся о непродуманной операции , бесславно погубившей тысячи жизней солдат, много техники .Находясь в Богодухове, среди разнородной массы людей, не имея жизненного опыта в шестнадцать лет, пришлось постигать азы столь сложной жизни, прислушиваясь к разговорам , разным суждениям. А разговор занимает тот , который касается тебя лично. Из каких-то источников поступило известие , что через три дня погонят этапом в Харьков , на Холодную Гору, которая не пользовалась хорошей репутацией. В дороге ослабевших и обессиленных будут добивать в пути.

    Сделано было заявление: раненые должны записаться. Посоветовшись с Михаилом Потаповичем, как быть, что предпринять. Убежать – этот вариант отпадает ,потому что негде найти хотя бы временное убежище .Кругом свирепствовали полицаи ,которые добросовестно выполняли все указы и распоряжения новых хозяев .Они были обозлённые до крайних пределов ,приход наших войск, освобождение территории от оккупантов застал их врасплох .Попав в руки правосудия пришлось отвечать за свои действия в период оккупации .Многих особо ретивых пустили в расход ,других поместили в тюрьмы, до выяснения обстоятельств .И вдруг неожиданный поворот опять возврат прежнего режима .Вот тут –то и пошёл гулять такой желанный их сердцу произвол, мало кем ограниченный.Везде подстерегала смерть .Застали тебя в поле ,в лесу ,запозднился и встреча с блюстителем нового порядка кончается трагично -смертью .Кто и приютит ,поделится куском хлеба, тому смерть всей семье.

    Хорошо ,если доставят в концлагерь, там хоть какая-то надежда будет, каким-то образом выжить .И всплыла на поверхность классовая распря -кулаки, середняки. А оккупантам того и нужно было, пусть плебеи уничтожают друг друга -легче управлять будет .И их зловещий план в уничтожении славян успешно осуществляется и крепче привязывает к ним прислужников и наймитов .В данной ситуации и данной местности ,нельзя было и думать о побеге .Решили мы с братом записаться в число раненых ,ибо при этапе до Харькова ,мы ослабевшие могли не дойти, нас всё равно в пути прикончат. К несчастью у обоих были потёрты ноги ,раны при ходьбе вызывали нестерпимую боль .Будь что будет ,запишемся в число раненых ,возможен расстрел, но один конец ,никакой надежды.

    Настал тот день, когда выстроив колонну до тысячи человек ,и отобрав по списку раненых ,человек пятьдесят ,в том числе и нас ,окружив нас усиленным конвоем из тех же полицаев, повели в сторону вокзала. Мы шли, помогая друг другу .Добравшись до вокзала ,дождались товарного поезда , шедшего в Харьков .Нас разместили на двух платформах ,гружённых прессованным сеном. Приехали в Харьков –утром ,высадили и повели на пресловутую Холодную Гору ,где был расположен центральный концлагерь. Управляли в нём большинство немцы ,да и полицаев там было полно. Не видавши не представляешь ,что такое концлагерь ,окунувшись в эту среду кромешного ада за высоким забором ,на котором построены сторожевые вышки с пулемётами , сразу осознаёшь свою незначительность в этом мире . Площадь большого двора ,разгорожена на более малые дворы, всё это набито людьми , если можно нас так назвать. Обездоленные существа, оборванные, грязные измождённые , доведённые до крайности другими двуногими существами, в зелёных и чёрных мундирах.

    В отдельном помещении была оборудована кухня ,куда нескончаемым потоком устремлялись отверженные люди, в надежде заполучить что либо из съедобного ,притупить голодные спазмы желудка , отзывающиеся нестерпимой болью. Продвигаясь к заветным котлам , где орудовали черпаками счастливчики, каким то образом попавшие в повара. И от их настроения зависела жизнь человека ,дошедшего до крайности, стремящегося порой рукой зачерпнуть из котла вонючей бурды , смеси жмыха и горелого проса. Ему сразу попадает черпаком по голове ,он падает на пол , за ноги вытаскивают вон ,где он отдаёт Богу душу . Подставляя для получения этой бурды, кто консервную банку ,кто каску , пилотки, шапки, обувь, кто прямо в подол, или оторвав рукав.

    Более сильные вытесняют слабых ,которым приходит конец .А какие взгляды вокруг- угасающие взоры ,звериная тоска , отчаяние. Хорошо если повар зачерпнёт со средины , так хоть какие-то ядрышки попадут ,продлят существование ,а если раздатчик зачерпнёт поверху , одну шелуху подсолнечную и просяную, и человек поглощая её не думает о последствиях, а через час мучительный конец. Везде валятся , корчась в мучениях и испускают дух заключённые. Уборщики стаскивают их в кучи, складывая в штабеля , которые рано утром погружают на десятки грузовиков и отправляют в неизвестном направлении. В довершение свалившейся на нас беды, ещё одна пришла –непоправимая. Заболел мой брат Михаил, высокая температура и совсем занемог. Утащили его в барак для больных .Но чем помочь ?Каким образом ,я и сам был не в лучшем состоянии .Не имея опыта, не имея связей ,душу мою разрывало на части от своего бессилия ,зная ,что брат обречён и помочь я ему ничем не могу. Смирившись с тем ,что и мой конец не далёк ,и в скором времени повстречаемся в потустороннем мире.

    В скором времени ,выстраивая нас на плацу ,переводчик выкрикивал фамилии ,названные выходили из строя. В этом числе и моя фамилия ,имя и отчество были названы.Почему бы глупому не взять другую фамилию, имя и отчество ,ведь сколько безвестных отправлено было трупов .Так нет же ,не пришло в голову. Из вызванных одних отделили и повели в одну сторону ,других в другую ,а меня к моему удивлению удостоили особым вниманием под конвоем с собакой привели в специальное помещение. Когда вели меня ,я видел удивлённо-сочувствующие взоры товарищей обращённые на меня. И начались пытки ,истязания, допросы о том ,чего я и сам не знаю. Каким самолётом я был доставлен ?С какой целью ?Где спрятал парашют ,рацию и тому подобное? О таких вещах ,о которых я вообще не слышал и не в курсе дела .С кем меня перепутали я и сам не знаю. Оказывается ,где меня поймали полицаи в Котелевском районе, стараясь выслужиться или просто ради какой-то прихоти , записали что я диверсант, а рацию и парашют не удалось найти .А было это так. По пути из Полтавщины в Харьковскую область повстречали в лесу разбитую немецкую машину. Поискав съестное ничего не нашли. Лежала шкатулка тёмно-красного цвета ,я её взял открыл ,а там туалетные принадлежности крем ,бритвенные приборы ,мыло ,лезвия ,салфеточки и прочая ерунда .

    Почему я прельстился ею ,хотя брат мне и говорил: брось её на что она нужна ,нам и брить-то ещё не чего ,но тут заиграл хозяйственный расчёт ,может пригодится в обмен на продукты .И так тащил я её километров двадцать ,до той деревни за которой нас поймали в сосновом лесу .В деревне я предложил её одной женщине в обмен на продукты ,она от шкатулки отказалась. Накормила нас борщем ,дала сала ,хлеба и выпроводила указав дорогу ,через лесок в направлении Красного Кута ,а сама сообщила в полицейское отделение :какие-то москали заходили и у одного ящичек ,наверное рация, не иначе как шпионы от Советов .Зная наш путь полицаи устроили засаду, а я выйдя из села ,в лесу за не надобностью выбросил этот ящичек в кусты. Выйдя на поляну наткнулись на засаду , человек двенадцать полицаев, вооружённых карабинами и автоматами нацелились на нас. При окрике- руки вверх, что оставалось делать ? Подчиниться силе приказа , малейшее неповиновение , и мы были бы изрешечены пулями.

    Приведя нас в своё правление стали чинить допрос. А где спрятали рацию? И тому подобное. Непосредственно обращаясь ко мне: она была у тебя в полушубке. Привели женщину у которой мы обедали, она подтвердила ,что видела у меня рацию. А я даже слова этого не понимал. Какая рация, там были бритвенные принадлежности и прочее для бритья. Они посмотрели на меня и подняли жеребиный гогот. Что же ты собирался брить ? Голову, так ты же не турок. И давай меня охаживать ,кто во что горазд, приговаривая: веди на то место где ты спрятал свои бритвы. Пошли той дорогой ,по которой мы уходили от той бабы предательницы. Если не укажешь где, повесим на сосне. Благо нашлась шкатулка , открыв её они посмотрели и опять подняли гогот: видать хозяйственный мужик, в хозяйстве всё пригодится, но хозяйничать не придётся , хозяевами будем мы. И шутки ради написали в сопроводительных талмудах, всякую несуразицу , которая сыграла для меня печальную роль.

    Избитого до полусмерти притащили меня в какое-то помещение, и бросили окровавленного на пол. Когда очнулся ,то почувствовал ,что нахожусь не один в комнате а на лбу тряпочка мокрая. Оказывается здесь находились: лётчик со сбитого самолёта ,прилетавшего бомбить Харьков. Выбросившись на парашюте ,после приземления отстреливался с пистолета , пока его не сразила пуля. Пуля попала под левый сосок и вышла подмышку. Сидел он на соломе с перевязанной грудью. И был седой старик с длинными седыми, всколоченными волосами, с таким орлиным взором ,подвижный гордый , красивый старик. Даже в таком положении он был красив , своей несгибаемой волей и достоинством, тем самым и нам передавал бодрость духа и какой –то надежды. Он был крупным учёным в области медицины (онкологические заболевания) . На предложения немцев сотрудничать с ними он ответил: с поработителями моей Родины у меня нет и не может быть никаких контактов , ни в коем разе . В конечном итоге старик помер, не преклонясь перед врагами . Лётчика увели и больше я его не видел.

