Страница 3 из 3 ПерваяПервая 1 2 3
Показано с 21 по 27 из 27

Тема: Марков Владимир Семенович

  1. #21
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию Что сулит нам полицейский режим?

    События и комментарии. Что сулит нам полицейский режим?

    Стукнуло какому-то умнику в голову, что лучший путь реформирования МВД – это преобразование милиции в полицию. Словно с Луны свалились (или, как выражается нынешняя молодежь, «рухнули с дуба») инициаторы этой затеи, не зная ни истории России, ни психологии и культуры русского народа – его «менталитета». Их это вроде бы даже и не интересует. Главные аргументы для введения полиции: а) вполне правомерная констатация плохой работы милиции и порчи ее кадрового состава в условиях нынешнего «ворократического» режима и б) бессодержательные похвалы в адрес будущей полиции как якобы верного средства для выхода из явно гибнущего правопорядка.
    На самом деле принятие такого законопроекта станет прямым признанием, что государство в РФ – антинародное (не буду даже ссылаться на укоренившееся выражение «полицейское государство» - его и без слова полиция внедряют у нас с настойчивостью, заслуживающей применения в лучших делах). Насадители полицейщины демонстрируют, кроме всего прочего, свое интеллектуальное убожество, свое абсолютное непонимание традиционного негативного отношения русского народа ко всему, что связано со словом «полиция». В русском языке даже укоренилось издавна ругательство заменяющее мат: «японский городовой».
    Однако главное, абсолютное неприятие всего связанного со словом «полиция», идет из времен Великой Отечественной войны, когда в захваченных немецкими фашистами республиках и областях СССР была создана оккупационная полиция. Слово «полицай» стало ругательством крепче любого мата. В полицаи шли отбросы общества, нелюди. Убить изменников Родины было долгом, делом чести и совести патриотов.
    Думают ли о последствиях своей затеи высшие чиновники, пытающиеся уничтожить вместе с памятью о великой советской эпохе и все хорошее, что она дала, в том числе память о славной советской милиции? Нет, это в их головенке не умещается.
    А эти последствия легко предвидеть. Если «дальневосточные партизаны» явились частным, местным ответом полукриминального толка на криминализацию нынешней милиции (по данным многочисленных социологических исследований, граждане РФ боятся милиционеров больше, чем преступников), то в случае реанимации полиции Россию ждут крупные потрясения с непредсказуемыми результатами. Чтобы явление «дальневосточных партизан» стало массовым движением со здоровой народной основой, не хватало только одного – вдохновляющей идеи. А власти ее и подсовывают, пиля сук, на котором пока еще держатся.
    Владимир МАРКОВ.

  2. #22
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию Чудо-Юдо в Интернете

    Чудо-Юдо в Интернете

    Интернет – явление довольно демократичное, всякое можно встретить. Но встречаются порой такие вещи, которые, по словам древних греков, уходят далеко за Геркулесовы столбы. Объявилась со своим опусом «Три тонны мерзости: снова с нами» некая Елена Чудинова, обозначенная как «автор «Эксперта» (журнала «Эксперт»?). И портрет дан, очень подходящий к содержанию пасквиля: дамища неопределенного возраста, с похмельным выражением лица. Узкие прорези глаз вместе с очками предназначены скрыть (но не скрывают) неутолимую, буквально полыхающую злобность. Встретят такую грабители – и разбегутся, пожалуй. А доброму человеку лучше не попадаться: если характером слабоват, то может со страху обынфарктиться.
    «Экспертиха» возмущена восстановлением памятника В.И.Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде (то есть Санкт-Петербурге), расценивая этот факт как свидетельство продолжающегося господства коммунистической идеологии, которую она ненавидит не меньше, чем фашисты прошлого (вроде гитлеровцев и их пособников) и настоящего (вроде расплодившихся ельцинистов и их олигархических и зарубежных хозяев).
    Добросовестные читатели уже дали достойный ответ этой «экспертше». Но некоторые моменты, на мой взгляд, должны быть сформулированы почетче.
    Это, во-первых, наглая ложь, бессовестная клевета на Ленина, которого она называет «недочеловеком (термин украден из гитлеровской пропаганды. – В.М.), одержимым патологической ненавистью к нашей стране». К чьей «нашей», авторша сказать не может, ибо Россия здесь никак не может подразумеваться. Россия – это народ, трудящиеся, а вся жизнь Ленина была посвящена организации социально-экономического, политического и культурного прогресса страны как раз для блага трудового народа, при обязательном избавлении его от засилья паразитов, отечественных и иностранных.
    Наглая ложь состоит и в утверждении, что Ленин «стоял у истоков явления, прежде невиданного: государственного вандализма». Чудинова придумала этот термин для сноса памятников прошлого, которые не соответствовали идеологии, общественному сознанию новой, советской эпохи. Но ведь именно уничтожение памятников советской эпохи и вытравление даже исторических названий стало государственной политикой при Ельцине и ельцинятах. Особенно заметно это в названиях столичных улиц и станций метро: не было изначально таких названий станций метрополитена, как «Лубянка» (была станция «Дзержинская»), не было «Чистых прудов» (исторически – «Кировская»), «Тверской» («Горьковская») и т.д.
    А как было в старом, дореволюционном обществе? Не надо скрывать факты, - если, конечно, «экспертиха» их знает.
    Крещение Руси, начатое киевским князем Владимиром, происходило при обязательном свержении статуй русских языческих богов, и загоняемые конными дружинниками в Днепр для крещения киевляне рыданиями и стонами провожали брошенных в реку «идолов». Христианизация Руси, по свидетельству известного историка И.Фроянова, продолжалась с помощью меча и огня еще и в Х1У веке.
    По инициативе средневекового духовенства московские цари буквально истребляли скоморохов, уничтожая тем самым целые слои древнерусской народной культуры.
    А в ХУ11 веке (при Алексее Михайловиче Тишайшем) и позже (при его сыне Петре Алексеевиче Великом) вся государственная мощь была обрушена на старообрядцев – с бессудными массовыми казнями, выжиганием селений вместе с их жителями. А какое огромное рукописное и иконописное богатство было варварски загублено! Вынужденное бегство русских людей (прежде всего крестьян) от насильственных реформ Никона сохранило следы фактически до нашего времени: старообрядцы и ныне живут преимущественно в тех областях, которые раньше были глухими окраинами государства.
    Можно назвать и другие исторические явления подобного рода, но и из сказанного ясно, что мы имеем дело с диким невежеством и злостной клеветой «в одном флаконе».
    Во-вторых, совершенно очевидны классовые корни чудиновской безрассудной и бесчестной злобы. Это – ненависть ко всему советскому, к социализму. Ей мало слова «совки», запущенного в оборот СМИ, когда они в период лживой перестройки находились в руках американского агента А.Яковлева. Она пытается возродить белогвардейский, а позднее фашистский и власовский термин «Совдепия», чтобы вытравить из исторической памяти народа великую правду о том, что он сражался за Советскую власть – его родную власть – и победил в жестокой борьбе отечественных паразитов-эксплуататоров, свору иностранных интервентов и их разношерстных пособников, а затем сокрушил фашизм.
    Абсолютная ложь – заявление «экспертши», что «мы живем в государстве, которое не убивает за религиозные убеждения, как практиковалось при покойнике». Имеется в виду Ленин, но клеветница не сможет назвать ни одного случая «практикования»! Борьба с церковной контрреволюцией – да, была. И попов, паливших из пулеметов с колоколен по отрядам красноармейцев или устраивавших антисоветские заговоры и превращавших церкви и монастыри в тайники оружия и боеприпасов, расстреливали по приговорам ревтрибуналов или народных судов вовсе не за «религиозные убеждения», а по делу. А протопопа Аввакума сожгли заживо, насколько мне известно, не при Ленине, а несколько раньше – тогда, когда именно за религиозные убеждения сжигали тысячами.
    Откуда же такой классовый интерес у «экспертши» Чудиновой? На ее лице нет и следов хваленых (в последние 20 лет) дворянского «благородства», купеческих «честности и благотворительности», поповской «духовности». В социальном происхождении ее возможны три подходящих следа: 1) кулацкий (или лавочнический), 2) более поздний «власовский» или аналогичный ему, 3) заурядно криминальный.
    Она, похоже, хлопочет о возрождении средневековых сословий, закономерно канувших в Лету в 1917 году. По ее заверению, «именно Ленин стоял у истока создания концлагерей, физического и духовного уничтожения крестьянства, казачества, священства, купечества, дворянства».
    Как это она забыла упомянуть здесь еще и рабочий класс – для полноты картины? А ведь начала с крестьянства, вроде как за народ болеет. Она забыла сказать (а может быть, и не знает), что по ленинскому Декрету о земле крестьяне получили землю – благодаря ликвидации помещичьего землевладения и отмены навсегда, по желанию самих крестьян, частной собственности на землю. Что даже в краткий (вынужденный гражданской войной) период так называемого «военного коммунизма» крестьянство питалось лучше, чем голодные горожане (рабочий класс и интеллигенция) и отнюдь не жирующая Красная Армия. И что при переходе к ленинскому нэпу крестьянство впервые за столетия имело хлеб от урожая до урожая и излишки на продажу (даже возникла в государственном масштабе задача борьбы с самогоноварением).
    Конкретная история русской цивилизации, ставшей советской цивилизацией в результате суровой классовой борьбы (а эта борьба – не выдумка большевиков, а закономерность всей известной истории человечества), «экспертшу» вовсе не интересует. Она выполняет заказ, дающей ей выгоду – хотя бы как «автору «Эксперта». Сейчас такое производство грязи в моде и в ходу. Но вся эта мелкая идеологическая шушера, с азартом грызущая нынешний пирог, вовсе не задумывается о завтрашнем дне. Сохранившаяся в памяти вся история человечества свидетельствует, однако, о том, что антинародные режимы и даже в целом эксплуататорские общества – вовсе не такое уж вечное дело, какими они хотят казаться, а то и кажутся. Их место – на помойке истории. Участь паразитических классов и их силовой и идеологической обслуги всегда оказывалась незавидной. Ни одна страна, ни один антинародный режим пока не являлись и не обещают быть исключением. Дело лишь во времени, ну, и в готовности к таким переменам.
    В старой песне были такие слова: «Беснуйтесь, тираны». Сейчас можно было сказать: «Катайтесь на яхтах, братва, держите в руках роковые «яйца Фаберже», возите лайнеры блядей на гулянку в Куршавель, грызите причитающийся холопам пирог, но помните, что колесо истории никому не дано остановить и никому из-под него не увернуться». Дело, повторяю, лишь во времени. Как народ в ходе борьбы и после своей победы поступит с классовыми врагами разного рода и калибра, предсказать не могу. Кое-что можно узнать из опыта истории.
    В-третьих, «экспертиня» претендует на выработку новой государственной идеологии.
    С одной стороны, она запугивает чиновничество, что, мол, коммунистическая идеология и ныне фактически господствует, а чиновничество дремлет. Она храбро (за все уплочено, и безопасность гарантирована) осуждает «наглое безразличие чиновников к русской истории и полное отсутствие у РФ государственной идеологии как таковой». Тем самым она призывает к усилению уже проводимых антиконституционных репрессий: чистка библиотек от «марксистских» книг – до костров на площадях, правда, еще не дошло, изгнание из системы образования всяких основ научного мировоззрения, противозаконные запреты на коммунистическую и патриотическую печать и ее распространение и т.п. В действие вводится призыв фактического гауляйтера Запада в России А.Чубайса: «быть наглыми!» Ну, как не откликнуться, да еще за валюту? Вот и возникла у В.Новодворской еще одна коллега – такая же женоподобная красотка, не менее «крутая» антикоммунистка, антисоветчица, русофобка (кстати, они и портретно схожи: чуток подкормить Чудинову – и получится почти двойник Новодворской). В конкуренции она может и ее затереть, а заодно и Боннэр, Гербер и пр., не говоря уж о выжившей из сил матриархине диссидентства Алексеевой.
    Одно только может помешать победе Чудиновой в этой конкуренции: нет у нее хоть мало-мальски скандальной «политической биографии». Вот и приходится изо всех сил выламываться, отбросив всякие ограничения – моральные, интеллектуальные, языковые, фактические и любые иные, не заботясь о добром имени, которого, видимо, никогда не было, - ну, и не надо. Достаточно того, что она обозначила свою принадлежность к «экспертному сообществу». Назвать себя «экспертом» в наше время значит поставить на своем интеллекте (обходя вопрос о его наличии) нечто вроде «Знака качества». И весь разговор, не спорьте!
    С другой стороны, у «экспертши» есть и своя заготовка «государственной идеологии», ядро которой она видит в открытом письме к властям Северной столицы «Русского имперского Союза-Ордена» (направленность и содержание письма во многом совпадают с текстом Чудиновой). Все это старо и затаскано, включая масонское словечко «орден». Торжественность названий (а они появляются и обновляются раз в несколько лет, обычно перед очередными выборами) лишь на время завораживает политически неразвитую часть «электората». Ну, будет очередной «имперский демократический союз» или «русский кагал», но все равно из-под новых вывесок вылезет тупое и хищное мурло либерального фашизма.
    Думается, не надолго. Народ у нас поглощен заботами о выживании, - но ведь однажды он пристально осмотрится. Народ пока расколот, не собран, - но ведь у него есть общие коренные интересы, и они неизбежно выйдут на передний план, сольют массы воедино, вопреки разноперости нынешних политических деятелей, претендующих на пустующие места народных вождей. Народ наш терпелив, - но ведь настанет момент, когда он захочет «врезать». И – врежет!
    Владимир МАРКОВ.

