Ночь с 1 на 2 февраля, обычная ночь. До Победы оставалось 97 дней.
В эту ночь на весь мир прозвучали слова «Маутхаузен 20 блок».
Только услышат люди эти слова через много-много лет.
Поистине многолетнее эхо минувшей войны.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	img715 (Копировать).jpg 
Просмотров:	591 
Размер:	158.5 Кб 
ID:	21174

70 лет назад, в ночь со 1 на 2 февраля 1945 года концлагерь смерти Маутхаузен был разбужен русскими криками "Ура! Вперёд! За Родину"
Крики неслись из расположения 20 "блока смерти", окружённого со всех четырёх сторон каменными стенами с колючей проволокой под током высокого напряжения и пулемётными вышками.
Ударили пулемёты с вышек у 20-го блока.
Их поддержали все сторо*жевые вышки концлагеря.
Огонь был направлен на двадцатый...
До самого рассвета не стихали выстрелы в окрестностях лагеря.
Наутро узники Маутхаузена узнали - бежали 725 советских военно*пленных офицеров смертников, заключённых "блока смерти".

«События этой памятной ночи».
воспоминания узника Маутхаузена публикуются впервые

События этой памятной ночи всколыхнули население всего лагеря.
Многие слышали ночную стрельбу, крики "Ура!" и думали, что на лагерь напали партизаны или советский десант.
Но выйти из блока было невозможно. Весь двор был оцеплен эсэсовцами
и при малейшей попытке высунуть голову поднималась стрельба из автоматов.
Ночь прошла в тревоге, беспокойстве и полном неведении о происходящем,
но на утро все уже знали о славном побеге и восхищались смелым подвигом товарищей.
С обеда в лагерь уже стали изредка приезжать бауэры на лошадях, и в повозках лежат 1-2-3 трупа. Значит, не убереглись в его усадьбе молодцы. Нашли их и убили. Что они кричали палачам в лицо? Как они бросались на своих убийц и сколько их задушили? Обо всем этом возможно и знает возница, но когда, кому об этом поведает?
К вечеру были и такие повозки, когда на верёвке труп тащился привязанный за ногу, за руку, за голову. Полосатая роба изорвалась в клочья. Тело в грязи и крови. Лица не видно - одно сплошное красно-серое мясо и лишь белые зубы выдают застывшее страдание. У иных ещё сочится кровь, значит, недавно был жив.
Какое жестокое глумление над жертвой.
Видел и трупы, сброшенные в подвал крематория с машины, но они за что-то зацепились, и видно было, как совсем бессознательно тело дрожит в судорогах, корчится, голова силится подняться от гранитной брусчатки, у первой ступеньки в крематорий.
И так я стоял и не был уверен, что от увиденных ужасов мой ум не помрачится и психика не сдаст, тогда дело кончится безрассудным криком, бессознательными действиями и кончится тем, что окажусь рядом с этими мучениками. Но нервы выдержали. Устоял. И всё запомнил и поклялся обо всем рассказать людям.
На следующий день нас погнали на работу. Мы стояли на священных камнях гранитной брусчатки, политой кровью героев 20 блока.
След от этой крови застыл в расщелинах брусчатки от крематория через всю площадь к воротам.
Художник, скульптор, если задумаешь для постамента памятника героям
20 блока брать материал, то не выдумывай и не ломай голову - только брусчатка аппель плаца, политая их кровью.
Они сами кровью своей указали этот материал.
Шли дни... Машины перестали возить трупы. Но если и привозили, то один,
а иногда два. И вот объявили: "Все беглецы 20 блока пойманы".
Трудно было верить.
Не хотелось верить.
бывший узник концлагеря Маутхаузен Георгий Пурвер