    Мне пришлось оказаться в каком-то подвале , в окружении крыс, чудом как они меня не съели. При очередном допросе ,,диверсанта,, надоело им отбивать об меня кулаки ,смутно припоминаю, тычками великовозрастный громила подтолкнул к какой-то двери, приказал спускаться в подвал. Я начал спускаться по ступенькам и в этот момент блеснуло пламя, и я в беспамятстве провалился . Опять его величество случай или просто везение. Один из полицаев, служивший у немцев наткнулся на меня ,или ему велели убрать мой труп, но я был жив . Удар намеченный громилой , в тёмном подвале получился вскользь правой стороны затылка, содрав часть кожи. Оказывается ещё не все озверели в данной ситуации , остались люди которые не сломились , и продолжали тайно бороться и оказывать посильную помощь. Стал он меня навещать , подкармливать , перевязывать рану , и каким –то чудом возвратил меня к жизни . Когда я мало-мальски окреп препроводил меня в общий лагерь. К этому времени режим и условия сменились к лучшему, если можно так сказать. Что этому способствовало тогда приходилось только гадать, да и осталось нас не более пяти тысяч.

    Многие не выдержали испытаний и лишений , перед ними стояла дилемма, либо соглашаться в армию РОА , либо голодная смерть. Многие думали так: каким бы не было путём , только вырваться из этого ада , а там при возможности перейти до своих и продолжить борьбу за Отчизну, за матушку Россию. Но не так-то просто было это осуществить . Оправившись , набравшись сил при хорошем питании , обмундировав и выдав оружие , не сразу направляли на Советский фронт, а постепенно натаскивали , как гончих к охоте. Отбирают с большой охотой тех , которые сами рвались в бой с Советами , у которых были к ним счёты за репрессии родных, за потерянное имущество , за лишение гражданских прав, за искусственный голод на Украине в 1933 году, во время которого погибли многие тысячи людей, и многие другие ошибки власти. К тому же внедряют в подразделения идеологов из эмигрантского сословия ранее имущих классов. Мне это объяснил бывший политрук, чем и сдержал меня от опрометчивых моих решений. Возможно и я был бы в РОА, очень уж было соблазнительно избавиться от голода вшей и грязи. Я даже не знал расшифровку РОА , и спросил об этом у дяди Кости ( так звали политрука), а он мне очень доходчиво и спокойно объяснил, что я и в мыслях уже не стал держать эту идею. Он спросил у меня : а где твой отец? Да где же там где и многие, на фронте артиллеристом . Но так вот слушай, что это такое РОА . Возьмут тебя отсюда, обмоют, обчистят, оденут в новую форму ,хорошо обучат владеть оружием и направят к фронту на встречу к твоему отцу, которого ты обязан убить. И заявил я :- Этому никогда не бывать, лучше я сам погибну но на отца никогда руку не подниму.

    Неизвестно каким образом дядя Костя узнал , что будут отправлять на работы в немецкий тыловой обоз, по уходу за лошадьми. И у ворот сгруппировалась кучка людей сплочённых дядей Костей . Отобрали нас 32 человека, посадили в крытый грузовик , из трёх человек конвой с автоматами . Долго ехали по городу , потом выехали в поле, поехали просёлочной дорогой. А вокруг такая красота, невольно складывалась мысль – неужели мне ещё суждено увидеть зеленеющую озимь, яркие цветы у дороги, и синее синие небо с ласково улыбающимся солнышком. И почему-то раньше , как-то не замечалась вся эта красота, созданная природой для человека.

    Доставили нас в село Липцы , поместили в школу, окружённую колючей проволокой в два ряда, меж которых прохаживался часовой. Находясь под надёжной охраной , мы оглядывали жадными взорами окружающую нас природу. Всюду зелень, цветенье садов, проходящих мимо нас мужчин и женщин. Охрана из одних только немцев , старшего возраста, в пределах пятидесяти и более лет. Они как-то пассивно относились к своим обязанностям. Население перекидывало нам , кто лепёшку, кто краюху хлеба, картошку. Мы всё собирали в одну кучку , а потом делили всем поровну на 32 человека. Пусть по маленькому кусочку , но зато достанется каждому. Утром ячменное кофе, в обед уже что-то похожее на суп из перловой крупы , даже попадалась картошка, на ужин мутноватый чай. На день дают одну булку хлеба ,эрзац, стандарт 1200 грамм, на 6 человек по 200 грамм на человека. Этот хлеб должны разделить, утром по 100 грамм с кофе , вечером столько же с чаем, а обед без хлеба.

    Продержав нас семь дней за проволокой, все дни не прекращалась агитация в РОА. Двое не выдержали и подали заявление, их немедленно забрали и через пять дней привели яко бы попрощаться с нами, одетых с иголочки с рюкзаками , фляжками и прочими атрибутами, в расчёте что мы проявим к ним зависть и последуем их примеру. Но мы не кто не проявили желания , и видели в них совершенно иное, как нелепо на них висит мундир , на иссохшем теле, а глаза наполнены без исходной тоской , точно безвинные перед закланием телята. Нас в скором времени погрузили в грузовик и под усиленной охраной доставили в село Борщевое Харьковской области , высадили возле какого-то кирпичного здания , заставили всех присесть. Здесь опять проявилась тревога, по видимому готовят расправу. У меня на правой ноге сильно болела ранка, и я снявши сапог начал разматывать тряпку. Слышу немцы между собой переговариваются, упоминая слово krank , я понял речь идёт о моей ране. Смотрим подходит до меня санитар ,открывает чемоданчик , достаёт пинцет ножницы и начинает обрабатывать рану, затем смочив какай-то во-нючей жидкостью забинтовал чистым стерильным бинтом.

    У нас сразу поднялось настроение, сделав вывод – если с нами хотят покончить , то зачем было перевязывать, тратить на меня бинт. Немцы народ расчётливый , хозяйственный. За зря и пуговицу не выбросят. Значит мы им на что- то нужны. Затем приводят нас в подвальное помещение разрушенного здания, где приказали снять всю одежду, наполненную вшами, вилами закидали в сушильные печи, что бы выжарить всех паразитов. В следующем помещении находились парикмахеры, которые удалили весь волосяной покров, где были насажены гниды. Произвели смазывание тела , каким-то раствором с неприятным запахом, по видимому для дезинфекции. В следующем поме-щении находился душ с горячей водой, выдали по кусочку мыла. Настал долгожданный момент снять с себя нуду и смыть накопившуюся грязь. После душа нам выдали всё необходимое, хотя не новую , но чистую одежду, рюкзак, фляжку , два одеяла, котелок с крышкой, нижнее бельё из вискозного шёлка, свитер , брюки , китель, две пары носок , пилотку и сумку для продуктов. Одевши на себя эту форму мы уже мало отличались от фрицев, только без погон и сильно исхудавшие.

    Но и это в скором времени сравнялось , аппетит был отменный , молодой организм при хорошем питании быстро восстанавливался. Какой-то унтер офицер повёл нас строем до кухни , выдали по булке хлеба , 100 грамм масла , 100 грамм мармелада и предупредили , что это на два дня. Также выдали по 12 сигарет, по 6 на день, очень паршивых - сильно слабых. Подходим до походной кухни , по очереди в котелок вливают густой наваристый суп с мясом, чуть ли не по полному котелку, на второе в крышку котелка что-то вроде картофельного пюре с подливой. Нам это показалось райской пищей. Нас предупредили , что бы сильно не наедались, ибо можно заболеть . Какое там думаешь ,если бы допустили до котла ,который рассчитан человек на двести , чай выскреб бы до дна и над ним Богу душу отдал. Настолько оголодавшие мы были. После ужина этот же унтер привёл нас в какой -то сарай набитый прессованным сеном, предупредив нас , что бы не курили во избежание пожара , и ушёл пожелав спокойной ночи. Посреди ночи потребовалось нам по естественным надобностям , а выйти боязно. Вдруг часовой подстрелит . Посылают меня спросить разрешения , таккак я по их немного шпрехал , ввиду того , что в 5-6 классе изучали немецкий язык, и вот стою под дверью и начинаю бубнить: камрад их виль абортен , повторяя несколько раз. Никакого ответа , тут я потихоньку высунул голову , повторяя опять эту же фразу, нет никого . Вышел наружу - никого. Справил себя по малой нужде, возвращаюсь и сообщаю остальным, что нас никто не охраняет. Все по очереди высовывают головы, что бы убедиться в достоверности моих слов. Вылезли все как букашки наружу, справили свою нужду в сторонке под деревьями у забора. Сгрудились присев у сарая. Так неожиданно на нас свалилась это перемена , что не верилось, больше похоже на сон.