  3. #23
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию Разгул дилетантизма, или Уроки одной дискуссии

    Разгул дилетантизма, или Уроки одной дискуссии

    Как ни странно, но обращение десяти академиков (Е.Александров, Ж.Алферов, Г.Абелев, Л.Барков, А.Воробьев, В.Гинзбург, С.Инге-Вечтомов, Э.Кругляков, М.Садовский, А.Черепащук) к Президенту РФ В.В.Путину по бесспорному, казалось бы, поводу – о необходимости соблюдать положения действующей Конституции России – вызвало бурную реакцию наспех сколоченной толпы из 45-ти интеллигентов-патриотов во главе с В.Н.Ганичевым.

    Такой активности и страстности у большинства из них не было заметно при принятии самых грабительских законов и при тех акциях власти, которые явно ущемляли национальные интересы. Назовем лишь развал традиционной для России лучшей в мире советской системы образования и ее коммерциализацию – вот бы где проявить патриотические чувства! Да и Год русского языка (2007 год) остался пустой формальностью, рекламной паузой во многом благодаря равнодушию к бедственному положению «могучего и свободного» вот таких вот деятелей культуры, озабоченных своими мелкими идеологическими пристрастиями.
    Оказывается, главное дело патриотов – затеять скандал насчет введения в школьную программу «православных» предметов и причисления к лику светских наук... теологии! Только фанатики РПЦ (именно РПЦ, а не православия: «православные фанатики» - крайняя редкость, да и то чаще всего искусственная, неискренняя) могут отстаивать такие дикие вещи, которые в переводе на ясный русский язык звучат так: РПЦ выше конституционных установлений, РПЦ выше государства и общества. Настоящего (то есть современного, а не средневекового) русского патриотизма в попытке не только оправдать клерикализм, но и способствовать его наступлению – нет ни капли.
    Многие из этих 45-ти пользуются общественным признанием и заслуженным авторитетом, некоторых я знаю лично как людей совестливых и умных и потому пишу с уверенностью, что группа «сколочена наспех». Небось, их ловили в коридоре за пуговицу и страстно шептали в лицо: «каждый патриот России должен это подписать! Покушаются на самое святое! Покажи, что не боишься масонов!».
    Кстати, о масонах. Ни один из 45-ти «православных патриотов» не использовал свой авторитет и доступ к СМИ, чтобы заявить: претензия члена, а тем более «Великого Мастера» тайного масонского общества на занятие высших государственных должностей в России – абсолютно незаконна и даже преступна, ибо цели таких обществ никак не связаны с национальными интересами. Точно так же незаконна и преступна официальная регистрация подобного «кандидата.
    Всю дискуссию (наиболее активно она велась в «ЭФГ» и «Советской России») нет смысла обозревать. Но некоторые характерные ее черты отметить необходимо, ибо они отражают удручающее состояние современного общественного сознания.
    Промахи незрелой мысли (Д.И.Писарев)
    Участие в дискуссии (против «письма академиков» и в поддержку его) лиц со степенями и званиями почти никак не сказалось на ее содержании и уровне. Дискуссия проходила под флагом, поднятым некогда М.Горбачевым: «каждый имеет право на свое мнение», - и неважно, насколько оно обоснованно и конструктивно, полезно оно или вредно, имеется ли в нем смысл или одна дурь. В ходе дискуссии поднимались важные для будущего России вопросы, но их рациональная постановка заглушалась либо идеологическим визгом, либо выдвижением все новых вопросов, относящихся к делу разве что косвенно и требующих совсем иного, специального научного, философского разбора. При этом бросалось в глаза, что почти ни один из участников дискуссии не имеет опыта профессиональной работы в области религиоведения (чтение Библии на ночь или прилежное изучение патериков не в счет, как и знание наизусть молитв «Отче наш» или «Богородице, Дево, радуйся», - хотя, уверен, и этого, бытового, уровня познаний многие из них не достигли).
    Естественно, что они всячески уклонялись от профессиональной постановки вопросов и заслонялись от возможного недоверия читателей учеными степенями и званиями. Правда, иные из деятелей культуры скрывали и это, насмешив читателей тем, что они – «члены Общественной палаты», то есть «особы, приближенные к императору». А ведь еще в начале позапрошлого века Гегель отмечал: мол, уже сто лет назад немцы смеялись над выражением «кому Бог дает должность, тому он дает ум»… Поэтому будем ориентироваться в споре не на официальные сертификаты на авторитет, а на логику и аргументы.
    С большим сожалением приходится отметить некоторые слабости «письма академиков», гражданская позиция которых в целом верна. Авторы невольно отдали дань дилетантизму - перенадеялись на свой бесспорно высокий научный интеллект, постеснялись хотя бы проконсультироваться со специалистами. А зря: не только в религиоведении, но и в науке об обществе в целом они, прямо скажем, не гиганты. И хотя их оппоненты принципиально избегали становиться на позицию науки (возможно, этому препятствовала не только «платформа РПЦ» но и собственные пробелы в знании и, главное, в понимании общественной теории), но очевидные слабости «письма академиков» они уловили и за эти слабости уцепились, хотя, по правде сказать, неумело.
    Отмечу три уязвимых места в «письме академиков».
    Во-первых, фактически неверно, что Х1 Всемирный русский национальный собор был мероприятием РПЦ, хотя стараниями «православных фанатиков» ему была придана такая доминанта. Церковь, вдохновленная некоторыми успехами насильственной «христианизации Руси» (затея Яковлева и Ельцина в борьбе против всего советского и социалистического в общественном сознании), пытается опереться на хоть какую-никакую светскую общественность, чтобы приобрести ту силу, которая ей совсем не положена в светском государстве. Этой фактической неточностью академики если не подкрепляют эту вредную, искусственно насаждаемую тенденцию, то, во всяком случае, молчаливо соглашаются с ее существованием. Но смысл действий РПЦ и верных ей представителей «русских патриотов» академики уловили точно: настойчивая линия на клерикализацию государства и общества, включая систему образования.
    Во-вторых, достаточно было сказать, что религиозное образование есть внутреннее дело РПЦ, которая располагает для этого своими возможностями, а не брать на себя непосильную ответственность за введение в предмет полемики вопроса о соотношении знания и веры. Тем самым открыли шлюзы для демагогии невежд, которые, не зная ни гносеологических, ни психологических аспектов этой достаточно сложной проблематики, выступают от имени абсолютного знания. Если неосновательность последней претензии самоочевидна, то демагогическое использование непоследовательности письма десяти академиков выглядит как «защита всего русского» от всего чуждого: «Почему эти академики столь упорно хотят вытеснить вышеназванные («Основы православной культуры» - В.М.), почему они хотят заменить этот курс «Историей мировых религий» и почему, выступая против православной религии, они хотят заменить ее мировыми религиями? Чем близки академикам индуизм, синтоизм, ламаизм или иудаизм? Почему их изучать можно, а православные основы культуры, отложившиеся в великой русской культуре, нельзя (это – наглое вранье: академики такого не утверждали – В.М.). Не подозрительно ли это устремление?».
    В-третьих, неточно определение угрозы для единства российского общества. Наиболее очевидная черта раскола общества – между имущими (богатыми и зажиточными) и враз обнищавшим большинством населения еще не оформилась как классовое расслоение. Еще не забыто криминальное происхождение сверхбогатств, и для возмездия за разграбление народного достояния не нужны (во всяком случае, не первостепенны) лозунги пролетарской революции – достаточно Уголовного кодекса. Очевидный антинародный характер режима имеет под собой социальную базу, вряд ли имеющую перспективу сложиться в единый класс: а) «олигархи» и та часть «прихватизаторов», которая так или иначе связана с Западом, б) коррумпированный чиновничий аппарат, в) часть работников спецслужб и ЧОПов, г) уголовный элемент. То, что все эти четыре слоя имеют связи между собой и в известной мере срослись, вовсе не дает оснований для формирования класса, то есть носителя специфических производственных отношений.
    Понимая или хотя бы ощущая это, геополитические враги России и их прихвостни внутри страны уповают на раскол общества по любым другим линиям.
    Инициирование раскола по религиозному признаку – лишь одна из этих линий, причем противоречия между разными конфессиями второстепенны, хотя и их пытаются насаждать и провоцировать. Важнее для русофобов разжигание вражды между верующими и неверующими - последних все настойчивее представляют как людей «второго сорта». Однако как межконфессиональные противоречия, так и насаждение розни между верующими и неверующими носят лишь служебный, если так можно выразиться, характер: они лишь средство для раскола исторического сознания русского и других народов, составляющих единую российскую (евразийскую) цивилизацию, вышедшую на пик своего развития как советская цивилизация. Вольные и невольные агенты Запада неустанно бормочут о советской эпохе «безбожное время», «провал истории» и т.п. Эта линия, к сожалению, прослеживается в «письме деятелей культуры», и основная его направленность объективно на руку Западу. Господь, возможно, им простит, ибо «не ведают, что творят».
    Вот какие политические и идеологические реальности – грозные реальности! – стоят за спором академиков и «православных деятелей культуры». Разумеется, я – на стороне академиков, защищающих судьбу отечественного образования и отечественной науки, судьбу подрастающих поколений, судьбу всей нашей цивилизации – продолжение ее истории. Идеологический «православный» визг такого рода, который продемонстрировали «апостолы невежества» (по выражению В.Г.Белинского), не только неприличен, но и неуместен и вреден.
    Вера и знание
    Конечно, «письмо 45-ти деятелей культуры» сочиняли не все они, а максимум 4 – 5 «гигантов мысли». Вот эти-то реальные авторы «антиакадемического манифеста» по неосторожности ввели в дискуссию проблему, в которой, как легко установить, они разбираются, как свинья в апельсинах, - проблему соотношения веры и знания. Они провозгласили ее в заголовке своей публикации («Советская Россия» за 4 августа 2007 г.; возможно, заголовок дан редакцией газеты) «Вера и знание – не антагонисты». К сожалению, среди такой толпы уважаемых людей не нашлось специалистов ни в вопросах веры, ни в вопросах знания, ни в вопросах их соотношения.
    Начать с того, что правильнее было бы говорить в данном случае о религиозной вере и научном знании. Именно так ставит вопрос проф. МГУ И.А.Гобозов в заглавии своей статьи («ЭФГ», № 34 – 35, текст был опубликован также в «Советской России» и «Вестнике Российского философского общества»), вот только в полном виде заголовок неточен, а следовательно, неудачен: «Религиозная вера и научное знание – антагонисты». Минимально серьезное знание и понимание проблемы позволило бы избежать этого недостатка. Ну, скажите, как возможен антагонизм между религиозной верой и сопроматом? В «Новом Завете» есть указание о ненадежности стройки дома на песке, и это положение можно считать начальным для современных СНИПов («Строительных норм и правил»).
    Антагонистичны лишь научное и религиозное мировоззрения, и то не всецело. Вполне возможно их сосуществование - в сфере еще не познанного, не освоенного научным знанием. А непознанное останется всегда. По мере расширения и углубления человеческого познания (научного и чувственно-практического) всегда будут вставать новые проблемы, новые загадки природы. И для слабых душ, ищущих простые ответы на новые сложные вопросы, естественной останется ссылка на авторитет Бога (или, скажем, Космического Разума). Иначе говоря, гносеологические корни религии, на мой взгляд, сохранятся – в этой, преобразованной, окультуренной форме.
    Но есть еще и социальные корни религии, таящиеся в бессилии человека перед чуждой силой эксплуататорских порядков, перед мощью стоящего над обществом бюрократического аппарата управления (он сохраняется и в социалистическом обществе), и это тоже питает иллюзорное сознание, в том числе и религиозное. Вполне возможно, что сбудется гениальный прогноз К.Маркса, выраженный, однако, в вероятностной форме: «Религиозное отражение действительного мира может (подчеркнуто мной. – В.М.) вообще исчезнуть только тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и природой. Строй общественного жизненного процесса, т.е. материального процесса производства, сбросит с себя мистическое туманное покрывало лишь тогда, когда он станет продуктом свободного общественного союза людей и будет находиться под их сознательным планомерным контролем» («Капитал», т. 1, гл.1 «Товар»). А когда это сбудется? Бог знает, как сказал бы верующий человек. А Маркс предположил, что это будет результатом «долгого и мучительного процесса развития».
