«Mühlviertler Hasenjagd»
«Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».

Но не прошло и получаса с момента начала побега, как комендант Маутхаузена штандартенфюрер СС Цирайс прибыл в комендатуру лагеря
и в течение короткого времени организовал преследование смертников. Поскольку собственных сил СС был явно недостаточно для погони за такой массой беглецов, Цирайс передал руководству местной жандармерии приказ:
«Сегодня ночью около от 800 до 1000 заключённых бежали. Следует немедленно уведомить фольксштурм и жандармерию, которые должны
немедленно начать поиск всеми доступными средствами. Заключённые частично вооружены и возможны грабежи, при задержании безжалостно использовать личное оружие. Схваченных беглецов привозить обратно в лагерь только мёртвыми».
Бургомистры всех окрестных населённых пунктов собрали на сход местное население, где объявили бежавших опасными преступниками, которых нельзя брать живыми, а нужно уничтожать на месте.
На поиски смертников были мобилизованы фольксштурм (народное ополчение), члены нацистской партии и беспартийные добровольцы из местного населения, гитлерюгенд, добровольные пожарные дружины.
Так как многие из этих добровольных преследователей и большинство эсэсовцев были страстными охотниками, а своих жертв они людьми не считали, то данная акция получила цинично-шутливое название
«Mühlviertler Hasenjagd», что переводится с немецкого как
«Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».
Как она происходила, описал местный жандарм Йохан Кохоут:
«Люди были в таком азарте, как на охоте облавой. Стрелялось во все, что двигалось. Везде, где находили беглецов, в домах, телегах, скотных дворах, стогах сена и подвалах, их убивали на месте. Снежный покров на улицах окрасился кровью».
Сам процесс охоты на людей продемонстрирован в фильме австрийского режиссёра Андреаса Грубера «Охота на зайцев», вышедшем в свет в 1994 году.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	img917 (Копировать).jpg 
Просмотров:	508 
Размер:	130.5 Кб 
ID:	21185


Хотя режиссёр и не показал в фильме наиболее одиозные зверства «охотников» на русских военнопленных, однако в документальном приложении к фильму, содержатся свидетельства очевидцев, которые утверждают, что это была не нормальная охота с ружьями «как на зверя». Многих беглецов, особенно пойманных живыми, не расстреливали, а забивали насмерть подручными средствами самым жестоким образом.
Как свидетельствуют документы архивов: «…Трупы остались лежать там,
где людей убили. Кишки и половые органы были выставлены на всеобщее обозрение...
«..Жена одного фермера услышала вечером шорох в хлеву для коз.
Она привела своего мужа, который вытащил беженца из его укрытия. Фермер сразу же ударил этого человека ножом в шею, и из раны хлынула кровь. Жена фермера прыгнула к умирающему и дала ему ещё пощёчину перед смертью...».
Один из свидетелей в документальном приложении к фильму обмолвился, что он был четырёхлетним ребёнком, когда на его глазах его земляки убили одного русского, сказав ему при этом, что «это нелюди».

В архивах сохранились документы с описаниями целого ряда зверств местного населения над беззащитными узниками.

Сохранились также показания местных жителей о том, что много эсэсовцев, участвующих в преследовании беглецов не были немцами, они говорили на
украинском языке и отличались необыкновенной жестокостью.

Две недели продолжалась садистская акция под названием «охота на зайцев». Для подсчёта количества жертв, трупы свозили в деревню Рид ин дер Ридмаркт в четырёх километрах от Маутхаузена и сваливали на заднем
дворе местной школы.
Подсчёт жертв осуществлялся путём зачёркивания на школьной доске нарисованных мелом палочек. У нацистов счёт не сошёлся. Несколько палочек остались не зачёркнутыми.
Известны имена этих девяти советских военнопленных из блока смерти, которым удалось спастись. Большинство счастливчиков спаслось без
помощи местного населения, которое в большинстве случаев, если не само убивало их на месте, то сразу выдавало эсэсовцам.

Двоих советских военнопленных - Михаила Рыбчинского и Николая Цемкало спасла у себя мужественная австрийская женщина Мария Лангталлер, четверо сыновей которой находились в то время в рядах Вермахта на фронте. Она потребовала у членов своей семьи не выдавать несчастных СС и с риском для собственной жизни, поскольку СС и фольксштурм обыскивали все дома местных жителей, прятала их у себя в доме на хуторе Винден до конца войны. Её подвигу посвящена книга австрийского журналиста Вальтера Коля «Тебя тоже ждёт мать» („Auch auf dich wartet eine Mutter“).
Название: IMG (Копировать).jpg
Просмотров: 350

Размер: 479.1 Кб


1945 год после освобождения
слева на право: Alfred Langthaler, Николай Романович Цемкало,
Anna Langthaler (Hackl), Josef Langthaler, Михаил Львович Рыбчинский
сидят: Maria Langthaler, Johann Langthaler, Maria Langthaler.