    Эх как хороша украинская майская ночь при свете месяца. Все звуки при-глушенные, и слышится какой-то волшебный шёпот. Ничего , ничего всё будет хорошо. Появилось такое ощущение, будто очутился в каком-то волшебном царстве, полным таинства и сам как бы слился с этой замечательной природой, её загадочной тишиной . Какой-то резкий контраст преображения. Подготовив свой организм до самого тончайшего нерва , что ты отправишься в небытиё, сознавая , что это неотвратимо, и неизбежно должно произойти, никаких шансов на пребывание в этом мире. И вдруг , неожиданно , ошеломляюще, у тебя появляется шанс жить. Сразу возникают море вопросов , сомнений и предположений : почему это мы им так понадобились. Нам было всё неясно и непонятно. Относясь к нам с таким презрением и вдруг такая перемена. Ответ пришёл гораздо позже. Фашисты готовились к летней компании на Курско- Орловской дуге, для этого требовались большие резервы, повыскребали пополнение откуда только можно , с обозов, тыловых служб. А им –то нужна замена , вот и оказались мы здесь. Выбирать было не из чего: голодная смерть в лагере, расстрел за отказ или смириться и делать что тебе велят.

    Утром пришёл фельдфебель Дишнабль, повёл нас до кухни, получили кофе, попили . Затем стали нас разводить по дворам, прикрепляя к немцу на цукан, то есть по взводам. Я попал к немцу Эмидолю. Он по русски усвоил одно единственное слово «прысто». Прикрепили меня к нему и к лошадям , один по кличке Улан , другой Титус. Вручили весь необходимый инвентарь и упряжь , объяснили как им следует пользоваться . Бричка крытая вида цыганская, добротная с винтовым тормозом, с любой горы можно при помощи винта тормозить , необременяя лошадей накатом. Невольно удивляешся , какая хозяйская предусмотрительность. Сбруя из добротной кожи , постромки из тросов , обшитых кожей , чтобы избежать травм при соприкосновении к лошади. И сколько на наш взгляд мелочей , лишних. Мазница для смазывания брички, добротная с крышкой , куда в мазь не попадает грязь и песок, фонарик, наподобие нашей летучей мыши –только в маленьком размере и очень эффективный, лопата грабарка, лопата штыковая , вилы коса, брезентовая сумка в виде ведра для кормления лошади, щётки , скребки, подковы ,щипы летние и зимние, ключ с метчиком для щипов . Приспособление , для соединения нескольких пар цугом и любой груз , в любую гору можно вытянуть . Всё рассчитано и предусмотрено до мелочей.

    Старшее поколение немцев ,не так враждебно относилось к нам , нежели молодёжь, особенно из гитлерюгенда, которым напичкали в голову , что они сверхчеловеки, и людьми кроме их никто не может быть . Но к тому времени , очень поредели , а в некоторых подразделениях вообще опустели ряды фанатиков. В Германии проведена тотальная мобилизация, в громадном агрегате войны , для каждого есть применение. Немощные и слабосильные в охрану, скотоводы и прочее .И этому контингенту ни к чему бредовые идеи о их сверхчеловечности . Их мечты- всё это военное побоку, и жить спокойненько со своей фрау, копаясь в своём хозяйстве. Они к нам нормально относились , и войдя в доверие , порой оглянувшись по сторонам , твердили : Гитлер капут , и печалились о своих сыновьях , братьях , зятьях, которые остались лежать в России, да и дома их фрау стало небезопасно , участились налёты американской и английской авиации . Но и в таких случаях надо держать ухо востро, не болтая лишнего. Глаз и ушей ещё достаточно у гестапо расставлено, а это такой орган , который и во сне лучше не видеть . Нас эти человечные фрицы , заранее упреждали кого опасаться. Лишнего вплоть до продуктов не должен держать. При поездке в отсутствии тебя могут проверить и тут же допрос: где взял , кто дал? Возили всевозможные продукты - картофель, масло, консервы, вино , водку, коньяк, колбаса, всё это можно было стащить умеючи. Подъезжаешь к складу и кладовщик указывает откуда брать . Грузили 25-30 ящиков коньяка ,можешь захватить 32,33 –не имеет значения ,по 12 бутылок в картонном ящике. При разгрузке смотрят целостность упаковки ,не нужно брать 1 -2 бутылки ,а сразу 12,уложив их в свой рундук впереди фары, а коробку смяв, положишь в рюкзак, при удобном моменте, в ночное время, можно выбросить.

    Не прошло и месяца ,как наши физиономии стали лосниться. Когда голоден – хотя бы хлебушка вдоволь, насытился хлеба – эх если бы к нему сала, появилось и сало – нужна к этому выпивка, а после уже потребность и к женщинам появляется .Такая уж натура человека , особенно русского , ему говорят: это нельзя, это во вред тебе, но всё равно он протянет руку к недозволенному, за что придётся тяжело расплачиваться. Но когда упреждён , кого нужно опасаться, то уже легче обойти лихо стороной . Порой подбивают на провокацию, иной фриц просит добыть коньяку , ввиду того ,что страдает желудком. Тут уже держи ухо остро. А мне его где взять? Всё закрыто , и зачем мне , если я его не потребляю. За любой проступок отправляли в концлагерь с более суровым режимом, и удастся ли от туда выбраться. На авось у них ничего не делается.

    Под Курском и Белгородом немцы не взяли реванш, началось отступление. При отступлении с Харькова к Днепру со мной ехал ещё молодой немец Пауль , который на фронте получил ранение, и был определён в обоз до выздоровления. Я думал , что он точно закоренелый гитлерюгендовец, и держаться с ним нужно подальше. Он сам как –то затеял разговор о Гитлере, и сказал , что он великий мракобес и фанатик , и что мрак фанатизма для многих уже рассеялся и мы видим другое, это гибель немецкого народа и крах Германии. Я невольно проникся к нему доверием, особенно после одного случая. Проезжая мимо полей, где вырастили хороший урожай ,копны стояли одна к одной ,увидели как закоренелый фашист штабвахмайстер Яуман стал поджигать копны с хлебом. В это время началась бомбёжка , поднялась стрельба, смотрю Пауль целится с карабина не в воздух, а по направлению копен. Прогремел выстрел и Яуман клюнул в землю носом, а Пауль говорит : ферфмохтер жечь хлеб. Подбежали немцы подхватили Яумана , но помощь ему уже не нужна была. А мне он пригрозил , достав пистолет , если пикнешь пристрелю как собаку. Тут я и рассказал ему о своих мытарствах, и мы вместе стали разрабатывать план , как мне попасть к своим.

    Переправились через Днепр , в город Крюков, потом расположились в селе В.Сколева . За мной закрепили около двадцати коров и волов , которых я пас в поле по очереди с напарником Михаилом. Через некоторое время за мной снова закрепили пару лошадей с упряжью , встречаюсь с Паулем , который советует переход к партизанам, познакомил меня с Киселёвым Михаилом, который был связан с днепровскими партизанами , они базировались на выселках прибрежного села Табурище. Нам дано задание в приобретении оружия . Вместе с Михаилом , посоветавшись с Паулем , который сообщил нам в каком дворе находились фургоны с автоматами , винтовками , патронами и двумя пулемётами. Мы рассчитали всё до мелочей, и в одну из тёмных ночей угнали три повозки , две с оружием и одну с медикаментами. Доставили благополучно в отряд , за что получили благодарность. Участвовал в рейдах и операциях до соединения с нашими войсками в ноябре 1943 года.

    Отобрали 26-27 год ,пополнили мобилизованными в Н. Георгиевском районе, пешим строем перешли Днепр в Кременчуге, посадили в вагон и повезли через Харьков, Курск ,Орёл, Москву и дальше в Казань. В Казани высадили и походным строем отправились за 40 километров в учебные лагеря. Переодели в поношенную летнюю форму, закрепили в учебную пулемётную роту. Началась учёба, строевая , теория с практикой. Стояли сильные морозы , а одежда рыбьим мехом подшитая. Что бы совсем не окоченеть всё делали бегом, многие обморозились, питание было очень слабое, только хлеб и поддерживал, давали по 700 грамм в день. В учебном полку командование собралось сплочённое родственными узами, сватья , кумовья и так далее. Они обзавелись семьями, завели любовниц , а их кормить надо. Какой положен паёк солдату и половины не доставалось ему. Кто из новых офицеров попадёт его старались скомпрометировать и на фронт.

    На жалобу о плохом кормлении и ветхой одежде отвечают: Всё для фронта- всё для победы ,а здесь мол пули не свищут. Но у самих-то морды лоснятся, выпирают животики, на плечах полушубки, на ногах валенки, над ними тоже пули не свищут. Всё походило на концлагерь , только плётка не ходила по плечам, и так же превратили наподобие животных, не имеющих никаких прав .Насадили в подразделении тайных осведомителей, которые сообщают в политотдел о сказанных неугодных словах. Всё это фиксировали в личном деле, определяя по сказанному благонадёжность. И вот нас , как недовольных созданным режимом, собрали в маршевую роту и отправили на фронт под Старую Русу , Калининское направление Прибалтийского фронта, в должности станкового пулемётчика.