    Во всяком случае, мы сейчас отброшены антисоциалистической контрреволюцией на много лет назад. В сфере сознания, культуры – прежде всего. Отсюда идет волна религиозного фанатизма, отсюда идет напор клерикалов на все общественные системы, включая образование, отсюда же – тенденция даже «деятелей культуры» сделать вновь, как в средневековье, религиозную веру критерием разума. А что еще делать, если веры – «навалом», а разум – в дефиците? Как ни горько, но приходится это констатировать. Таковы следствия смуты в общественном сознании.
    В «антиакадемическом манифесте» есть даже элементарное хамство по отношению к «десяти академикам»: «Ведь не столь же невежественны они, чтобы не знать, что во многих университетах Европы и мира читается курс «Теологии» наряду с другими научными дисциплинами». Ну, и «патриоты» - равнение на Запад! Ну, и «эрудиты» - не знают и не хотят знать, что в основанном М.В.Ломоносовым (его имя поминается всуе как борца за православие) Московском университете, в отличие от «цивилизованного» Запада, не было предусмотрено богословского факультета. Постеснялись бы подписывать такую «филькину грамоту»…
    Антинаучная и антикультурная позиция «деятелей культуры» подталкивает и других недостаточно сознательных людей к драке против академиков. Отмечу один факт: с большим огорчением я увидел в патриотическом издании «Спецназ России» (№ 8, август 2007 г.) вот такую нелепую угрозу:
    «Сегодняшняя Церковь объединяет не только бабушек, но и интеллектуалов, владеющих новейшими инструментарием гуманитарных и естественных наук. Сегодняшняя Церковь объединяет людей с активной жизненной и общественной позицией, которые, разумеется, не спустят столь развязанного (?) и неквалифицированного наезда, как тот, который позволили себе авторы «письма академиков».
    Что последует в результате? Мы ответим и уже ответили. Те далекие от истины утверждения, которые были позволены в письме, будут самым тщательным образом разобраны и репутацию подписантов это несколько потреплет» И это, мол, «ударит и по престижу РАН».
    Прямо по пословице: хвалятся, едучи на рать. К чему такой мелкий шантаж, ничем не отоваренный, кроме не относящейся к делу цитаты из «первого «академика» Платона» - для солидности, что ли? Может быть, автор этого анонимного опуса каким-то «новейшими инструментарием гуманитарных и естественных наук» и владеет, но не системным знанием, не мировоззрением, на него опирающимся. Здесь уместно сравнение с умельцем, знающим изготовленный им хирургический инструмент, но не готовым использовать его по назначению; правда, нет уверенности, что обладатели «новейших инструментария» хоть в малой степени причастны к его разработке.
    Разбирать всю малограмотную чушь, которая наворочена далее, - скучное дело. Достаточно привести пару высказываний.
    1) «…высокий престиж науки, в частности – академической, - является одним из фундаментов советского, а в последнее столетие, и русского мировоззрения… Но именно науки как определенной схемы работы с реальностью и знанием, а не сциентизма и воинствующего материализма, как мировоззрений, объективно уводящих на ложный путь и искажающих научное знание». С одной стороны, терминологией анонимный автор худо-бедно владеет и обильно насыщает ею свой текст. С другой стороны, владение терминологией можно определить как попугайское, не связанное со смыслом излагаемой проблемы. Уже определение «науки как схемы работы с реальностью и знанием» выдает с головой автора как человека, далекого от науки и владеющего, в лучшем случае, инструменталистским, «менеджерским» подходом к ней. Да и отношение к фактам (к «реальности») свидетельствует о том же: наука становилась «одним из фундаментов» сначала «русского мировоззрения» (ХУ111 – Х1Х вв.), а уж потом, в ХХ в. – советского, когда был построен русский советский социализм, загубленный советскими и антисоветскими невеждами, врагами по сути или по глупости.
    2) «Попытка вторичной «атеизации» науки и системы образования – попросту убьет науку и ослабит Россию». Такие заклинания не могут быть отнесены к числу разумных доводов, ибо никак не связаны с реальной историей Отечества, кроме разве что ее извращения. Расцвет науки и образования в СССР происходил на почве социалистической культурной революции, включающей и «атеизацию» (конечно, разбивающие лоб от усердия новообращенные «не-старушки» тут же сошлются на извращения этого процесса, но это аргумент гнилой, уже давно отыгранный идеологами контрреволюционной «перестройки» типа Яковлева). Знать историю советской эпохи и «Спецназу России» полезно. Думаю, качеству будущих публикаций это не повредит.
    Парадигмы истории
    Весьма показательно, что среди 45-ти подписантов только двое сознались, что обладают ученой степенью по части исторических наук. Главным принципом современного общественного познания – историзмом в этом документе и не пахнет, хотя громких исторических имен перечислено немало, да и ссылок на прошлое предостаточно. Есть даже сопоставление оппонентов с «революционными нигилистами, низвергавшими тысячелетнюю отечественную культуру», и масса других словес в том же духе, - прямо-таки плач у соответствующей стены! Уча академиков «уяснить всю широту и глубину данного вопроса», подписанты выдвигают совершенно правильный лозунг: «общество хочет иметь объективное представление о своей истории, своей культуре, своем тысячелетнем образе жизни». Лозунг правильный, но в данном случае пустой, демагогический, ибо их понимание истории напоминает спекуляции периода «перестройки». Хотя бы тем, что советская эпоха представляется неким безвременьем, провалом в истории.
    Но я не склонен обвинять их в сознательном антисоветизме. Это, скорее, не вина, а беда их – историческое безмыслие. И отчасти повинна в этом не преодоленная вовремя односторонность официальной советской идеологии, которая (то есть односторонность) была поначалу вынужденной и неизбежной. Такая коренная социальная революция, как Великая Октябрьская, есть решительный разрыв с прошлым во всех сферах жизни общества – от производственных отношений до «высших этажей» духовной культуры. Разрыв вполне закономерный.
    Однако ограничиться только этим разрывом и не видеть, что революция есть не только обновление, но и продолжение отечественной истории, было худшим видом антиисторизма, грубым и глупым отрицанием всего прошлого великой страны и ее народа. Эта тенденция была представлена в советское время сначала троцкистами, затем хрущевцами и, наконец, предателями периода «перестройки» (вроде Яковлева, который еще в 1972 году обозвал «антиисторизмом» русскую «почвенническую» литературу). По этим вопросам велась суровая борьба, которая стала очевидной со времени известных замечаний по учебнику истории СССР (1934 год, авторы – И.В.Сталин, С.М.Киров, А.А.Жданов). После этих «замечаний» существенно изменилась обстановка не только в преподавании истории и в самой исторической науке, но и во всей духовной культуре (в художественной литературе можно отметить две вехи – первый съезд писателей СССР и 100-летие со дня гибели А.С.Пушкина). Версии насчет вынужденного войной поворота И.В.Сталина к примирению с церковью – не более чем вымысел, игнорирующий указанные события и рассекреченные постановления Политбюро ЦК ВКП(б) 1933 и 1939 годов, впервые опубликованные в газете «За Родину, за Сталина! Сегодня и всегда», затем в книге воспоминаний маршала Д.Т.Язова, в журнале «Наш современник», «Экономической и философской газете» и… пошло-поехало: просто трудно сказать «а мы и не знали».
    Но все эти политические решения и идейно-культурные процессы до сих пор должным образом не осмыслены: не видно ясного понимания отечественной истории в целом. А пора сделать упор на этой проблеме – хотя бы в связи с тем, что слишком велик напор тех сил, которые хотят «закрыть» русскую историю вообще и сжить со свету русский народ, названный в известном (но оспариваемом как якобы «фальшивка») выступлении Алена Даллеса «самым непокорным на Земле народом». Главный удар наносится по советской эпохе, и здесь одурелые от своего фанатизма «православные патриоты» вполне смыкаются с заклятыми врагами России, русского народа, его истории и культуры.
    Мы исходим из того, что, несмотря на резкие разрывы между явственно выступающими фазами, за основу следует брать единство истории русской, российской (евразийской) цивилизации, пиком развития которой явилась советская цивилизация. Достоверно установлены три фазы: 1) восточнославянская языческая (что ей предшествовало, пусть установят историки, археологи, языковеды), 2) условно говоря, княжеско-монархическая православная и 3) советская. Слухи о ее смерти, как шутил Марк Твен, несколько преувеличены нашими геополитическими противниками и их «пятой колонной», антисоветчиками и русофобами. Они выдают желаемое для них за действительное. Кабы такое случилось, тогда можно было бы безвольно констатировать гибель нашей цивилизации и ее великого народа, но они живы, хотя до предела придавлены, унижены и ограблены.
    Единство всех трех фаз очевидно, во-первых, в том, что корневой основой нашей цивилизации является русский народ, во-вторых, в том, что она по своему составу многонациональна и поликонфессиональна (русский народ, народ-объединитель, не уничтожал другие народы, не лишал их своего языка и национальной культуры, обычаев и специфического образа жизни), в-третьих, в том, что у народов, сплотившихся вокруг русского, была общая историческая судьба, общее участие в коренных формационных переходах – от одной фазы к другой.
    Подобные крутые исторические переходы не бывают безболезненными. Те, кто обвиняет большевиков в жестокостях гражданской войны, во-первых, лгут, обеляя главных виновников жестокостей – продажных врагов Советской власти, наймитов у чужеземных интервентов и «спонсоров», во-вторых, показывают себя исторически невежественными людьми, не желающими признать, что переход к «православной» фазе был не менее насильственным и более длительным. Знаток этой проблемы известный историк-патриот И.Я.Фроянов в книге «Загадка крещения Руси» (М., 2007) пишет, что «христианство начинало свой путь в покоренных Киевом землях обрызганное кровью»; «На лезвии мечей несли христианство восточным славянам киевские крестители»; «Навязываемое подвластным восточнославянским и другим иноязычным племенам, оно насаждалось насильно с применением кровавых средств. Если крещение народа за пределами Киевской земли вызывало слезы, то это были слезы не радости, а горя» (с. 112, 114, 119). В «упорном противодействии местного населения» Фроянов видит «одну из главных причин медленного распространения христианства в Древней Руси, растянувшегося на весь 1Х и часть Х столетия, а в некоторых случаях - на последующие века». Таковы условия перехода к новой фазе.
    Но в данном случае нас должны интересовать не моменты разрыва и неизбежные при этом насилия и жестокости (в том числе и чрезмерные, неоправданные), а закономерная преемственность между фазами – единство истории нашей цивилизации. «Православная» фаза смогла вполне утвердиться лишь тогда, когда былое византийское христианство «обрусело», обрело почву в каких-то коренных особенностях русского народа и объединяемых им народностей и племен, когда оно вобрало в себя наиболее жизнеспособные моменты предшествующей фазы – языческой. Кто хочет проверить, пусть внимательно изучит сезонные праздники, культ святых, особенности бытовых обрядов и ритуалов: чтобы прижиться на русской почве, православие впитало многое из предшествующей фазы.
    То же самое мы можем сказать и о советской цивилизации, о третьей фазе из числа достоверно известных. Она по своим целям и предназначению была изначально ориентирована на интересы трудового народа, и потому все ценное, все лучшее из наследия предшествующих фаз должно было быть воспринято и усвоено, пусть и в переработанном виде. Так оно и было, несмотря на яростное сопротивление не только троцкистов («революционных» космополитов), но и неразумных догматиков, в том числе исторически неграмотных коммунистических начальников, вроде Суслова, Шауро и идеологов помельче, включая нынешних, кричащих о своей «коммунистичности», но не желающих учиться марксизму.
    Почему это я вспомнил о марксизме, который некоторые «русские патриоты» считают «чужеземной заразой», не стесняясь становиться в один ряд с врагами социализма вроде Горбачева и Яковлева, Ельцина и Чубайса и т.д.? Да потому, что, во-первых, результаты мирового научного познания – общее достояние всех народов, и только идиот отвергал бы, скажем, геометрию Евклида из-за ее «нерусского» происхождения. Во-вторых, основоположники марксизма гораздо уважительнее (хотя у них встречались и ошибки в этих вопросах) относились к истории, в том числе и к истории русского народа.
