[SIZE=4][FONT=times new roman]из воспоминаний Киселёва Ивана Петровича
бывшего узника концлагерей Майданек и Маутхаузен.

….7-го ноября 1943 года рано утром всех нас построили перед двумя рядами колючей проволоки, находящейся под высоким напряжением и приказали внимательно смотреть на то, что будет по ту сторону проволоки. Со всех охраняемых вышек гремели вальсы Штрауса. По дороге в направлении к крематорию с темна до темна, вели заключённых евреев партиями приблизительно по 50…100 человек – мужчины, женщины, старики, молодые и дети. У многих женщин на руках были грудные дети. Каждую партию заключённых сопровождало не менее 50-ти солдат СС с автоматами и собаками. Нам пришлось наблюдать такое действие. У женщины на руках заплакал грудной ребёнок. Рядом идущий фашист приказал успокоить ребёнка. Тот продолжал плакать. Тогда изверг выхватил из рук матери свёрток, развернул одеяло, взял ребёнка за ножки и ударил его головой о мостовую. Мёртвого ребёнка снова отдал матери.
Несмотря на очень громкую музыку, мы отчётливо слышали пулемётную стрельбу со стороны крематория. Так продолжалось до наступления темноты. Заключённых больше не гнали, музыка прекратилась. К нам подошёл офицер СС с переводчиком и объяснил, что завтра мы пойдём туда же, а сегодня нужно поминать души убиенных иудеев. Нам налили по миске баланды и загнали в бараки.
Этот день фашисты назвали: «Праздник урожая». Трупы из рва сжигали в крематории до весны 1944 года и все-таки всех не сожгли, хотя круглосуточно работало 5 печей. Когда ветер дул от крематория в сторону наших бараков, то дышать было невозможно, желудок выворачивало наизнанку.
Очень мучительно было ожидать каждый десятый день, когда из наших рядов отбирали партию 50 человек и отправляли в «баню», а из «бани» редко когда возвращались.
В начале апреля 1944 года началась эвакуация лагеря. Нас погрузили в эшелон в середине мая, а в конце мая 1944 года мы прибыли в г. Маутхаузен.
1985 год.[/FONT][/SIZE]