    Но , а кто сведущий , то поймёт , что на эту должность всегда есть свободные места, ибо за ними охотников много , в первую очередь нащупывает артиллерия и миномёты, да и снайперы с удовольствием прихлопнут. Стрелку с винтовкой, ему бедолаге что, несёт свою винтовку в походе налегке и нет возможности согреться, а у нас пулемёт 64 килограмма .Да и окопаться нам надо несколько ячеек, тут уж не до холода, нагреешься порядком. Выпустил ленту скорее торопись к запасной ячейке ,только разместишься , а над прежней уже рвутся мины или снаряды. Итак начинается игра в прятки, кто раньше, либо мы сменим позицию ,либо они накроют нас минами. А если снайпер возьмёт на мушку ,то наверняка отправишься к праотцам. Каким –то образом удаётся узнать о наступлении противника -для этого и существует разведка. Тогда нас ставят по флангам ,окапываешься добротно, в такой момент некогда менять позицию. Весь в ожидании, начинается артподготовка, идёт вал разрывов- метр за метром.

    Не попал снаряд в твоё гнёздышко , значит пока повезло. Вслед за огневым валом идут танки, пикируют штурмовики, поливая огнём. За танками идёт пехота , в полный рост. Начинается ар-тиллерийская дуэль. Вот уже горят танки, но они ещё всё приближаются, некоторые перемахнули нас , а которые в досягаемости, того сзади бутылкой и он запылает. Наступил и наш черёд-пехота в досягаемости твоих пуль, тут уже жмёшь на гашетку , выпуская ленту за лентой , не обращая внимания на разрывы, и с другого фланга тоже помогают, глядишь и перед оживился. И валятся как снопики в хорошую жатву, остатки пехоты залегают , а там наши миномёты их накрывают, и дело пошло веселей , стараешься сменить позицию ибо знаешь ,что тебя засекли. Здесь счёт идёт на секунды. Только сменил огневой рубеж, твоя прежняя ячейка уже окутана дымом. И так раза три и более за день.

    Смотришь зацепило тебя или осколком или шальной пулей, перевязав рану отползаешь в тыл. Там уже в медсанбате отсыпаешься за все дни . Подлечат тебя там , а заживало всё как на собаке , и опять на передок , не было такого случая, что бы был отказ пулемётчику в его профессии. Не раз и мы ходили в атаку ,порой от роты оставалось очень мало людей, и они должны работать за роту, пока придёт подкрепление. А на сердце боль утраты товарищей, таких молодых, которым еще жить да жить . Обидней всего , просто не в силах сдержать гнев, когда попадаешь под огонь своих миномётов и орудий.

    Однажды ворвались мы в первые траншеи , выбили немцев и на их плечах накинулись на вторую линию, кто уцелел из фрицев дальше наутёк- за пригорок. Захватили их миномёты ,и давай по ним палить, именно в этот момент я оказался в блиндаже, и пошла молотьба с миномётов , орудий, ещё и катюши сыграли. Кругом был кромешный ад, и все эти гостинцы получили от своих. И что же нас осталась горстка, немцы опамятовались и пошли на приступ, благо в блиндаже был пулемёт с лентами, установили и давай по немцам , залегли , поползли назад. Тут врываются наши в траншею, с таким боевым задором , благо , что не стали бросать гранаты, а то и ос-тальных прикончили бы. И смотрят на нас с выпученными глазами: Да это же свои . Подползает комбат : Мы же знали из достоверных источников , что вас осталась горстка в первых траншеях, и рассказал ваш же командир роты. Его задел осколок и он приврал о полной гибели роты. А мы и вторую линию заняли , но как вы нам помогли, благо пулемёт нашёлся , а то бы они вас здесь встретили Мы все плакали , так было обидно.

    Отвели нас в тыл накормили , вымыли в походной бане, переодели. и стали ожидать пополнение. Укомплектовали , получили новый пулемёт Максим , и опять на передовую. Очень часто приходилось переживать горечь утраты товарищей, на войне это закономерно , на то она и война , но если это происходит из-за неумелого , устаревшего шаблона руководства , то тогда это вдвойне горестней.

    Грудью вперёд на пулемёты , на хорошо продуманную , укреплённую оборону немцев , любым количеством солдат , будь то рота , полк или дивизия. Фашисты успешно справятся с этой массой, при оснащении автоматическим оружием , миномётами , дотами , дзотами, при отличной связи. В нужный момент ,могут по рации вызвать подкрепление для отражения контратаки. В этом нужно отдать должное противнику.

    Бывало так, проработает наша артиллерия передовую немцев, и вперёд за Родину , за Сталина-Ура! Подпустят на близкое расстояние и в упор откроют такой ураганный огонь, после которого мало кому удаётся остаться в живых. Куда уж там продолжать продвижение, и на месте прицельным огнём продолжают избиение тех , кому удалось залечь.

    Думающие талантливые командиры, сразу меняют тактику, заранее засекут огневые точки, проведут артогонь не по первой линии обороны, а по второй куда они отводят силы с передовой, а уж тогда переходят по первым траншеям, подавляя тем самым огневые точки. И сразу за огневым валом танки и пехота врываются в их траншеи , и пошли в ход гранаты и автоматы. После таких мероприятий хвалёные , организованные вояки стараются побыстрей унести ноги .После таких операций и настроение бодрей и уверенность в победе появляется.
    Боевой путь Ивана Степановича завершился в Германии , награждён орденом Красной Звезды и медалью «За Воинскую Доблесть». Жизненный путь оборвался на 65 году , похоронен в г. Острогожск. Вечная ему память.
    Апрель 1986

  3. #3
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    УШЕДШИЕ В ВЕЧНОСТЬ СОЛДАТЫ РОССИИ

    [SIZE=4][B]УШЕДШИЕ В ВЕЧНОСТЬ СОЛДАТЫ РОССИИ[/B][/SIZE]

    [CENTER]
    / Самарина М.И. – Орёл: ООО «Горизонт», 2013. – 264 с.

    Погибшим при исполнении воинского и служебного долга
    на Северном Кавказе
    посвящается

    [/CENTER]

    В данной книге рассказывается об орловских ребятах, в чьей земной жизни чеченские войны поставили точку, перенеся их в бессмертие воинской славы. Собранные фотографии, письма, стихи, воспоминания боевых товарищей, друзей и родных погибших героев раскрывают величие их подвига во славу России. На сегодняшний день известно о девяноста восьми орловцах, погибших при исполнении воинского и служебного долга на Северном Кавказе. Потеря тяжела, но, как ни горько это осознавать, именно такой ценой пишутся лучшие страницы в истории России. Молодыми и красивыми они остались в нашей памяти. Сегодняшнее поколение молодых людей книга учит мужеству, воспитывает чувство патриотизма и верности Отечеству.
       

  4. #4
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Медсестра В.И. Ленина и её родные

    [SIZE=4][B]Медсестра В.И. Ленина и её родные.[/B][/SIZE]

    [CENTER]Татьяна Авдиенко[/CENTER]

  5. #5
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Герои забытой войны

    [SIZE=4][B]Герои забытой войны[/B][/SIZE]

    На днях Земля сошла с ума
    И, точно девка площадная,
    Скандалит, бьёт людей, в дома
    Врывается, сама не зная –
    Зачем ей эта кутерьма.
    И. Северянин, 1914 год

    Огненные годы, перевернувшие жизнь России и не только её, берут отчёт от 1914 года, когда началась Первая мировая война. В ней участвовали и мои односельчане – курлаковцы.
    Когда слышишь слово «война», то невольно вспоминаешь Великую Отечественную, Вторую мировую, Отечественную войну с Наполеоном. А вот про Первую мировую мыслей не приходит. У меня получилось небольшое стихотворение на эту тему.

    О той войне известно мало,
    Нет интереса к той войне.
    Не знает брат, не знает мама,
    Откуда ж знать об этом мне?

    И вот беру я с полки книгу,
    Смотрю по телеку кино:
    Переживаю миг за мигом
    Те годы, что прошли давно.

    Идут сраженья. Пред глазами
    Прошли герои дней былых.
    Сейчас забыты, но слезами
    Омыла мать сынов своих.

    И, наконец-то, та война
    Свои забытые дороги,
    Через сто лет к нам подвела
    И пробудила память многих.

    Погибшим в этой войне в Курлаках не ставили памятных обелисков, не создавали книги славы о героях тех дней. А герои были. Из краеведче-ских источников, что есть в нашем школьном музее, я узнала про своих земляков, которые стали полными Георгиевскими кавалерами. Это Матро-сов Владимир Тарасович, Макаров Илья Кузьмич и Сысовский Егор Ни-колаевич - [URL="http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=2685&p=9697&viewfull=1"]http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=2685&p=9697&viewfull=1[/URL]

  6. #6
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Знать, чтобы помнить!

    [B]Знать, чтобы помнить!
    [/B]
    АНАСТАСИЯ БАРМИНА,
    ученица 11 класса, г. Махачкала
    Что мы знаем о Великой Отечественной войне? Только то, что она была с 1941 по 1945 годы? Происходила во время правления Сталина?