    Приведу пример. В прошлом году вышла неплохая книга «Манифест Коммунистической партии.160 лет спустя», где наряду с «Манифестом» даны предшествующие ему документы и предисловия Маркса и Энгельса к разным его изданиям, а также предисловие, комментарии и статьи пяти нынешних марксистов самой высокой квалификации. Наиболее интересен в плане обсуждаемой темы текст из последнего совместного предисловия Маркса и Энгельса к русскому переводу «Манифеста» 1882 года:
    «Задачей Коммунистического манифеста было провозгласить неизбежно предстоящую гибель современной буржуазной собственности. Но рядом с быстро развивающейся капиталистической горячкой и только теперь образующейся буржуазной земельной собственностью мы находим в России большую половину земли в общинном владении крестьян. Спрашивается теперь: может ли русская община – эта, правда, сильно уже разрушенная форма первобытного общего владения землей – непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или она должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?
    Единственно возможный в настоящее время ответ на этот вопрос заключается в следующем. Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что они обе дополнят друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития».
    Великий прогноз! Хотя и не во всем сбывшийся, - но этого и нельзя требовать, ибо история «хитрее» самого гениального научного разума. Откуда соавторам «Манифеста» можно было заранее знать особенности империалистической стадии развития капитализма, когда обострившаяся неравномерность этого развития «запретит» одновременную победу революции в ряде стран, тем более в их большинстве? Важнее – указание на социалистический потенциал русского крестьянства, который был выявлен и задействован гениальной политикой Ленина, указавшего на то, что в России условием победы пролетарской революции является союз с крестьянством, да не просто союз, а – смычка! Ленин подчеркнул, что путь русского крестьянства к социализму несколько иной, чем у рабочего класса, а Сталин, опираясь на великое наследие нашей цивилизации – общинность, нашел конкретный путь к этому – колхозный строй, сельхозартель. Колхозы рождались в острой классовой борьбе, но уже к началу Великой Отечественной войны они вполне утвердились, были восприняты как естественное явление – как обновленное продолжение истории русской цивилизации. Война не смогла их разрушить, и колхозный строй стал одним из важнейших факторов Победы. Великое свойство нашей цивилизации – общинность стала корневой основой социалистических отношений советского товарищества, отношений взаимопомощи и сотрудничества, а заодно и такого небывалого в истории явления, как дружба народов.
    Приведенное место из предисловия к «Манифесту» очень важно для правильного понимания методологических основ марксистской науки. История народов, как и всего человечества, дело сложное, для догматического рассудка непостижимое. В марксистских учебниках перечисляются пять общественно-экономических формаций, следующих в строгой последовательности друг за другом. В цитированном отрывке Маркс и Энгельс показывают, что учебниковые схемы не являются неприкосновенным догматом. Возможны «смычки» с будущим даже «первобытных» (по-моему, это слово здесь неточно, неудачно) форм. Важнее, что дан пример того, что и в принципиальном для марксизма понимании исторического прогресса как смены формаций (это положение полностью подтверждено современной историей России, когда отступление «на формацию ниже» показало свой всецело разрушительный итог) тоже необходим творческий подход – опора на практику, рассматриваемую в общеисторическом масштабе. К сожалению, столь принципиальное место в книге не привлекло к себе внимания квалифицированного коллектива редколлегии и авторов, если не считать редакционного примечания, что в тексте использовано русское слово «община», написанное латинскими буквами.
    Сказанное не есть отступление от темы. Это – попытка донести до читателей, в том числе и участников дискуссии о «православном образовании», с каких позиций надо решать подобные вопросы. Здесь я ничего нового не скажу. Могу лишь повторить призыв подписантов «антиакадемического манифеста» - «уяснить всю широту и глубину данного вопроса». Разумеется, не ограничиваясь призывом.
    Образование и воспитание
    Вернемся все же к изначальному предмету полемики. Вопрос о содержании и целях образования и воспитания подрастающих поколений есть вопрос о судьбе, о будущем общества, народа. Было бы, мягко выражаясь, странно при переходе к «православной» фазе цивилизации основывать содержание образования и воспитания на ценностях уже ушедшей в прошлое «языческой» фазы. Или, далее, в строительстве советской цивилизации отменить задачу всесторонней культурной революции и вести все дело образования и воспитания на «православной» и сословно-монархической основе. А ведь примерно такое и предлагается. Когда советская цивилизация соединенными усилиями ее внешних и внутренних врагов была подведена к грани гибели, изо всех щелей вылезли поклонники старых эпох – не только проповедники возврата к монархии и повторной принудительной христианизации Руси (о Советском Союзе с облегчением забыли), но и более экзотические идеологи разных видов язычества.
    Какое-то фактическое основание для этого было: официальные советские идеологи (читай: тупые коммунистические догматики, опошлившие революционную марксистскую науку) упирали по-прежнему на принципиальную новизну социалистического общества, оставляя в забвении момент преемственности в развитии нашей цивилизации, тем самым игнорируя роль советской ее фазы в продолжении истории этого великого социально-исторического целого. Да, явно не хватало «широты и глубины» в официальных установках советских идеологов. Но ведь не было и нет таковых и в декламациях «православных деятелей культуры», легко отрекшихся от советской цивилизации; как говорится, не успел петух трижды прокукарекать, как они оказались способны присоединиться к той клевете на высшие духовные ее ценности, которую сеют с 1917 года враги Советской власти, геополитические ненавистники России. Они оплевали и светский характер образования, и другие завоевания социалистической культурной революции, которая дала им все.
    Возмущаясь «безбожным» характером советской системы воспитания, они оплевали память о тех первых «безбожных» советских поколениях, о которых в старой песне пелось так: «Мальчишки, мальчишки, вы первыми ринулись в бой! Мальчишки, мальчишки – страну заслонили собой». Не уверен, что столь же героические поколения выросли бы на архаических учебниках «Основ православной культуры». Предположить такое значило бы выглядеть дурачком, поверить ходячим ныне байкам, будто бы величайшие битвы Великой Отечественной были выиграны не ценой огромного героизма, самопожертвования и военной выучки сотен тысяч и миллионов солдат, не мастерством офицеров и генералов, не превосходством советского оружия, которое ковал народ в тылу и не прочным единством фронта и тыла, сплоченных партией под руководством великого народного вождя Сталина, не ленинским духовным знаменем советского патриотизма, а… обнесением полей предстоящих битв иконами! Чего здесь больше – надругательства над советской цивилизацией или опошления православных ценностей, которые тоже внесли свой вклад в Победу, затрудняюсь сказать. Так бывает, когда «православных деятелей культуры» заставляют Богу молиться.
    Меня удивила позиция лидера КПРФ Г.А. Зюганова, который в большой статье «Возродим образование – возродим страну» (газ. «Правда» за 2 августа 2007 г.), резонно возражая против разрушения советской системы образования, признанной лучшей в мире, перечислил множество вопросов, включая «надежную, честную систему многоканального (?) финансирования школ и вузов», умудрился ничего не сказать о содержании образования, за исключением единственной (!)общей фразы: «У школы и университета стали выхолащивать душу и содержание обучения». А на начавшуюся полемику никак не отреагировал – «хранил молчанье в важном споре». Тоже, так сказать, позиция...
    Настаивая на введении «Основ православной культуры» в курс школьного образования, «православные деятели культуры», как резонно заметили десять академиков, ведут дело к расколу общества, разжиганию противостояния не только разных конфессий, но и верующих и неверующих, которых, если не жульничать, - большинство. А им бы, если они патриоты, выступить против такого раскола, против уже имеющихся фактов клерикализации государственного образования. Их уже «объехали на козе» иудеи: в рекламируемой еврейским агентством школе с бесплатным обучением и питанием, где учат лучшие преподаватели из России, Израиля и США – учат не только ивриту, но и наверняка штудируют Тору, Талмуд и другие пособия по иудаизму. Окончившим курс обучения выдается государственный (!) документ об образовании. Мало ли что в Конституции написано о светском характере образования. Спорить с сионистами у «православных деятелей культуры» кишка тонка: а ну как обвинят в ксенофобии, антисемитизме, русском фашизме!
    Справедливости ради следует отметить, что некоторые из 45-ти подписантов осмелились выступить против «выдачи учебному заведению РАХИ Министерством образования и науки государственной аккредитации» («На баптистской игле», газ. «Советская Россия» за 27 октября 2007 г.). Правда, протест мотивируется следующим образом: «нельзя выдавать лицензию на образовательную деятельность такому заведению, как РАХИ, механически, без глубокого анализа его церковной идеологии», - о Конституции, о светском характере государства и системы образования речи не идет. Просто намекают, что Российско-Американский христианский институт может готовить кадры для «оранжевых революций». А чего взволновались: существует же в России «РАУ-корпорейшн». И никаких «православных патриотов» это не трогает, хотя какие и как в этом Российско-Американском университете готовятся кадры, известно немногим (мог бы поделиться личным опытом один из нынешних кандидатов на должность президента, однако не делится).
    Введение старорежимного Закона Божия в школу – глубоко реакционная затея. Она сродни установке памятников палачам рабочих и крестьян – предателям России вроде Колчака и Краснова. Она сродни также осуществленной в 1992 году гигантской провокации – «примирения белых и красных». Деление на «белых» и «красных» ушло в прошлое с началом Великой Отечественной войны, сменилось делением на тех, кто с Советским Союзом, а кто – против, с фашистами. Такое деление коснулось и прежней «белой эмиграции». Акция «примирения белых и красных», направленная на возрождение «белых» в качестве политической и идейно-духовной силы, увенчалась «успехом». Затеваемая ныне акция возврата в «православно-монархическую» фазу истории русской цивилизации направлена на полный отказ от завоеваний советской цивилизации и затаптывание ее великих социально-нравственных ценностей. Генерал Сигуткин, пытавшийся перелицевать Знамя Победы, пер с одного фланга, «православные деятели культуры» - с другого. И то, и другое очень похоже на выполнение заказа Запада – пресечь нашу историю, добиться «необратимого угасания самосознания» русского народа.
    В условиях тотальной идеологической и культурной экспансии Запада надо не бои затевать между всеми частями населения, принадлежащими к нашей цивилизации, а, наоборот, сплотить их воедино ради самосохранения, а затем и победы, ради возврата всех народов, имеющих с русским народом общую историческую судьбу, на дорогу всестороннего социально-экономического, политического и культурно-духовного прогресса. И ни в коем случае не выдавать за такую дорогу старую тропу, которой, конечно, найдется место пообочь магистрального пути: многие старые ценности из предыдущих фаз вполне пригодятся.
    А как же быть со школьным обучением? - спросит меня читатель. Я учился в школе в сталинское время, и в курсе истории СССР, да и в курсе русской литературы давались хоть небольшие, но сведения о духовной жизни наших предков, о народной поэзии, фольклоре. Вполне можно возобновить эти программы, расширив их – но не за счет дальнейшего урезания русской и советской классики, от которой школьников все более оттесняют.
    Бездуховность современного общества, прикрываемая религиозным ханжеством, похоже, внедряется в школу специально. Надо ли «деятелям культуры» пособлять в этом антисоветчикам и русофобам?
    Владимир МАРКОВ,
    секретарь ЦК партии «Союз коммунистов».

  4. #24
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию Референдум может быть только народным

    Референдум может быть только народным

    В газетах «Правда» и «Советская Россия» за 3 февраля было опубликовано сообщение пресс-службы ЦК КПРФ о том, что 1 февраля все региональные отделения КПРФ начинают кампанию по проведению Народного референдума.
    Почему региональные? Потому что существующим законом о референдумах возможности проведения Всероссийского референдума на деле превратились в невозможность этого. И КПРФ решила действовать по регионам, проводя сумму региональных референдумов, так что список общероссийских проблем «пристегивается» к вопросам регионального порядка, - как в песне из популярного в 60-е годы фильма «Айболит-66»: «Нормальные герои всегда идут в обход».
    Первый зампред КПРФ, первый заместитель председателя Госдумы И.И.Мельников рассказал: «Список тех вопросов, которые мы задавали гражданам в 2005 году, подвергся корректировке, актуализации. Там сохранились три базовых вопроса: о природных ресурсах, о подоходном налоге и об оплате ЖКХ. А четыре вопроса совершенно новые. Один из них касается возраста выхода на пенсию, другой – отмены закона о коммерциализации системы бюджетных учреждений. Третий – ответственности власти за качество товаров и услуг и уровня цен. Четвертый – самого права на референдум. Так что вопросы обновлены, вся партия будет работать по этой семерке, а каждый регион вдобавок еще и по 1 – 2 вопросам, которые связаны с проблемами конкретного региона».
    Осудив «попытку представителей власти и их фанатов представить нашу акцию как какой-то пиар», Мельников заявил»: «Мы нацелены на то, чтобы кампания Народного референдума стала определяющим фактором общественно-политической жизни и задала мощный вектор общественного настроения и гражданского давления на решения правящей партии».
    Я бы добавил: хорошо было бы победить на референдуме! Но при этом вынужден отметить при этом, что в информации о заседании Президиума ЦК КПРФ (газета «Правда» за 16 декабря 2010 года), на котором обсуждался, в частности, план основных мероприятий на первое полугодие 2011 года, о проведении референдума или хотя бы о подготовке его нет ни слова.
    * * *
    Стратегия возрождения села и самой России
    Выступление редактора газеты «За Родину, за Сталина! – сегодня и всегда» В.С.Маркова на Круглом столе в Госдуме 23 сентября 2010 г.
    Тематика Круглого стола очень многостороння. Как в подготовительных материалах, так и в выступлениях компетентных специалистов рассмотрен большой круг наболевших вопросов, дан очень хороший фактический материал, указаны очередные задачи. Могу добавить лишь три соображения.
    Первое. Диспаритет цен – проблема не новая. Когда я в 70 – 80-х годах работал в «Правде», товарищи из сельскохозяйственного отдела пытались поднять этот вопрос на страницах газеты. Но «сверху» им не дали это сделать. А сейчас этот диспаритет постоянно растет и становится просто чудовищным.
    Встает вопрос: в чем причины этого процесса, если он происходит в совершенно разных экономических условиях, при коренной смене социально-политического режима? Этот процесс констатируют давно, возмущаются им часто и подчас очень резко. Но пора бы разобраться в причинах и мотивах его, дать точный научный анализ, без чего дела не поправить.
    Второе. Меня не удовлетворяет недостаточное, на мой взгляд, внимание к засилью посредников (в том числе криминальных) на рынке продовольствия и товаров для села. В первой половине 80-х годов я пытался поставить этот вопрос на страницах «Московской правды» и в то же время на совещании главных редакторов в ЦК КПСС высказался по этому вопросу. Видимо, это мое выступление было ошибкой. Надо было просто делать. А так - мне сделали безосновательный публичный «втык» (не раздувать «жареные факты») и заткнули рот газете.
    В «новое» время я писал об этом в одной из статей в связи с «молочной войной» между Россией и Белоруссией и говорил на одном из аналогичных Круглых столов, однако возбудить сколь-либо массовое внимание к проблеме не удалось. Возражений не было, просто сработала одна из эффективных форм критики – замалчивание.
    А ведь этот вопрос крайне важен. В современном капитализме все более очевидны претензии мировой финансовой олигархии на руководство всей мировой экономикой. Во все большем числе стран сфера обращения господствует над сферами производства и потребления, и весь воспроизводственный процесс становится все более уродливым.
    Максимально уменьшить, если не преодолеть, грабеж села посредническими звеньями могло бы, на мой взгляд, объединение сельских производителей – создание сбытовой и снабженческой кооперации в возможно более крупных масштабах, по крайней мере в регионах. И здесь селу могли бы помочь и депутатский корпус, и все общественные объединения, на которые опираются депутаты и с которыми взаимодействуют.
    Это было бы полезно и депутатам: участие в такой деятельности расширило бы их общественное влияние и повысило авторитет, ибо плоды этой работы принесли бы ощутимую пользу как селу, так и городскому потребителю.
    Третье. Необходимо настойчивее и тверже ставить вопрос об усилении роли и ответственности государства за жизнь села и улучшение дел в сельском хозяйстве. Давно пора до конца разоблачить порочный, но до сих пор популярный лозунг Гайдара и его единомышленников насчет необходимости ухода из экономики. Если это случится, то пусть оно уходит совсем: такое государство-тунеядец обществу не нужно. У нас уже четверть века в ходу тезис о равнении на Запад. Но ведь в этих вопросах нет никакого равнения! Конечно, и на Западе можно сыскать страны, где царят аналогичные тенденции. Но это – полуколониальные страны, с антинародными режимами, растущей бедностью населения и однобокой, фактически колониальной экономикой, едва ли не во всем зависящей от внешних воздействий, от чужой воли.
    Но мне представляется более важным вопрос о базовых понятиях, на которых должна основываться – или, по меньшей мере, всегда иметь их в виду - вся законотворческая работа. В этой связи меня более всего привлекает положение из вступительной речи председателя Круглого стола В.И.Кашина – о том, что спасение и возрождение русского села есть вопрос о судьбе страны и народа. Не могу удержаться от того, чтобы повторить его слова: «Жизнь российской деревни, а вернее ее нынешнее выживание, не могут не волновать сердце любого русского человека, осознающего ту роль и место ее в самом нашем существовании, существовании государства и нашего народа как социума, объединенного общей культурой, языком и традициями. Именно деревня была и остается не только кормилицей, но и хранительницей, источником всего того, что формирует у нас чувство патриотизма и любви к земле, на которой мы родились и живем, питаясь от нее корнями непресекающей связи поколений. Загубив деревню, мы не только потеряем своего кормильца, мы потеряем себя, свою национальную идентификацию».
    Вопрос не нов, он ставился когортой писателей-«деревенщиков» давно, по крайней мере не меньше, чем полвека назад. Теперь здесь необходимо выработать глубокие общеисторические и общетеоретические подходы, дающие надежные основания для срочных решений и, главное, действий.
    Речь идет о сформировавшейся на протяжении многих веков русской (российской, евразийской, в ХХ веке советской) самобытной и самодостаточной, многонациональной и поликонфессиональной цивилизации. Для нас в данном случае первостепенное значение имеет то, что в течение огромного исторического периода (включая начало ХХ века) основу не только хозяйственной, но и многих других сторон жизни русской цивилизации составляло общинное землевладение. Этот фундаментальный исторический факт позволяет понять, почему, несмотря на небывалую остроту и ожесточенность классовой борьбы, строй социалистических общественных отношений, коллективистских по своей сути, сформировался в СССР (то есть в географических пределах исторической России) в существенно краткий по меркам истории срок. В деревне же колхозный строй утвердился уже в конце 30-х годов, и колхозы воспринимались как естественная форма производственной и вообще всей общественной жизни.
    Отвлекаясь от темы, скажу, что нам пора перестать односторонне оценивать значение Великой Октябрьской социалистической революции. Да, совершенно верно, она означала полный разрыв со старым, эксплуататорским строем, первый в истории прорыв к новому жизнеустройству, основанному на освобождении труда. Но нам нужно видеть и другую сторону дела. Великая социальная революция была рождена потребностью прогресса и означала спасение нашей страны от катастрофы – означала продолжение истории русской цивилизации, ее возрождение в новых условиях и в новых формах. Традиции общинного жизнеустройства в преобразованном виде стали основой построенного в СССР русского советского социализма, загубленного совместным ударом мировой закулисы и ее «пятой колонны» как раз по корневым основам советской цивилизации.
    Вопросы спасения и возрождения села, в том числе и вопросы законотворчества такой целенаправленности, не могут быть, на мой взгляд, достаточно хорошо решены без радикального пересмотра вопроса о собственности на землю. Он остается коренным для судеб России, несмотря на то, что давно уже нет крестьянской России, а индустриальная советская цивилизация, если ее теперь не дезиндустриализуют окончательно, готова была войти в стадию постиндустриальной экономики.
    Конечно, в современных условиях не может быть речи об искусственном воссоздании общинного землевладения, тем более что само крестьянство (а в начале ХХ века большинство населения страны составляло русское крестьянство) уже в 1917 году выработало и предложило свой путь решения земельного вопроса. Единодушно и даже с восторгом был принят 11 съездом Советов в первую же ночь после победы вооруженного восстания ленинский Декрет о земле. Его основой стал Крестьянский наказ о земле - обобщение 242-х местных наказов. Положения Декрета (а значит, Крестьянского наказа) сохраняют свою актуальность и в наши дни. Более того, они приобретают новую, еще большую актуальность и должны стать не только базой законотворчества, но и центральным пунктом общественно-политической борьбы.
    Вот почти полностью первые два пункта Крестьянского наказа о земле.
    «1) Право частной собственности на землю отменяется навсегда, земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема.
    Вся земля: государственная, удельная, кабинетная, монастырская, церковная, посессионная, майоратская, частновладельческая, общественная и крестьянская и т.д. отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней.
    ….
    2) Все недра земли: руда, нефть, уголь, соль и т.д., а также леса и воды, имеющие государственное значение, переходят в исключительное использование государства. Все мелкие реки, озера, леса и проч. переходят в пользование общин, при условии заведования ими местными органами самоуправления».
    Такой же взгляд на неуместность в России частной собственности на землю выражал Лев Толстой (ноябрь 1909 г.): «Если бы правительство, не говорю уже, было бы умным и нравственным, но если оно было хоть немного тем, чем оно хвалится, было бы русским, оно бы поняло, что русский народ со своим укоренившимся сознанием о том, что земля божья и может быть общинной, но никак не может быть предметом частной собственности, оно бы поняло, что русский человек стоит в этом важнейшем вопросе нашего времени далеко впереди других народов».
    Такая постановка вопроса о собственности на землю, кстати, не противоречит тому положению Конституции России, которое гласит: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием народов, проживающих на соответствующей территории». Вот вопрос о собственности; правильная его разработка в законодательном плане могла бы, на мой взгляд, снять остроту национального вопроса, хотя бы в части растущей миграции.
    Итак, частная собственность на землю должна быть отменена навсегда!
    Этот великий – для дальнейшей жизни и судьбы нашей цивилизации – вопрос должен стать основой всех законодательных актов относительно села и сельского хозяйства. Отсюда непреложно вытекает один вывод: необходимо решить этот вопрос путем референдума.
    Нельзя перегружать вопрос, поставленный на референдум, множеством пунктов, - это обрекает референдум на заведомую неудачу, как показывает опыт. На референдум достаточно вынести приведенные выше два пункта Декрета о земле (или, что одно и то же, Крестьянского наказа о земле).
    Встает вопрос о практической организации референдума. Как известно, нынешний режим создал недопустимые для цивилизованного государства препятствия в этом деле. Приходится вспомнить о попытке проведения Народного референдума, предпринятой КПРФ в недавние годы. Попытка оказалась неудачной, незавершенной, «недотянутой», что ни в коем случае не должно повториться. Ясно, что организационным ядром этой новой попытки должна стать КПРФ, ибо она обладает самым мощным кадровым и информационным ресурсом среди всех общественных объединений, которые будут готовы поддержать этот замысел и сделать все для его осуществления.
    Здесь есть лишь одна серьезная трудность, одно препятствие – главное. Нельзя допустить, чтобы какая-либо из организаций, готовых войти в такой, условно говоря, «фронт проведения референдума», пыталась навязать другим свою волю, свое командование. Для подлинно народных, подлинно патриотических сил подобный «ельцинский ультимативизм» абсолютно неприемлем. Сам предмет референдума вопиет против любых попыток раскола, хотя бы под самыми благовидными лозунгами. И тогда будет Победа.
    * * *
    P.S. 27 ноября в газете «Советская Россия» пресс-служба ЦК КПРФ опубликовала информацию об очередном заседании Президиума ЦК КПРФ «В повестку дня: Народный референдум». Докладчик по этому вопросу первый зампред ЦК КПРФ, заместитель председателя Госдумы И.И.Мельников сообщил: «Мы второй раз берем на себя серьезную ответственность и планируем огромную работу по организации Народного референдума». А вот что планируется: «Если говорить о сюжетах «новых» вопросов, то фигурирует тема замены Земельного, Водного и Лесного кодексов. Появится проблематика, связанная с принятым недавно «партией власти» законом о статусе бюджетных учреждений, который расширяет сектор платных услуг. Будет вопрос о недопустимости повышения пенсионного возраста».
    Персонально к Мельникову претензий нет, ибо речь идет о решении коллегиального органа – Президиума ЦК КПРФ. Но намеченный план референдума, по-моему, неудачен, ибо опыт проведения Народного референдума в 2005 году не учтен.
    Во-первых, должен быть один, центральный вопрос, а не набор вопросов разного плана, да еще в неясных формулировках. Что такое «замена Земельного, Водного и Лесного кодексов» - что именно предполагается заменять в этих объемистых документах и почему? Для подавляющего большинства граждан все это – «темный лес». Копаться в отдельных статьях этих кодексов рядовые граждане не могут, убедительную аргументацию замены тех или иных положений они так и не получат, ибо и сами эти кодексы им недоступны (я готов биться о заклад, что и большинство депутатов Госдумы кодексов этих не знают). А вопрос, взятый из Декрета о земле (из крестьянского Наказа о земле), прост, ясен и однозначен: «Частная собственность на землю отменяется навсегда»!
    Единственное, что обязательно надо разъяснить, - это то, что, кроме понятия «частная собственность», есть понятия «личная собственность», «коллективная собственность», которые указывают на форму распоряжения и пользования землей – обязательно в рамках общенародной собственности на землю! Например, земля колхозам была передана навечно в безвозмездное владение и пользование. Личная собственность граждан на приусадебные, дачные и садово-огородные участки также была защищена законом, передавалась по наследству, и владельцы земли распоряжались ею сами по своей воле. Но собственность на землю была, в соответствии с требованием крестьян, передана в общенародную собственность, и это было закреплено в Декрете о земле.
    Что касается перечисленных кодексов, то решение (принятие на Народном референдуме) этого основного вопроса потребует, конечно, внести в них соответствующие поправки, но главным, решающим может и должен стать именно этот вопрос: «Частная собственность на землю отменяется навсегда».
    Во-вторых, если и допустим еще один, дополнительный вопрос, то он обязательно должен быть общезначимым, актуальным и понятным для всех.
    Таким вопросом может быть, например, вопрос о борьбе с коррупцией, которая (коррупция, конечно, а не борьба) приобрела в нынешней России характер общенародного бедствия. О борьбе с коррупцией говорят и пишут постоянно, но масштабы ее не уменьшаются, а, наоборот, год от года растут.
    На Народный референдум целесообразно вынести вопрос о восстановлении в Уголовном кодексе РФ статьи о конфискации имущества и средств, нажитых преступным путем. Без этой меры объявленная властями «борьба с коррупцией» бесперспективна, остается говорильней, политическим «пиаром», особенно если иметь в виду, что предполагается законодательно избавить виновных в экономических преступлениях от лишения свободы, ограничив наказание штрафом. Конфискация имущества, приобретенного преступным путем, - если эта мера будет применяться последовательно и неуклонно, - подорвет корни коррупции и всех прочих видов корыстных преступлений.
    Возможен и другой вариант второго вопроса: осудить всех тех депутатов Госдумы, которые проголосовали за постановление по Катыни, утвердив тем самым лживую провокационную версию Геббельса о расстреле большевиками в 1940 году «польской элиты». Осудить – не по статьям Уголовного кодекса, не по закону об экстремизме (хотя и это было правильно), а 1)отметить глубину их морального падения и 2) потребовать от правительства предложить им уйти в отставку и лишить их депутатской пенсии. Списки этих персон обнародовать как можно шире, чтобы они и в будущем не могли пробраться на государственные должности.
    Предложение длинного списка вопросов, вынесенных на Народный референдум (а его, как сообщают газеты КПРФ, на местах уже начали проводить с 1 февраля), - явная ошибка, социологическая неграмотность. И эта ошибка усугублена, на мой взгляд, тем, что региональным парторганизациям КПРФ рекомендовано добавить в этот список свои вопросы, регионального значения. Главный смысл референдума уходит на задний план, и возникает опасность дробления сил не только «электората», но и самой КПРФ.
    Работа по подготовке и проведению Народного референдума, во-первых, может помочь – было бы желание! – сформировать, наконец-то, действительное единство всех прогрессивных патриотических сил.
    Во-вторых, она поможет, наконец-то, создать единую стратегию самостоятельных действий патриотической оппозиции, а не ограничиваться «протестными акциями», то есть сугубо сиюминутными ответными действиями на очередные антинародные шаги режима.
    В-третьих, она позволит проверить в конкретной организационной работе, кто из нынешних лидеров просто играет роль «политических громкоговорителей», а кто является патриотом на деле. Или, иначе: кто способен к товарищескому объединению, а кто, изображая психологию «вождизма», на протяжении десятилетий делает все, чтобы сохранить и углубить раздробленность прогрессивной патриотической оппозиции, в том числе коммунистического движения - «коммунистическую многопартийность».
    В-четвертых, правильная подготовка и организация Народного референдума поможет преодолеть главный порок участия коммунистов и всех прогрессивных патриотов в выборах. Избирательные кампании проводятся коммунистами точно так, как положено буржуазным партиям: агитация «голосуйте за нас», «мы – единственные», даются разные предвыборные обещания, идет конкуренция между «политическими партиями» (они, по закону, рассматриваются фактически как избирательные объединения). Тогда как каждая избирательная кампания должна служить очередным этапом собирания сил большинства народа, а не только сторонников данной партии или, тем более, почитателей ее лидеров. Вот и приходится после очередной избирательной кампании ликовать: «Какая победа! На прошлых выборах было 12 процентов, а сейчас – 19. Ура!». Смешно и глупо. И даже похоже, что цель объединения всех здоровых сил народа, цель смены режима просто не ставится.
    Повторение прежних ошибок заставляет предполагать, что и выборы, и проведение Народного референдума могут оказаться лишь имитацией борьбы за правильные лозунги. Без надлежащей стратегии и тактики, без восстановления товарищества в отношениях между коммунистами, а также коммунистов с патриотами-некоммунистами вряд ли можно надеяться на возрождение России, народовластия и социализма. Патриоты, в том числе и коммунисты, которые не учатся ходом политической деятельности, как обеспечить дело народа, дело возрождения Отечества, не заслуживают названия настоящих патриотов, настоящих коммунистов. Пора бы взяться за ум, пора бы научиться быть всегда с массами, целенаправленно формируя субъект исторического действия, чтобы возродить нашу великую цивилизацию.
    Владимир МАРКОВ, секретарь ЦК Всесоюзной партии
    «Союз коммунистов»