    Мы знаем о ней из учебников истории, которые толкуют ее по-разному. А ведь, наверное, не было ни одной семьи, которая бы не потеряла в этой войне дорогого для них человека: отца, мужа, брата, сына. Все меньше и меньше остается на нашей земле очевидцев этой жестокой бойни. Вот они-то и являются настоящей историей того времени.
    Так почему молодое поколение не интересуется историей? С каждым днем этот вопрос волнует меня все больше и больше. Просто изучать историю недостаточно. Разве не интересно, как жили наши предки, что сделали в своей жизни, что оставили нам? Историю своего народа, семьи необходимо знать. Это память. Мы живем, не зная горя и невзгод, и даже представить себе не можем, какие ужасы происходили в 1941-1945 гг. Разговаривая со своими прадедушками и прабабушками, я узнала много нового и интересного, но также поистине ужасного и печального. Они, мои прадедушки и прабабушки, познали сполна все страдания и горе, которые несла с собой страшная Великая Оте*чественная война. Узнала и о героизме нашего народа, который встал на защиту своей Родины.
    Мой прадедушка, Потапов Федор Иванович, начинал свой геройский путь в крепости Измаил. Именно там он встретил войну. Города, которые защищала его дивизия, можно долго перечислять: Николаевск, Севастополь, Керчь, Новороссийск и др. Ему пришлось пережить многое, а главное - гибель своих товарищей. Однако он мужественно продолжал воевать, защищал свою Родину, сохранил веру в Россию и Сталина, с именем которого солдаты шли на смерть.
    Мой прадед, заслугами которого я горжусь, награжден орденами: Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета» и двенадцатью медалями, окончил вой*ну, будучи капитан-лейтенантом запаса. Он – коренной дагестанец, после войны он вернулся на свою малую родину и в мирной жизни уже на трудовом фронте сделал немало для своей республики. За добросовестный труд он получал благодарности. Сейчас моему прадедушке 92 года. Сказываются раны, полученные на фронте, но он прекрасно все помнит и рассказывает нам о своих фронтовых друзьях. Он самый лучший дедушка на свете.
    Другой мой прадедушка, Савельев Александр Иванович, был еще подростком 17-ти лет, когда добровольно ушел на фронт. Его послали в артиллерийское училище. В мае 1943 года Александр Иванович закончил учебу и получил звание лейтенанта. Будучи минометчиком, он в составе группы был отправлен на фронт, а в январе 1945 года попал в Венгрию. Будапешт, г.Мор, Винер-Нойштадт, Вена – это лишь малая часть городов, свидетелем бомбардировки которых стал мой прадед. Для Александра Ивановича война закончилась 12 мая 1945 года. Он так же, как и Федор Иванович, потерял много друзей, но сохранил любовь и преданность Родине. А не это ли самое главное? Он преподавал военное дело в политехническом техникуме, готовил учащихся к службе в ВС. Он был эталоном порядочности и честности для своих учеников, и многие из них по примеру своего наставника поступили в военные училища.
    Полковник А.Савельев в течение 12 лет был судьей на телевизионной передаче «Годен к строевой». За боевые заслуги дедушка был награжден тремя орденами Красной Звезды и восемнадцатью медалями.
    Мой прадедушка Саша любил рисовать и играть в шахматы. Очень любил своих учеников и нас с братом. Он нас научил игре в шахматы, учил рисованию. Моя прабабушка, Потапова Антонина Михайловна, была 16-летним подростком, когда, оставив записку родителям, ушла на фронт. Окончив училище связи, попала под Новороссийск в оборону города военным телефонистом. По 12 часов они держали вахту, во время обрыва приходилось на столбах чинить провода. Однажды во время важного телефонного разговора связь оборвалась, и Антонина Михайловна держала провода руками, чтобы обеспечить связь.
    За мужество и героизм на фронте моя прабабушка награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», девятью юбилейными медалями. А в мирное время за свои трудовые подвиги была награждена орденом Славы III степени.
    Я горжусь, что у меня такие славные предки. Большое спасибо и низкий вам поклон, ветераны!

  7. #7
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    Помните о нас.

    [SIZE=4][B][CENTER]Помните о нас. [/CENTER][/B][/SIZE]
    [RIGHT]Гостев Евгений
    ученик 6 «Г» класса школа ГБОУ СОШ № 222 (СПш1120),
    руководитель: Коломенская Анна Петровна[/RIGHT]

    [URL="http://forums.vif2.ru/attachment.php?attachmentid=19894&stc=1&thumb=1&d= 1413635539"]http://forums.vif2.ru/attachment.php?attachmentid=19894&stc=1&thumb=1&d= 1413635539[/URL]

    О боевом пути моего родственника, родного брата моего прадеда (по отцовской линии), Михаила Васильевича Гостева во вложенных файлах - [url]http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=2685&p=9728&viewfull=1[/url].

  8. #8
    Senior Member
    22.09.2008
    Москва
    3,172

    [SIZE=4][B][CENTER]ГОЛОСА НАД ОКОПАМИ
    Генерал Брусилов и поручик Бобров[/CENTER][/B][/SIZE]

    [CENTER][CENTER][/CENTER]
    [/CENTER]
    Прославленного генерала, командующего Юго-западного фронта Алексей Брусилова и молоденького поручика 171-го Кобринского полка Александра Боброва, участвовавшего в составе 7-ой армии в Луцком прорыве, ничего не может объединять, кроме единого порыва, общего боевого пути и немеркнущих страниц семейной славы в моём личном восприятии.

    В истории войн найдется не много стратегических операций (а в ХХ веке таких и не припомнишь), названных не по месту проведения, а по имени полководца, одна из них – наступление Юго-западного фронта - Луцкий прорыв, который стал зваться Брусиловским. Про генерала от кавалерии и выдающегося полководца, родоначальника новой школы стратегии и тактики написаны разные книги – от биографических до условно художественных. Наконец, сам Брусилов оставил потомкам свои подробные воспоминания. И автор, наверное, не взялся писать книгу к 100-летию знаменитой операции в 2016 году готовить материал на конкурс, если бы не два соображения. Первое - общественно-политическое: дальние предки Брусилова были выходцами из Речи Посполитой и вели свою родословную от известного польско-украинского дипломата Адама Киселя, потомки которого, перейдя на русскую службу, связали свою жизнь с русской армией. Генерал воевал в Голиции и Волыни, в тех местах, где мог бы по иронии судьбы владеть имением, сытно (комфортно, как говорят сегодня) жить под польским да австрийским каблуком, но Кисели-Брусиловы выбрали служение Российской империи. Отпрыск их делил все тяготы окопной жизни и кровавых сражений от зимних Карпат до летней Галиции с дорогим его сердцу русским солдатом. Сегодня в этих краях стоят памятники сечевым стрельцам, воевавших за Австро-Венгерскую империю, которые порой застят светлые воспоминания и остатки братских могил брусиловских воинов. Восприятие самой фигуры и политической позиции легендарного полководца снова вызывает сегодня горячие споры и требует постоянного осмысления, особенно в наше время, когда мы пытаемся выработать более взвешенный и патриотичный взгляд на истории России, включая ее славные и трагические страницы.
    Второе и важное обстоятельство – глубоко личное: в составе 7-й армии воевал, наступал на левом фланге и был дважды ранен за Тернополем и в Прикарпатье мой отец - поручик 171-го Кобринского пехотного полка Александр Николаевич Бобров. Как публицист и путешественник я прошёл по следам отца, по городам и весям – от Луцка, с которого началось решительное наступление, кончившееся полынной горечью, до Монастержиска, который много лет был в составе Польши и попытался наполнить исторические очерки живыми впечатлениями, описать не только ход сражений, но и осмыслить уроки событий вековой давности. В частности, осветить противоречивые страницы истории Украины, когда её сыновья оказались между жерновами двух империй, а их мундиры были украшены как Георгиевскими крестами, так и австрийскими боевыми наградами.
    Только после смерти отца (я родился, когда ему исполнилось 50 лет) осознал, как много упустил и потерял, не разговорив, не записав его бесхитростные воспоминания двадцатилетнего офицера. Сам он рассказывал крайне мало – больше курьёзы и молодые выходки вспоминал без всякого пафоса, а ведь был награждён орденом Анны и шашкой «За храбрость!». Многие утверждают, что в те годы вообще было не принято вспоминать героев Первой мировой. Но про то, что Жуков и Рокоссовский – Георгиевские кавалеры, мы узнали рано, а вот у бати, который и умер от раковой опухоли в лёгком, образовавшейся вокруг осколка прикарпатского снаряда, я так и не мог выпытать ничего из его храброго пути. Объясняется это, наверное, тем, что боевой путь отца был заслонён посмертной и скорбной славой его сына, моего старшего брата - Николая Александровича Боброва, героически павшего в августе 1942 года под Ленинградом, потому-то, наверное, я и родился в 1944-м. По дурости замполита меня не отпустили из воинской части в 1965 году на торжества в Ленинградской области, где близ станции Лемболово на Карельском перешейке был открыт памятник трём летчикам – сталинским соколам, совершившим огненный таран. Крайний справа – мой старший брат. Кстати, я стал лауреатом конкурса «Страницы семейной славы» с очерком «Вечно старший брат».
    Через много лет после смерти отца я нашёл в его бумагах обветшавший послужной список, где обозначены сражения и ранения поручика Боброва. Конечно, других памятных свидетельств нет, но для книги я пишу главу с с редкостным свидетельством из Фондов Ковровского историко-мемориального музея: письма как раз с австрийского фронта прапорщика Евгения Георгиевича Герасимова (1890–1916), командира 2-й роты 310-го пехотного Черноярского полка, уроженца Коврова Владимирской губернии. Два неотправленных письма ровесником-соратника отца были переданы денщиком после гибели Е.Г. Герасимова в бою 27 мая 1916 года, на второй день Брусиловского прорыва, они добавились к 14-ти присланным домой письмам… Мать автора писем — Варвара Павловна Герасимова, урожденная Невская слыла в Коврове женщиной образованной, умной, высоко культурной. Её внук – замечательный советский прозаик, ныне подзабытый - Сергей Никитин, который, понятно, приходится автору писем родным племянником по материнской линии. Вот какие родословные всплывают через век!
    Конечно, я совершил путешествие по Тернопольщине и Прикарпатью, написал очерки и стихи, а потом стал осознавать весь масштаб и значение грандиозной операции 1916 года, проехал и по Волыни, где наступлением на Луцк начала легендарный прорыв 8-я армия, которой до назначения командующим Юго-западным фронтом командовал сам Брусилов. Собирая и публикуя материалы, я вдруг погрузился в споры и разночтения по поводу, казалось бы, ясного и мужественного пути генерала. Современники знали битву как «Луцкий прорыв», что соответствовало исторической военной традиции: сражения получали названия согласно месту, где они происходили. Однако именно Брусилову была оказана невиданная честь: операция весной-летом 1916 года на Юго-Западном фронте получили наименование по одному из авторов плана операции по наступлению — «Брусиловский прорыв». Почему? Тут существуют разные точки зрения.
    Одна из них такова: когда стал очевиден успех Луцкого прорыва, по словам военного историка А. А. Керсновского, «победы, какой в мировую войну мы ещё не одерживали», которая имела все шансы стать победой решающей и войну завершающей, в рядах русской оппозиции появилось опасение, что победа будет приписана царю как верховному главнокомандующему, а это - усилит монархию. Возможно, чтобы этого избежать, Брусилова стали восхвалять в прессе, как не превозносили до того ни Н. И. Иванова за победу в Галицийской битве, ни А. Н. Селиванова за Перемышль, ни П. А. Плеве за Томашев, ни Н. Н. Юденича за Сарыкамыш, Эрзерум или Трабзон. Сопоставимы ли деяния и имена? – большой вопрос.
    Деятельность Брусилова после октября 1917 года тем более вызывает сегодня жаркие споры. Ведь он был самым авторитетным из царских генералов, перешедших на службу советской власти. Существует даже утверждение злопыхателей, что и сам Луцкий прорыв продолжал называться Брусиловским, потому что генерал перешёл на сторону красных, что это было выгодно чуть ли не самому Сталину. Но надо напомнить, что и в западные энциклопедии, и в многочисленные научные труды по военной истории наступление вошло именно как "Brussilow angritte", "The Brusilov offensive", "Offensive de Brussilov" и т.д. Неужели во всех странах, даже враждебных нам, было так велико влияние советской власти и Сталина?
    Автор продолжает придерживаться точки зрения генерала Похвистнева и своего отца: это была победоносная и главная битва, ставшая возможной только благодаря личной целеустремлённости, вопреки всем интригам и обстоятельствам, мужественного генерала Алексей Брусилова.
    Не являясь сторонником смешения разных жанров, я всё-таки закончу семейно0публицистический очерк давним и покаянным стихотворением:

    ЖИЗНЬ ОТЦА
    Я подумал опять на седых берегах Селигера,
    Где отец все зовет меня издалека:
    Как же мало узнал я о жизни отца-офицера,
    Подпоручика Кобринского полка.

    Я стеснялся спросить и запутаться в датах,
    Безвозвратно казались они далеки:
    Галицийские веси, прорыв легендарный в Карпатах
    И раненье шрапнелью у горной реки.

    В доме список хранился с печатью двуглавой,
    Где бои внесены за высоты Карпат,
    Но они затмевались недавнею славой,
    Той, которой овеян был
    старший мой брат—
    Героический сын его, павший недавно.
    До того и скорбел, и гордился отец,
    Что не помнил про орден с отличием — Анна—
    Про награду за бой у реки Коропец,
    За лихой контрудар от Поповой могилы…

    Много шрамов в обычной отцовской судьбе,
    Он в российских просторах отыскивал силы,
    Чтобы молча сносить все осколки в себе.
    Я ведь помню седым его и постаревшим,
    Сколько шли по лесам и озерам вдвоем...
    Вот он тихо сидит над костром прогоревшим
    И как будто не слышит о прошлом своем.

    Но без этих боёв супротив супостата,
    Как ни думай с позиций текущего дня –
    Нет ни чести фамильной,
    ни старшего брата,
    Ни меня...

    Прошло тридцать лет, мы видим, что даже на русской почве со времён Великой войны накопилось уже целых три пласта её осмыслений и научных концепций (историки имперской школы, догматики марксистской закалки и авторы с постсоветским перехлёстом), но сегодня, к грядущему вековому юбилею Брусиловского прорыва, мы можем и попытаться сказать правду, и поспорить, и провести параллели с сегодняшними трудными днями, но главное - отдать заслуженную дань нашим героическим предкам.
    Недавно, летом 2013 года, после объявления 1 августа Днём воинской славы России, побывал на Волыни, где начинался легендарный прорыв, в Луцке, который был взят нашими войсками дважды. Там, конечно, память о Первой мировой проступает зримо – от могучих бетонированных укреплений на берегах рек и окраинах сёл до Музея военной технике в столице Волыни, от старых улочек города до выставки в Ковеле. Плакат на ней гласил: «Бої на Стоході в 1916 році. Російська армія після вдалого наступу намагалась захопити Ковель. Величезні втрати кращих військ - і все безуспішно, Стохід виявився неприступним. Ще цю операцію називають "Ковельская мясорубка"... Брусилівський прорив перетворився на програну перемогу». Так что на этой многострадальной земле родился термин «проигранная победа», который снова широко используется сегодняшними политиками, горе-историками и дажн просвозил в юбилейной речи президента Владимира Путина. Именно там как бы оживает сильная картина рано ушедшего Павла Рыженко «Стоход. Последний бой Лейб-гвардии Преображенского полка». Он предварил просмотр картины такими словами: «Русский народ, это моё глубокое убеждение, – величайший народ на земле. Рим просуществовал тысячу лет и рухнул, а Россия, Святая Русь, несмотря ни на что, до сих пор существует. До сих пор русский народ сохранил в глубине своего сознания православную веру, до сих пор противится духу антихриста, заполонившему весь мир и который в нашей стране сейчас выражается в антикультуре. Это реклама, страшные фильмы, чудовищное развращение детей. Сначала антикультура порабощает страну, затем приходят солдаты той страны, которая эту антикультуру нам навязывает. Взглянем на себя, на свою жизнь поглубже, построже. Вспомним, что мы – великий христианский народ, а не стадо, массы, электорат».
    В этом районе всегда проходила захватывающая игра-реконструкция «Луцкий прорыв». В 2014 военном году было уже не до игр. Об этом я узнал доподлинно в Дагомысе, где проходил 18-й Международный фестиваль журналистов «Вся Россия – 2014». Лейтмотивом его стало утверждение: журналистика – не только бизнес и политтехнология, но прежде всего – миссия! Говорить правду, не продаваться власти и спонсорам так откровенно, как это происходит сегодня на ТВ, в региональных изданиях у нас, но особенно – на Украине. Ещё по дороге из аэропорта в автобусе прозвучала фраза Владимира СУхомлина: «Впервые форум проходит без украинских журналистов». Может, и к лучшему. Что сегодня можно от них ждать при разговоре о высокой гражданской миссии? Вот, например, киевская газета с обязывающим названием «Факты» приводит рассказ защитника донецкого аэропорта. Журналистки с ним щебечут, задают душевные вопросы:
    — Кроме родных и домашнего уюта, чего не хватает?
    — Очень скучаем по домашней еде. У одного нашего побратима был день рождения, решили купить ему в подарок около десяти килограммов пельменей. Долго мучились, мудрили, как сварить все сразу, а съели за пять минут. Это было незабываемое счастье.
    Скучаем по детям, за ребяческим смехом. Если колонной проезжаем мимо детсада или школы, то специально притормаживаем, чтобы полюбоваться детворой. Однажды остановились возле сельской школы. К нам вышли сияющие учителя, благодарили за освобождение села. Школьники просились посидеть на БМП, подержаться за автомат. Ко мне неожиданно подошел мальчуган лет шести, дернул за рукав: «Дядя, а вы убьете дядю Путина? Я хочу, чтобы закончилась война». У меня до сих пор перед глазами этот ребенок. Не могу забыть его наивный вопрос, на который не нашел что ответить. Просто взял мальчишку на руки и сильно обнял. Не хотел, чтобы он заметил слезы в глазах». Вот как трогательно! – ребёнок захотел убить человека, кто бы он там ни был…
    Во-вторых, это не совсем так – без украинских журналистов. Например, бывший губернатор, а теперь сенатор Анатолий Лисицын представил международный проект «Непо100ронняя война» и движение «Memoria Patriae», в ходе реализации которых он и его помощники с Западной Украины находят и восстанавливают заброшенные могилы воинов Первой мировой войны. Кино-фото материалы представляли ярославский тележурналист Александр Кудряшов и львовянин Кирилл Арбатов – председатель федерации скаутов «Галицкая Русь». Скауты провели совместно с Фондом Лисицына и своими сверстниками из Петербурга и Ярославля несколько волонтёрских экспедиций по местам Брусиловского прорыва в Карпатах, в Волынской области, где развёртывалось наступление, в Тернопольской области, где начинался боевой путь моего отца – поручика А.Н. Боброва. Причём, как подчёркивал Кирилл, на старом городском кладбище города Залещики (Тернопольская область) они реставрировали и обелиск воинам 132-го запасного пехотного полка Российской Императорской армии, и памятник на братской могиле 36-ти воинов армии Австро-Венгрии, который вообще находился в аварийном состоянии. Это их принципиальная позиция – отдавать дань памяти всем павшим. Между тем, последняя экспедиция в Ужгородской области оказалась на грани срыва. В заявлении партии "Свобода" говорилось: «Федерация скаутов "Галицкая Русь" ухаживает за памятниками Первой и Второй мировых войн. В большинстве это памятники коммунистического режима». Вот так да! Неужели коммунисты ставили памятник венгерским уланам? Ненависть всё-таки ослепляет и оглупляет. Председатель Ужгородской городской организации ВО "Свобода" Томаш Лелекач нагнетал: «Во время войны с Россией (кто её объявлял?! - А.Б.) в тылу Украины "Галицкая Русь" решила провести сепаратистскую акцию - никак иначе это нельзя оценить. Они планируют развернуть большой российский флаг и, по своему обычаю, повесить "колорадские" ленты. Перезахоронение русских солдат ничего плохого не может означать только в том случае, когда здесь не пропагандируют империалистические настроения. "Свобода" не допустит российской провокации и требует от Министерства внутренних дел проверить деятельность данной организации и запретить ее как таковую, что прикрывается честным именем скаутов».
    Представляете, как работать этим ребятам из Львова? Вот и на Волыни, где ни в чём не повинного губернатора ставили на колени – память о Первой мировой перечёркивают! Но я вернусь к тернопольским дорогам – по местам послужного списка отца (а всё ли мог описать полковой писарь?). Ещё к 90-летию Брусиловского прорыва мы вместе с моим армейским другом Вадимом решили повторить его боевой путь от Тернополя, от центра города, где молоденький офицер сфотографировался со своими однополчанами, что и обозначено на коричневатом фото, до затяжных и уже безуспешных боёв в Карпатах. Теперь в Тернополе высится памятник князю Даниилу Галицкому, всё его бывшее княжество является ополотом украинского национализма.