  5. #25
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию Безнаказанность правонарушителей - Заявление редакции газеты «Искра»

    Безнаказанность правонарушителей

    Заявление редакции газеты «Искра»

    По меньшей мере трижды в год – вблизи важных в истории нашей страны дат (Дни памяти В.И.Ленина в январе, дня его рождения 22 апреля и очередной годовщины победы Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября) на страницах официальной и продажно-рептильной прессы, в электронных СМИ бушует дикая, разнузданная идеологическая кампания. Суть ее состоит в искажении и очернении героической истории Советской страны, в отрицании и принижении достижений социализма, в оплевывании великих свершений нескольких поколений советских людей, их вождей и героев.
    Цель этой кампании – уничтожение исторической памяти народа.
    Инициаторы и исполнители ее – лица без чести и совести: государственные служащие разного ранга, священнослужители, увешанные степенями и званиями ученые, писатели, артисты, журналисты. Эту самую разношерстную публику объединяет одно: все они – «пятая колонна» империализма, холуи мировой финансовой олигархии, ставшие по сути дела, профессиональными антисоветчиками и русофобами, врагами истории и культуры многовековой русской цивилизации, а главное – советской цивилизации, которая стала ее естественным продолжением, спасением от общенациональной катастрофы. Поруганию подвергаются великие события и личности Советской России и СССР, особенно те, которые стали символами советской эпохи. Нам предстоит их защитить, отстоять.
    В данном случае мы обращаем всеобщее внимание на криминальный, уголовный характер циничных нападок на Мавзолей Владимира Ильича Ленина и на весь Почетный пантеон на Красной площади Москвы.
    Весь этот комплекс в его нынешнем виде признан ЮНЕСКО памятником истории и культуры мирового масштаба, и нападки на сохранность Мавзолея и Почетного пантеона есть плевок в лицо мировой общественности, циничное пренебрежение международными правовыми нормами, к которым относятся установления ЮНЕСКО. К сожалению, нет международного трибунала, наказывающего за это.
    Но есть и прямые нарушения существующего российского законодательства, которые требуют активного вмешательства власти, претендующей на «диктатуру закона».
    Вандалы, покушающиеся на Мавзолей В.И.Ленина и весь мемориальный облик Красной площади, с пренебрежением относятся к нынешней Конституции РФ, гарантирующей сохранение памятников истории и культуры. Кто обязан пресечь эти нарушения? Конечно, все ветви власти, признающие и соблюдающие Конституцию. Они клялись в верности Конституции, но эти клятвы не должны оставаться пустыми словами, ложью.
    В российском законодательстве есть федеральные законы как о сохранении наследия прошлого, памятников истории и культуры, так и специально о сбережении мест захоронения. Кто обязан немедленно реагировать на каждый факт пренебрежения этими законами и их нарушения? В первую очередь – Министерство юстиции РФ и Генеральная прокуратура РФ. Но нам неизвестно ни одного (!) случая необходимой адекватной реакции этих учреждений на призыв к нарушению норм этих законов и даже попытки соответствующих действий.
    А ведь существует и закон о противодействии экстремизму, который в данном отношении абсолютно бездействует. Этот закон нередко применяется не по делу, для расправы с инакомыслящими, но «делу чтоб придать законный вид и толк», создаются комиссии и привлекаются эксперты, проявляющие в своих заключениях чудовищный уровень некомпетентности. А в интересующих нас видах экстремизма, где вполне очевидны и призывы к прямому нарушению законов, и сами нарушения, органы власти изображают из себя слепоглухонемых, недееспособных, посторонних.
    Не надо быть ни юристом по образованию и должности, ни официально признанным «экспертом» (то есть назначенным умным, честным и компетентным человеком), чтобы понять: нарушения законов нередко прикрываются именем «науки» и «культуры».
    Простой пример: общероссийские социологические службы время от времени проводят опросы как раз на подобные темы. Так под видом «социологических исследований» проводятся наглые провокации, пропаганда нарушений российского законодательства, формируются правовой нигилизм и навязывается готовность пренебрегать законами и нарушать их. Был ли хоть один случай пресечения этой экстремистской деятельности, разрушительной по отношению к исторической памяти народа, со стороны Минюста и Генпрокуратуры? Нет, при нынешнем состоянии правоприменительной практики и при нынешнем тонусе работы этих учреждений такое и представить трудно.
    Для кого же и для чего пишутся законы и зачем существуют на деньги налогоплательщиков органы власти, следящие за их исполнением, если они самоустраняются от своих прямых обязанностей? А ведь Минюст и Генпрокуратура должны в каждом очередном случае покушения на указанные выше нормы законодательства, в том числе конституционные, реагировать автоматически, жестко и незамедлительно. Иначе они выглядят как кланы никчемных чиновников, проедающие бюджетные деньги, бесполезные для страны и народа.
    Удивляет позиция большинства правозащитников, абсолютно безразличных к указанным нарушениям законов. Вызывает недоумение практическая беспричастность к этим вопросам тех прогрессивных партий и движений, которые имеют целые юридические отделы, но в данных случаях ограничиваются громкими словесными протестами.
    Защитить историческую память народа – общее дело всех добросовестных граждан России, всех прогрессивных патриотических партий, движений, организаций. Обеспечить соблюдение норм права – первоочередная задача органов государства, если он хоть в малейшей степени имеет основания именоваться государством. Как говорил один известный государственный деятель – «Россия, вперед!».
    Правонарушители должны быть непременно наказаны. Не обязательно наказание должно быть суровым, хотя вопрос для страны и народа – поистине судьбоносный. Но оно должно быть неотвратимым в государстве, если оно и в самом деле является государством.

  6. #26
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию «Десталинизация» Великой Отечественной войны

    «Десталинизация» Великой Отечественной войны

    Объявленный как чуть ли не официальный (как же - некий Совет при президенте объявил свою программу!) курс на «десталинизацию» и «десоветизацию» всего общественного сознания возбудил толпы политических проходимцев, рвущихся к признанию начальства и получению весомых материальных «бонусов». Ведется эта разнузданная, до предела лживая пропагандистская кампания вполне в русле стратегии, сформулированной более 60 лет назад основателем ЦРУ США Аленом Даллесом: развязать массированную психологическую войну против СССР, «подменяя истинные ценности фальшивыми» и добиваясь «необратимого угасания самосознания самого непокорного на Земле народа».
    Особенно отвратительны попытки сформировавшейся уже внутри нашей страны идеологической «пятой колонны» империалистического Запада убить историческую память народа о Великой Отечественной войне, которая разразилась 70 лет назад – 22 июня 1941 года.
    Цинично и нагло искажаются истоки Второй мировой войны, выводятся из поля зрения нынешних читателей и слушателей истинные виновники ее подготовки и развязывания – империалистические государства, которые таким путем стремились решить сразу несколько задач: переделить между собой колонии и сферы влияния по-новому, в соответствии с изменившимся соотношением сил; преодолеть кризисные явления в капиталистической экономике с помощью ее милитаризации; подавить нарастающее рабочее и национально-освободительное движение; уничтожить военной силой Советский Союз – первую в истории человечества страну, успешно приступившую к строительству социалистического общества. «Десталинизаторы» до предела извращенно толкуют содержание внешней политики Советского Союза, направленной на предотвращение войны, а вместе с тем на защиту свободы и независимости Советской Родины, мирного созидания советского народа.
    В общественное сознание настойчиво вбивается самая чудовищная ложь - о якобы «равной вине» фашистской Германии и Советского Союза в развязывании войны. Сама война изображается как «схватка двух диктаторов», - тем самым игнорируется, отрицается захватнический и предельно варварский характер войны со стороны фашистской Германии и справедливый, освободительный характер войны со стороны Советского Союза. Абсолютным бесстыдством несет от спекуляций «десталинизаторов» на трагическом для нашего народа начале войны.
    В этой дикой кампании «десталинизации» сразу же возникла ожесточенная конкуренция конъюнктурщиков: кто вырвется вперед, кто соврет наглее, у кого клевета будет круче? В такой спешке и толкотне, естественно, вылезают наружу внутренние противоречия их далеких от исторической истины концепций, а их авторы, представляющиеся как «историки» и «писатели» демонстрируют столь низкий не только нравственный, но и интеллектуальный уровень, ниже которого только грязь на московском асфальте. Их девиз известен: «во всех поражениях и бедах начального периода войны повинен Сталин, а к победам он совсем непричастен».
    Присмотримся к некоторым отметившимся в гонке «десталинизаторов».
    В «Независимом военном обозрении» 13 мая капитан 1 ранга в отставке Валерий Калинин отметился безответственной статьей «Разведка и Кремль накануне Великой Отечественной». Надо отдать должное флотоводцу: он хоть и брешет, но не уверен в своей позиции и выдает эту неуверенность постоянной ссылкой на авторитеты.
    Уже в начале статьи он пытается уцепиться за авторитет Рихарда Зорге: мол, это «знаменитый советский разведчик, неоднократно предупреждавший Москву о скором германском нападении». Вроде бы и правильно – знаменитый и к тому же Герой Советского Союза. Но Калинин не соображает, что сам бросает тень на ценность и надежность информации от Зорге: «неоднократно» - значит, в разных вариантах, с указанием разных сроков, когда неизбежно встает вопрос о достоверности сообщений.
    Стремление отметить заслуги разведки в обеспечении информацией о приближении войны похвально, однако даже многочисленные ссылки на сообщения об этом из разных источников (в основном датируемые июнем, особенно серединой месяца) не дают оснований для утверждений, будто бы Сталин ими пренебрегал. А Калинин усиленно создает такое впечатление - создает образ беспечного, своевольного, тупого самодура, опираясь еще на одного авторитетного толкователя – бывшего (правда, уже после войны) начальника Разведупра Генштаба генерала Ивашутина: «в предвоенный период (1938 – 1941) руководство страны, по существу, игнорировало данные разведки о надвигающейся угрозе безопасности СССР, так они не соответствовали тогда утвердившимся политическим установкам и субъективным оценкам Сталина и его окружения».
    У меня нет оснований для оценки ни Калинина, ни Ивашутина как сознательных лжецов и клеветников, но объективно их «десталинизаторская» линия порочна, выдает их непонимание политики Сталина перед войной и расходится с фактами.
    Ну, вспомнили бы о приеме в Кремле 5 мая 1941 года в честь выпускников военных академий. Один столь же политически малограмотный генерал своим бессодержательно-подхалимским тостом спровоцировал Сталина на краткую, но весьма энергичную реплику, в которой он ясно и четко призвал молодых командиров быть готовыми к внезапному нападению Германии. Он был против благодушия, которое было распространено в среде военных, но преодолеть такие настроения в армии одному человеку не под силу, даже если он великий вождь – этим должны были заниматься военачальники.
    Внезапность нападения дает преимущество агрессору, выбирающемуо время и место нападения, направления своих ударов. Против этого у подвергающейся нападению стороны есть одно средство – быть в состоянии высокой боевой готовности. А за это отвечают не политики, а военные - от младших командиров до руководства высшего уровня (наркомом обороны был С.К.Тимошенко, начальником Генштаба Г.К.Жуков). Не знать этого – значит не понимать уставных основ военной дисциплины. Начало войны показало: там, где командование уделяло постоянное внимание боеготовности войск, эффект внезапности был существенно ослаблен. Уровень боеготовности был достаточно высок в Одесском и Ленинградском военных округах, на флотах, в погранвойсках.
    Калинин лжет, безапелляционно утверждая, будто бы «военно-политическое руководство страны получало от советской разведки достоверную и своевременную информацию о том, что Германия готовится к нападению, указывались дата и время, стратегическое построение и численный состав ударных группировок». Думается, о степени информированности военно-политического руководства СССР о надвигающейся войне из источников разведки гораздо более честно и с неизмеримо большим знанием дела писал бывший (в то время) руководителем ИНО (иностранной разведки) НКВД П.А.Судоплатов в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930 – 1950 годы»:
    «Хотя получаемые (по Германии. – В.М.) разведданные разоблачали намерения Гитлера напасть на Советский Союз, однако многие сообщения противоречили друг другу. В них отсутствовали оценки немецкого военного потенциала: танковых соединений и авиации, расположенных на наших границах и способных прорвать линию обороны частей Красной Армии. Никто в службе госбезопасности не изучал реальное соотношение сил на советско-германской границе. Вот почему сила гитлеровского удара во многом была неожиданной для наших военачальников, включая маршала Жукова, в то время начальника Генштаба. В своих мемуарах он признается, что не представлял себе противника, способного на такого рода крупномасштабные наступательные операции, с танковыми соединениями, действующими одновременно в нескольких направлениях».
    Бог с ним – военно-морским стратегом Калининым. Есть и откровенные антисоветчики и русофобы. Скажем, Млечин, с которым я познакомился как телезритель, прослушав несколько лет назад передачу о С.М.Буденном. Прослушал, следует отметить, до конца, хотя слушать нудный гнусавый голосок было вредно для здоровья, а откровенная ложь, заявляемая уверенным тоном, вызывала законное возмущение. Например, Млечин назойливо внушал, будто потолком военного мышления Буденного был и оставался до конца жизни уровень унтер-офицера. Слушал я эти повторы и думал: как же этот пень не понимает, что тем самым принижает военную квалификацию известных белогвардейских генералов Деникина, Мамонтова, Шкуро, Улагая, Покровского и других, войска которых громил Буденный и которые, следовательно, уровня унтер-офицера так и не достигли?
    Говорят, что «писатель» и «историк» в одном флаконе Леонид Млечин написал много книг. Не могу понять тех, кто читает наглого тупицу, заявившего по радио «Эхо Москвы» такое: «О том, что Гитлер собирается напасть на Советский Союз, не знали только два человека: Молотов и Сталин. Все остальные видели, что к этому дело идет». Придумал бы что-нибудь посмешнее, если историю даже на тройку не знаешь. Или прочитал бы доклад И.В.Сталина на ХУ11 съезде ВКП(б), где он (в январе 1934 года!) предупредил, что с приходом фашизма к власти в Германии именно оттуда идет главная военная угроза для нашей страны. Впрочем, зачем ему читать, если он сам – «писатель»? И если он может сочинять пустые и банальные афоризмы, на основе которых дает оценки Сталину? Вот такой, например: «Политические решения политики принимают на основе здравого политического анализа. А вот этого Сталину совершенно не хватало». Рузвельт и Черчилль, небось, перевернулись бы в гробах, услышав, с кем они имели дело и как они, недотепы, оценивали Сталина совершенно иначе, чем этот прилизанный прозорливец.
    Лжецы обыкновенные городят свою ложь, даже чудовищную, перевирая то, что было. Но есть лжецы необыкновенные, придумывающие то, чего не было и даже быть не могло. Так, упоминая о краткой речи Сталина на приеме 5 мая, Млечин не только пытается выступать в роли знатока психологии Сталина: «мне кажется, что Сталин был, конечно, в страхе», - чего за Сталиным отродясь не водилось. Он еще и приписывает Сталину нечто вроде мазохизма, намекая, что продукт этого страха сам же Сталин негласно пускал в ход: о приеме «распространялись слухи сознательно».
    И уж совсем небывалым разгулом болезненной фантазии Млечина отличается его версия планов Гитлера после завоевания России. Оказывается, Гитлер рассчитывал «вроде как бы оставить Россию к востоку от Урала, и чуть ли не Сталина поставить…губернатором». Эту «находку» Млечина нельзя оценивать с точки зрения содержания – интеллектуального или нравственного, которое просто отсутствует, и нет и не может быть базы для сопоставления этой версии с фактами. Данный текст может пригодиться разве что студентам-медикам при прохождении курса психиатрии.
    Но и Млечин имеет последователей – настолько худо у либерал-фашистов с кадрами. В издании под названием «Эхо планеты» (не путать с «Эхом России») в двух номерах некто Марк Солонин – разумеется, тоже «историк, писатель» - опубликовал опус «Три плана товарища Сталина». Разумеется, речь идет об агрессивной внешней политике Советского Союза, а «три плана» - это планы нападения на Германию «без всяких оглядок на Пакт о ненападении». Солонин отчасти повторяет «Суворова» (приговоренного к расстрелу изменника Родины Резуна), отчасти с видимым наслаждением описывает тяжелые последствия от вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР.
    Например, так: «Огромная армия огромной страны рухнула после первого же удара агрессора, имея многократное превосходство в вооружении, воюя на своей территории. Это была не только катастрофа сражавшихся соединений. Это был крах всего предвоенного военного и политического планирования Советского Союза, деятельно готовившегося к войне в течение 20 лет». Не хватает только завершающего вывода: мол, это был крах социализма, крах индустриализации страны, колхозного строя, культурной революции, Советской власти и советского народа. Но этот вывод «историк и писатель» прописать все же не решился, поскольку до сих пор жива историческая память о Победе над фашизмом: кто победил в войне, а кто потерпел крах.
    Поэтому Марк Солонин налегает на «документы из архивов», не обращая внимания на реальную историю. Он пытается загипнотизировать читателя «планом подготовки и реализации грандиозной наступательной операции на территории Восточной Пруссии, Польши, Словакии», добавляя (конечно, абсолютно бездоказательно), будто бы эти планы разрабатывались «под контролем Сталина». А ведь есть давно установленные свидетельства о том, что когда генштабисты предложили Сталину ознакомиться с сочиненным в недрах своего ведомства проектом нанесения «упреждающего удара» по уже скапливающимся у границ немецко-фашистским войскам, из этого вышел скандал. Но военные и есть военные, разрабатывающие разные варианты предстоящих (это было уже ясно) военных действий – без всякого согласования с политическим руководством.
    Но в данном случае Солонин либо пользуется фальшивым «документом», либо сам сочинил преступный подлог. Ошибки бывают и у политических фальшивомонетчиков, что показал анализ якобы обнаруженных «секретных документов» по Катыни. Анализ «документов» на которые ссылается Солонин, тоже обнаружит явные признаки фальшивок. Я не историк, не архивист, не источниковед, но и мне бросилось в глаза неаккуратно употребленное название, что было в 1940 году просто невозможно. Вот какую цитату приводит Солонин – распространитель либо автор подделок: «мощным ударом в направлении на Люблин и Краков и далее на Бреслау, ныне Вроцлав в Польше…». Все, дальше можно не читать: в 1940 году просто невозможно было сказать, тем более написать в документе «ныне (?!) Вроцлав в Польше». Слово «ныне» могло быть употреблено по отношению к этому городу только после разгрома Германии.
    Кампания по «десталинизации», «десоветизации», дерусификации общественного сознания, то есть по ликвидации исторической памяти нашего народа, выносит на поверхность все новых «десталинизаторов» - таких же невежественных, лишенных чести и совести антисоветчиков и русофобов, с извращенным сознанием и болезненной фантазией, как и указанные выше. Позор им! И, надеюсь, строгий и справедливый народный суд с приговором без обжалования. А ведь так и будет.
    Владимир Марков