    * * *
    И вот распахнулась пред ним Голицийская брама.
    С кокардой и шашкой отец мой на фото анфас.
    Его доконала потом прикарпатская рана,
    Коснулась меня и родная, и общая драма,
    Но все-таки драма – куда благородней, чем фарс…
    Началась дорога по Галиции, по тем местам, где немалая часть населения воевала на стороне Австро-Венгерской империи, где в годы Второй мировой формировалась дивизия СС «Галичина», где стоят памятники павшим советским солдатам и партизанам, а рядом - кресты сечевым стрельцам и вонам УНА-УНСО с надписью «Героям слава!». В Тернополе я обратился за помощью к коллегам из государственной телерадиокомпании, расположенной недалеко от торжественного памятника князю Даниилу Галицкому. Председатель Роман Заяц любезно предоставил машину и талоны на подорожавший бензин, позвонил в газету райцентра Монастыриска - конечного пункта дороги по Тернопольщине, что-то стал рассказывать редактору по-украински. Мой армейский друг Вадим потом удивлялся: «Представляешь, он сказал: тут журналист из Москвы хочет написать про какой-то Брусиловский прорыв. Я не ослышался: именно про какой-то!».
    Зато сотрудник телекомпании Роман Гайдуцкий за рулем «Славуты» (разновидность «Запорожца» с корейским уклоном) про Брусиловский прорыв прекрасно знал: его дед воевал в Галиции с русскими войсками, попал в плен, был отправлен на работы в Херсон, потом в составе войск Петлюры прошел с боями по Украине, вернулся в родные края, мирно плотничал, вступил при советской власти, правда, под страхом смерти, в колхоз: «В органах знали: если Мартын пойдет – все пойдут!».
    - Значит, не всех петлюровцев репрессировали?
    - Да он потом и колхоз возглавил, и до 80 лет дожил! – засмеялся Роман Павлович, отслуживший восемнадцать лет на родяньском Тихоокеанском флоте.
    Дед его прожил дольше моего отца, с которым воевал на этих зазеленевших просторах, - отметил я про себя и попытался вернуться в мыслях почти на век назад…
    Среди семейных реликвий у меня дома хранится небольшая фотокарточка, на которой изображено три молоденьких офицера в форме царской армии. Крайний справа - мой отец, поручик Кобринского полка. Они снимались, наверное, в Тарнополе (так тогда писалось), перед самым наступлением, судя по беззаботным лицам, еще не зная, какой кровавый и славный путь им предстоит...
    Из редких рассказов отца: «Взяли прикарпатское местечко какое-то. Лес зеленый, птицы поют. Правда, речушка трупами забита. Думаю, надо наведаться к другу в соседний батальон. Они уже расквартировались, вина раздобыли. Иду, а навстречу из чащи человек десять австрийцев, с оружием. А у меня пистолет, застегнутый в кобуре, и палка в руках. Увидели меня - руки подняли, говорят наперебой - сдаются. Господи, думаю, навязались на мою голову - сорвали поход к другу, повел в штаб...».
    Брусилов вспоминал: «15 июля все мои армии перешли в дальнейшее наступление… Наконец, стремительной атакой левого фланга 11-й армии совместно с правым флангом 7-й армии неприятель с громадными потерями был отброшен к западу, и к 31 июля была занята намеченная линия Лишнюв — Дубы — Звижень и западнее Зборов. Левый фланг 7-й армии совместно с правым флангом 9-й армии атаковал противника на реке Коропец в направлении на Монастержиску. Однако австро-германцы к этому пункту успели подвезти значительные резервы и оказали там упорное сопротивление. 27 июля атаку повторили, и на сей раз успешно: был нанесен сильный удар врагу, в результате которого он поспешно стал отходить. Боевой неприятельский участок против центра 7-й армии, который императором Вильгельмом, посетившим его, был признан недоступным, был, однако, брошен почти без боя, так как наши войска охватили его с северо-запада и юго-запада».
    Бои на реках Барышка и Коропец шли в разгар лета. Местечко Монастержиска (так это звучало по-польски) несколько раз переходило из рук руки. Учитель истории Петр Козуцкий написал краеведческий очерк о родных краях. Его дед тоже воевал на стороне Австро-Венгрии, которая владела городом до распада империи. На местном кладбище, где покоятся воины обоих враждующих армий, Петр Иосифович показал на другой берег притока Добровитки: «Вот видите склон со следами заросших траншей. Там зарылись в землю русские, а здесь, где мы стоим, поливала их огнем австрийская батарея. Вон над тем меловым обрывом и взяли в плен моего деда, причем, полонили его тоже украинцы, но воевавшие за Российскую империю. Трагедия! Мы всегда находились между двумя империями, как меж двух жерновов… Да и потом легче не стало: в ноябре 1918 Австро-Венгерская империя распалась, и на ее руинах возникла Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР). В соседнем Бучаче перемена власти обошлась без пролития крови. Мирно прошла передача власти и в Монастыриске. В середине мая 1919 года поляки прорывают фронт под Львовом. Задержать их не было возможности из-за удара в спину, нанесенного румынской армией, которая начала занимать Карпаты и Гуцульщину. Фактически это был польско-румынский сговор, в результате которого армия ЗУНР вынуждена была спешно покину¬ть свою тогдашнюю столицу Станислав (нынешний Ивано-Фопнковск), перейти за Днестр. В конце мая польская армия захватила Монастыриску. До середины июля городок стал ареною жестокой борьбы, переходя из рук в руки. В этот период от рук конфедератов по-варварски были загублены украинские священники о. Пщляшецкий и о. Галибей, которые были захоронены возле городской церкви. В воспоминаниях Норберт Рыбак пишет: «Казнили их бесчеловечно, отрезали уши, носы, пальцы, выкололи глаза, сдирали живьем кожу, обваривали кипятком». Теперь стараются рассказывать только про зверства большевиков, которых было куда меньше.
    Да, 16 июля 1919 года Монастыриска была захвачена поляками на долгих двадцать лет, за исключением августа-сентября 1920 года, когда Красная армия восстановила Советскую власть. Вскоре после освобождения был создан ревком, который организовал сбор урожая с панских полей. Но 18 сентября 1920 года город снова оккупировали поляки. Ну, а дальше – сами в моей брошюре прочитаете».
    Скупые факты – впечатляют. В послевоенный период царил и национальный, и социальный гнет. Например, медицинского облуживания в городке почти не было: практиковали три частных лекаря и две акушерки. Началось наступление на украинское образование. Теперь почему-то это приписывают чуть ли не самому Брусилову, который только требовал не вести подрывную работу в занятых населенных пунктах, но запрещать книги Шевченко, как цитировал я выше одного «свидомого журналиста», и не думал – смешно такое представить, тем более, что генерал Кобзаря ещё в Петербурге по-малороссийски читал!
    На месте австрийского Школьного Совета появилась во Львове Школьная Курия. В 1932 году была проведена реформа, по которой вводилось обязательное семилетнее образование. В Монастыриске заработали две семилетки – мужская и женская, но преподавание в них велось только на польском языке. В местечке работало три библиотечки с мизерным количеством книг, но две из них – польская и еврейская – были платными. Газет и книг на украинском – не издавалось, а в советской Украине наоборот - закрывались русские газеты. Экономический кризис 1929-1933 годов ухудшил жизнь народа, резко упали цены на сельхозпродукцию. В 1937 году в городе вспыхнула забастовка, которую возглавил столяр-коммунист Суроневич. Власть бросила войска и полицию, около 300 участников стачки были арестованы. В 1938 году был разрушен Народный Дом, разгромлена читальня «Просвета» - это тоже русским солдатам почему-то приписывают! Украинская культура и язык оказались в загоне.
    А что в это время происходило, к слову, на Левобережной советской Украине? 30 октября 1937 года секретарям ЦК ВКП(б) - т. т. Сталину, Кагановичу, Андрееву, Жданову, Ежову поступает докладная от Мехлиса: «О русских газетах на Украине». Текст гласит: «Ни в одной союзной и автоном¬ной республике русская печать не находится в таком захудалом состоя¬нии, как на Украине... В Ки-еве издаются газеты на немецком, польском, еврейском, болгарском языках. Нет только ни одной газеты на русском языке, если не считать русского издания армейской газеты «Червона армия». Спрашивается: неужели Украина нуждается больше в немецкой газе¬те, чем в русской? Действительно ли польский и болгарский языки рас¬пространены на Украине больше, чем русский? Отсутствие в Киеве ру¬ководящей русской газеты свидетель¬ствует о политической близорукости ЦК КП(б)У. Ни в одной из 12 областей УССР, кроме Донбасса, не выходит ни од¬на областная газета на русском язы¬ке. В Донбассе издается на русском языке областная газета «Социалистический Донбасс». Все остальные га-зеты Донбасса выходят преимуще¬ственно смешанными — часть материалов на русском языке, другая на украинском. Эти газеты какие-то уб¬людочные. Мы просим ЦК ВКП(б) рассмот¬реть этот вопрос и принять вноси¬мый нами проект постановления».
    Сегодня, к слову, в областях Западной Украины снова не выходит ни одной газеты на русском языке, а русские-то жители – пока остались. Даже пример с прессой наглядно демонстрирует разный подход в культурной политике народной и буржуазной власти. А самые грозные события тогда еще только накатывались. В 1939 году 1 сентября Германия без объявления войны напала на Польшу, началась Вторая мировая война, 17 сентября 1939 года Красная армия переходит через Збруч и спустя несколько дней «вызволяет» Монастыриску. Петр Иосифович пишет про освобождение в кавычках, как положено в нынешней Украине, но он-то, крестьянский сын и здравый человек, прекрасно понимает, какие возможности открыла перед ним Радяньска власть, которая построила и школу, где он теперь учительствует, и четырехэтажное здание райкома партии, где он заседает в городском совете. До сих пор в центре городка работает трехэтажная библиотека с устаревающим фондом и литературным музеем, но я туда не сумел попасть: увы, закрывается почему-то она слишком рано – в 18 часов. Кстати, недавно Козубский поехал по примеру тысяч земляков на заработки в Польшу (надо было платить в институте за сына), нанялся к хозяину всего за 150 долларов в месяц, вкалывал с пяти утра до девяти вечера. Учительница из соседнего городка узнала, что на поле батрачит ее украинский коллега, познакомилась с ним и была потрясена: «Вы же образованный, достойный человек. Мы летом на Средиземное море в отпуск ездим, а вы тут горбатитесь…».
    Еще Петр Иосифович показал, что встреча Красной армии состоялась в долине реки, на том мосту, который, может быть, штурмовал пехотный полк моего отца. Местные жители во главе с коммунистами пошли приветствовать советских воинов с хлебом-солью, но поляки оставили на костеле пулеметное гнездо и при приближении нашей части открыли провокационный огонь. Настороженно настроенные бойцы не разобрались в обстановке и открыли ответный огонь по мирной депутации горожан. Так что эта земля пропитана кровью, измучена провокациями и предательствами. Вот и Брусилов, вступив на нее, по существу, был предан и Ставкой, и своими ревнивыми коллегами.
    Вот первый разговор Брусилова с Государем после назначения командующим фронтом: «На следующий день в Каменец-Подольске я встретил вечером царя, который, обойдя почетный караул, пригласил меня к себе в вагон и спросил, какое у меня вышло столкновение с Ивановым (прежний командующий фронтом, который чуть не плакал при передаче дел – А.Б.). Я ответил, что у меня лично никаких столкновений и недоразумений с Ивановым нет и не было. Затем царь спросил меня, имею ли я что-либо ему доложить. Я ответил, что имею доклад и весьма серьезный, заключающийся в следующем: в штабе фронт я узнал, что мой предшественник категорически донес в Ставку, что войска Юго-Западного фронта не в состоянии наступать, могут только обороняться. Я лично безусловно не согласен с этим мнением; напротив, я твердо убежден, что ныне вверенные армии после нескольких месяцев отдыха и подготовительной работы находятся во всех отношениях в отличном состоянии, обладают высоким боевым духом и к 1 мая будут готовы к наступлению. Если мнение, что Юго-Западный фронт не в состоянии наступать, возможно, и мое мнение не будет улажено, как главного ответственного лица в этом деле, то в таком случае мое пребывание на посту главнокомандующего не только бесполезно, но и вредно, и в этом случае прошу меня сменить.
    Государя несколько передернуло, вероятно — вследствие столь резкого и категорического моего заявления, тогда как по свойству его характера он был более склонен к положениям нерешительным и неопределенным. Никогда он не любил ставить точек над «и», тем более не любил, чтобы ему преподносили заявления такого характера. Тем не менее, он никакого неудовольствия не высказал, а предложил лишь повторить мое заявление на военном совете, который должен был иметь место 1 апреля, причем сказал, что он ничего не имеет ни за, ни против и чтобы я на совете сговорился с его начальником штаба и другими главнокомандующими».
    Признаться вслух: «я ни за, ни против», прежде всего поинтересоваться не состоянием войск, а какими-то побочными обидами прежнего, не справившегося военачальника, самому обижаться на прямоту в критический момент – разве можно себе представить таким Верховного главнокомандующего Сталина? Абсурд! А не понять таланта Брусилова, не разглядеть его счастливой полководческой звезды? – разве можно представить себе такое отношение Сталина к Жукову или Ватутину, памятники которому сносят теперь на Украине…
    Брусилов проявил мужество и верность долгу: он не только повторил на военном совете доводы, но настоял на решительных действиях. И не просто «сговорился с командующими армиями», а твердо приказал готовиться к наступлению. И оно победоносно грянуло! А чем завершилось? «Русское высшее командование либо не имеет заранее подготовленных планов операций, либо, если их имеет, то их не выполняет... Высшее командование не имеет единообразных методов обороны и нападения и не умеет подготовлять наступление... Высшее командование не считается с потерями живой силы и не проявляет достаточной заботливости о солдатах... Армия отчетливо сознает, что если эти причины не будут устранены, то победы мы, несмотря ни на какие жертвы, не добьемся», - так заявил путаник и демагог М.В. Родзянко, председатель IV Государственной думы, но суть его заявления – не опровергнуть. «...Летняя операция 1916г. является первым фактом, обусловившим разложение русской армии, проявившееся осенью и зимой этого года. Это разложение представляется крупным звеном цепи событий падения прежней государственности», - сказал А.А. Свечин, полковник, командир 8-го Финляндского стрелкового полка. Наверное, это могли повторить многие боевые офицеры, потому и осознал мой отец, что империя рухнула закономерно, принял революцию и работал уже на Советскую власть, хоть часто вслух, как помню я с детства, высказывал недовольство многими её действиями. Лишь однажды, выпив с любимым братом Виктором (тот был всего на год моложе и тоже воевал в первую мировую), сказал в сердцах: «А жаль, что мы свои шашки «За храбрость!» в Оке утопили»…

    * * *
    Мы русские люди, отец мой, и мы – офицеры.
    Мы знаем, конечно, всему есть на свете цена:
    И жизни, и смерти…
    Но честь и Отчизна – бесценны,
    Пусть сбиты прицелы и спутаны средства и цели,
    Не все ж продается, покуда Россия – цела!
    На Западной Украине воцарялось лето, отцветали и завязывались черешни, нежно зеленели всхолмленные поля, темнели еловыми лесами близкие горы. Над быстрыми реками Стрипа, Барышка и Коропец мягко волнились следы былых траншей и укреплений – земля хранит память порой тверже увертливых людей.
    Дальше след боевых действий отца в Карпатах – затерялся. Оказалось, что хребтов и гор Магура – несколько: так зовут здесь любую лесистую гору. И где точно был ранен отец – я так и не отыскал. Обращение в государственный музей Истории Украины – ничего не дало. Главный хранитель Ольга Федотова объяснила мне, что у них особые задачи, и следы Брусиловского прорыва могут быть обнаружены лишь косвенно – через события в борьбе за независимую Украину. Но что стало бы с украинством в Голиции, останься она, например, под властью Польши? Кто вообще подарил современной Украине ее просторные границы? – на эти естественные вопросы нынешние самостийники не любят отвечать, как и вспоминать «какой-то Брусиловский прорыв».
    Кстати, и в советской историографии ход и опыт первой мировой войны был освещен недостаточно, а многие ее военачальники и даже герои до сих пор остаются безвестными. Ну а при однобокой демократии и словесной свободе война, приведшая к поражению Германии и гибели империи Романовых, по-прежнему остается во многом неизвестной, непривлекательной. Такое впечатление, что ее трагический и героический опыт в современной идеологической борьбе и осмыслении истори