  7. #27
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,325

    По умолчанию СССР: вчера, сегодня, завтра

    СССР: вчера, сегодня, завтра

    Послесловие к юбилею

    Кажется, что за 85 лет, прошедшие с момента образования Союза ССР, вполне можно было восстановить в деталях историю и предысторию этого события, проанализировать все объективные факторы, потребовавшие создать Союз, выяснить состав и мотивы противоборствующих в этом процессе сил. Однако такое противоборство происходило не только в ходе создания СССР. Оно продолжалось и позднее, а завершилось, к сожалению, развалом великого многонационального государства – параллельно со свержением Советской власти и разрушением социалистического строя.
    Естественно, что такой катаклизм общеисторического масштаба был бы невозможен без громадного помутнения общественного сознания, следовательно, без ощутимого ослабления науки и основанной на ней социалистической (коммунистической) идеологии. Научная почва идеологии постепенно размывалась, отчего за идеологией оставались в основном функции пропаганды и агитации («научного обоснования» текущей политики), а в общественную науку сначала исподволь, а потом в открытую проникали ненаучные и антинаучные, даже чуждые идеи. Начиная с горбачевской «перестройки и гласности», в общественное сознание уже «сверху» массированно вбрасывались старые и новые мифы как об образовании СССР, так и об Октябрьской революции, взявшей курс на коренные преобразования. Поэтому было бы правильно использовать 85-летний юбилей образования СССР для опровержения лживых мифов и для восстановления объективной научной истины о событиях и людях этой непростого исторического процесса, начиная от его истоков и кончая – нет, не развалом, а выяснением перспектив возрождения Союза.
    Ленин и Сталин у истоков СССР
    Самый лживый, даже дикий, но в то же время самый распространенный и укоренившийся во многих головах миф - извращение истинной позиции Ленина и Сталина в национальном вопросе вообще и в вопросе об образовании СССР, в частности, о каком-то их «противостоянии» именно по этому вопросу.
    Затея противопоставить Ленина – Сталину принадлежит, скорее всего, лично Троцкому - самому опасному, самому изощренному врагу построения социализма в нашей стране, хотя осуществлял он ее не в одиночку. Разоблачение этой гигантской провокации осуществлено в работах московского историка В.А.Сахарова. Итогом его многолетних исследований стала монография «Политическое завещание Ленина. Реальность истории и мифы политики» (издательство МГУ, 2003, 717 с.), в которой он убедительно доказал, что пять (!) документов из так называемого «политического завещания Ленина» - фальшивки! Об этом исследовании В.А.Сахарова и о той роли, которые играли эти фальшивки в ожесточенной борьбе антисоветчиков и антикоммунистов на трех важнейших этапах этой борьбы - а) в попытках Троцкого и других оппозиционеров «свалить» Сталина и ленинское, большевистское руководство партии и государства; б) в ходе идейно-политического и кадрового переворота, осуществленного Хрущевым под флагом «борьбы с культом личности»; в) наконец, в период горбачевской «перестройки», - было подробно рассказано в моей статье «О книге историка Валентина Сахарова» (см. «Политическое просвещение» № 3 за 2005 год).
    Завершалась статья призывом: «все честные патриоты России, прежде всего коммунисты, обязаны знать о результатах исследования Сахарова и популяризировать как можно шире его выводы. Историческая правда необходима нам как воздух». Однако призыв этот дошел не до всех, и некоторые авторы продолжают как ни в чем не бывало использовать старые фальшивки (прежде всего, опус под названием «К вопросу о национальностях или «автономизации», где Ленин предстает ни с того ни с сего в роли ярого русофоба) и изощряются в поисках оправдания своего упорного доверия к ним. У «детей ХХ съезда» слепая вера в «противостояние Ленина и Сталина» закреплена с силой предрассудка после сногсшибательного «закрытого» доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС и десятилетий пропаганды, совпадающей(!) в этом вопросе с империалистической.
    А ведь кроме аргументов, приводимых В.А.Сахаровым (он, в частности, показал, что 30 и 31 декабря диктовка «статьи» была физически невозможна), должен быть проведен и текстологический анализ.
    Для Ленина чужеродно выражение «автономизация». А придуманное фальсификаторами признание своей «вины перед рабочим классом России» с головой выдает троцкистское происхождение этого оборота: не мог Ленин в вопросе, касающемся всех трудящихся масс, всех наций и народностей страны, обращаться мыслью к искусственно изолированному рабочему классу. Не забудем, что это было время нэпа, целью которого была смычка с крестьянством, время, когда Ленин сказал на Х1 съезде РКП(б) – 600-тысячной правящей партии, что «мы капля в море народном».. А ориентация на изолированный от крестьянской массы рабочий класс – это позиция Троцкого. Ленин же никогда не был троцкистом - поверьте на слово.
    Не мог Ленин сказать «пресловутый вопрос об автономизации», ибо это была и его позиция, судя, например, по Тезисам по национальному вопросу к Х съезду партии, написанным Сталиным и поддержанным Лениным. «Разногласия» между ними можно датировать 26 сентября 1922 года и, может быть, еще одним – двумя днями. Новая концепция Союза («второй этаж федерации» как союз суверенных советских республик) была сразу принята Сталиным, и он никогда в дальнейшем от нее не отступал: все последующие решения пленумов ЦК, Х съезда Советов РСФСР и 1 съезда Советов СССР были основаны на ленинской концепции (как и Конституции СССР 1924 и 1936 годов). А в статье самого Сталина «Вопрос об объединении независимых национальных республик» («Правда от 18 ноября 1922 года) были и такие выражения: «упразднение национальных республик явилось бы реакционным абсурдом»; «объединение национальных советских республик в одно союзное государство не может завершиться воссоединением, слиянием их с Россией»; «Характер объединения должен быть добровольным, исключительно добровольным, с оставлением за каждой национальной республикой права выхода из состава Союза». Так что у Ленина не было никаких оснований тревожиться насчет «пресловутой автономизации», - алогизм для Ленина был абсолютно не характерен.
    Не мог Ленин и пренебрежительно отозваться об «официально называемом» СССР. Ленин как никто другой понимал всемирно-историческое значение этого вопроса (Сталин не в счет – они были единомышленники) и подобных словесных вывертов ни за что бы не допустил. О форме государственного единства советских республик Ленин думал задолго до декабря 1922 года, и само название «Союз Советских Социалистических Республик» употребил впервые тоже он – за три с половиной года до образования СССР!
    Ленину никак не могло принадлежать и утверждение, будто «вопрос миновал его совершенно», ибо национальным вопросом – задачей освобождения народов всей исторической России от национального гнета и неравенства, а также сохранения их единства, в том числе государственного, - он занимался с дореволюционных времен.
    Но, кроме этого, есть еще один важный аргумент. Ленин, как известно, был очень обеспокоен возможностью либо невозможностью выступить на съезде Советов. По мысли троцкистских фальсификаторов, он якобы «хотел дать бой» Сталину – своему верному соратнику, единомышленнику. А ведь есть документ, давно всем известный, но никем не используемый – «Конспект речи на Х Всероссийском съезде Советов», не включенный, по троцкистско-хрущевской традиции, в состав «политического завещания». Судя по набору вопросов, с которыми собирался выступить Ленин, судьба его собственной концепции создания Союза и, тем более, уже отброшенной «автономизации» его ничуть не волновала - «все путем», как говорил киногерой Евгения Леонова.
    Отошли в прошлое и иные размышления Ленина о форме государственного единства советских республик, даже более радикальные, чем «автономизация». В «Письме рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным» (28 декабря 1919 года) он писал, что кроме задач – добить Деникина и полностью ликвидировать помещичье землевладение, «есть особые задачи Советской власти на Украине. Одна из таких особых задач заслуживает в настоящее время чрезвычайного внимания. Это – вопрос национальный или вопрос о том, быть ли Украине отдельной и независимой Украинской Советской Социалистической Республикой, связанной в союз (федерацию) с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой, или слиться Украине с Россией в единую Советскую Республику. Все большевики, все сознательные рабочие и крестьяне должны внимательно подумать над этим вопросом»; «только сами украинские рабочие и крестьяне на своем Всеукраинском съезде Советов могут решать и решат вопрос о том, сливать ли Украину с Россией, оставлять ли Украину самостоятельной и независимой республикой и в последнем случае какую федеративную связь установить между этой республикой и Россией» (ПСС, т. 40, с. 42).
    Конечно, свои размышления на сей счет были и у Сталина. Но мыслили они в одном направлении. Создание и развитие Советского Союза – плод усилий всей партии большевиков, всех патриотических сил, пошедших за ней в 1917 – 1922 годах, а вели их по этому пути Ленин и Сталин. Если использовать терминологию начала космической эры, то Ленин был Главным Теоретиком советской цивилизации, а Сталин – ее Генеральным Конструктором. И получилось все неплохо – «штатно», как говорят космонавты. «Нештатные» ситуации пошли чередой лишь после смерти Сталина.
    Исток и почва советской цивилизации
    Цивилизация – понятие многозначное.
    Ф.Энгельс, например, подразумевал под цивилизацией всю необозримую эру человеческой истории, когда уже были преодолены дикость, стадное существование, а затем и варварство, в котором родовая и племенная организация общества еще довлела над ее более современными формами, и когда развитие орудий и средств труда закономерно привели к его все более усложняющемуся разделению, следствием чего стало возникновение частной собственности, классов и их борьбы, государства, а также дифференциация различных форм общественного сознания, в конечном счете обслуживающих потребности производства и управления.
    В современной буржуазной литературе, анализирующей проблемы геополитики и, значит, проблемы конкуренции между странами и группами стран, борьбы за ресурсы разного вида и затем за власть на миром, понятие цивилизации обозначает конкурентные отношения, борьбу за существование, но одновременно служит для затушевывания сути этой борьбы: в разных определениях она представляется как якобы неизбежное соперничество рас, мировых религий, «морских» и «сухопутных» держав. Подобные толкования «цивилизаций» могут выглядеть правдоподобно, ибо в прошлом и в современной истории нетрудно отыскать фактические совпадения с подобными классификациями. Но науки здесь нет, а есть идеологический заказ: отвлечение внимания от главного противоречия эпохи – между политикой горстки империалистических государств (и их сателлитов), стремящихся утвердить на земле всевластие финансового капитала, и борьбой народов мира, стремящихся обеспечить свою государственно-политическую и экономическую независимость и свой, самостоятельный путь исторического прогресса.
    Мне представляется целесообразным использовать понятие в ином смысле – для обозначения крупных социально-исторических общностей, объединяющих целый ряд народов, родственных по языку и культуре (то, что Н.Я.Данилевский именовал культурно-историческими типами), имеющих длительную историю совместного проживания, сложившиеся с прочностью традиции хозяйственные, государственно-политические и культурные связи, общую историческую судьбу – тенденцию к общим формационным переходам. Причем это последнее может отодвигать на задний план национальные (языковые и культурные) различия, и тогда они выступают не как нечто чуждое и отчуждающее, а как умножающее общее языковое и культурное богатство большого многонационального целого. В этом смысле и следует говорить о русской, российской (евразийской) цивилизации, пережившей после победы Великой Октябрьской социалистической революции общий формационный переход и ставшей в результате советской цивилизацией.
    Применимо ли это понятие к другим социально-историческим общностям, к бытовавшим в истории многонациональным государствам?
    Далеко не ко всем! Не стали цивилизациями, прочным культурно-историческим целым возникшие в результате военных захватов государственные объединения, созданные Александром Македонским и Чингисханом, и вряд ли можно отнести к цивилизациям, скажем, Австро-Венгерскую и Оттоманскую империи, хотя они существовали веками, и интеграционные процессы шли и оставили заметный след в жизни народов, которые в конце концов отказались от такого государственного единства. А в ХХ веке рухнули под напором национально-освободительного движения колониальные империи современного империализма.
    Можно назвать цивилизацией (в предлагаемом смысле) Индию, которая представляет собой многонациональное государство с известным культурным (например, конфессиональным) многообразием. Возможно, индийскую цивилизацию следует считать разделенной, учитывая государственное обособление сначала Пакистана от Индии, затем Бангладеш от Пакистана; подтвердить или опровергнуть такое предположение сможет лишь будущее развитие стран региона.
    Цивилизационное единство мы вправе усмотреть и в конгломерате стран Латинской Америки, но это становящееся, еще не полностью оформившееся целое, исток которого – борьба за независимость в начале Х1Х века. Настоящий разворот этой борьбы произошел во второй половине ХХ столетия. Правда, полыхнувший было в Гватемале факел независимости был беспощадно задушен империалистами США, однако кубинские «барбудос» под водительством Фиделя Кастро показали, что отстоять достоинство и самостоятельность народов Латинской Америки вполне возможно даже под боком у американского империализма, претендующего на роль всемирного жандарма. Почти полвека ждала Латинская Америка продолжения инициативы героической Кубы – и дождалась! Многое в судьбе латиноамериканской цивилизации зависит от успеха развертывающихся ныне интеграционных процессов, мотором которых сейчас стала Боливарианская Республика Венесуэла.
    В истории русской цивилизации мы можем выделить по крайней мере три крупных этапа, и точки перелома здесь вполне очевидны из имеющихся исторических источников.
    Было бы полным неразумием считать началом ее только образование Киевской Руси (в Новгороде Великом установлен даже памятник в честь «тысячелетия России») или, скажем, принятие православия в качестве государственной религии. А что же было до этого, «откуда есть пошла Русская земля»? Или она пустовала до Рюрика и рюриковичей, представляя собой некое «предправославное пространство» (термин аналогичен выдуманному прозападными циниками «постсоветскому пространству» - в обоих проглядывает мысль о запустении и о доступности для чужеземцев). Нет, конечно! Была другая ипостась русской цивилизации – древняя восточнославянская цивилизация, а какие она имела границы во времени и каковы были предшествующие ей формы, должны установить историки, археологи, языковеды. Но это - история единой цивилизации, ибо только враги ее желают, чтобы «распалась связь времен», а переходы от одной ее формы к другой выглядели как полный разрыв с прошлым, как некая беспочвенность. И если по отношению к истории русской цивилизации в ее, условно говоря, княжеско-монархической православной форме такую деструктивную роль играла пресловутая «норманнская теория», то буря ненависти к советской цивилизации со стороны империалистического Запада и его вольных и невольных пособников в нашей стране породила такое множество лживых идеологем (самые распространенные версии – «провал в истории», «безбожное общество» и «тоталитаризм»), которое не сможет счесть даже самый добросовестный библиограф.
    Ни Ленин, ни Сталин, которых с полным правом можно назвать родоначальниками советской цивилизации, не оперировали этим термином, но в их произведениях легко просматриваются идеи, связанные с возрождением нашей цивилизации как целого. Такие непримиримые политические противники большевиков, как Бердяев и Милюков, не утратившие, однако, интеллектуальной честности, признавали заслугу большевиков в том, что именно они отстояли независимость и территориальную целостность исторической России (естественные ее границы были восстановлены в 1945 году). А нынешние холуи Запада – либералы и их подельники, ряженые в «патриотов» сепаратисты - славят обособленность кусков великой цивилизации, на которые она насильственно разорвана, и разнообразными идеологическими изысками изо всех сил способствуют закреплению этого гибельного состояния. Решается вопрос: быть или не быть. У Ленина и Сталина был один ответ на этот вопрос: во что бы то ни стало быть! Ради этого совершалась Октябрьская революция, предотвратившая общенациональную катастрофу и наметившая путь прогресса – переход к общественно-экономической формации более высокого типа, чем капитализм, ради этого создавался и Советский Союз, придавший новому качественному состоянию русской многонациональной цивилизации достойное, жизнеспособное государственное оформление.
    Попробую подтвердить сказанное небольшой подборкой их высказываний в разные годы, в которых сквозит мысль о необходимости сохранения и возрождения уникального исторического целого - сформировавшейся вокруг русского народа многонациональной цивилизации в рамках государственного единства, должным образом учитывающего небывалый рост в ХХ веке национальных чувств и противостоящего сепаратизму.
    Расплодившиеся и распоясавшиеся в годы «перестройки» и последующих «радикальных реформ» мелкие и злобные ненавистники Ленина обвиняют его в том, будто его лозунг самоопределения наций вплоть до государственного отделения якобы и стал идейным источником распада СССР спустя почти 70 лет после отхода его от руководства. Но в этом проявляется полное непонимание (или злонамеренное извращение) национального вопроса в целом, ленинского его решения в частности.
    Ленин неоднократно подчеркивал мировое значение национального вопроса и выдвигал общедемократическое требование самоопределения наций как знамя борьбы против империализма, отнюдь не считая осуществление его самоцелью. Выдвинув переход к социалистической революции как главную очередную задачу в многонациональной России, он предложил на У11 (Апрельской) Всероссийской конференции РКП(б) такой тезис в резолюцию по национальному вопросу: «Вопрос о праве наций на свободное отделение непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения той или другой нации в тот или иной момент. Этот последний вопрос партия пролетариата должна решать в каждом отдельном случае совершенно самостоятельно, с точки зрения интересов всего общественного развития и интересов классовой борьбы пролетариата за социализм» (т.31, с.49). Видя угрозу разрушения целостности страны при продажном Временном правительстве, он формулирует идею создания на территории бывшей Российской империи федерации (ранее он отрицал принцип федерации, настаивая при этом на желательности сохранения крупного государственного объединения). Важно, чтобы были республики Советов: «Мы хотим братского союза всех народов. Если будет Украинская Республика и Российская Республика, между ними будет больше связи, больше доверия. Если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся, а если у нас будет республика Милюкова, то они отделятся» (там же, с.436). И в те же дни писал в «Правде»: «Чем свободнее будет Россия, чем решительнее признает наша республика свободу отделения невеликорусских наций, тем сильнее потянутся к союзу с нами другие нации, тем меньше будет трений, тем реже будут случаи действительного отделения, тем короче будет то время, на которое некоторые из наций отделятся, тем теснее и прочнее – в конечном счете – будет братский союз пролетарски-крестьянской республики российской с республиками какой угодно иной нации» (т.32, с.7). Нет, не был Ленин разрушителем единого цивилизационного целого: он намечал новые пути национально-государственного строительства именно ради его сохранения. О создании новых национально-государственных образований, автономий в составе Советской России он говорил на У111 съезде РКП(б) так: «Мы не хотим отказывать ни одному из народов, живущих в пределах бывшей Российской империи» (т.38, с.158). И в том же докладе о проекте Программы РКП(б) Ленин разъяснял: «То, что мы пишем в программе, есть признание того, что случилось на деле после эпохи, когда мы писали о самоопределении вообще. Тогда не было еще пролетарских республик. Когда они явились и только в той мере, в какой они явились, мы смогли написать то, что мы тут написали: «Федеративное объединение государств, объединенных по советскому типу».
    Бесспорно одно: Ленин всячески отстаивал территориальную целостность и государственное единство всех «народов, живущих в пределах бывшей Российской империи». Преемственность в деле цивилизационного единства налицо, при неизбежном – вследствие коренного формационного перехода – изменении социального содержания и государственных форм этого единства. Такие формы и складывались в ходе образования и дальнейшего развития Союза ССР.
    У Сталина тоже есть соответствующие высказывания. Напомню лишь одно, проникнутое горячим личным чувством. В Обращении к народу 2 сентября 1945 года он сказал, в частности, что «поражение русских войск в 1904 году в период русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот, этот день наступил». Вот оно, прямое свидетельство преемственности истории. Громадное удовлетворение великого патриота – не только от того, что стерто «черное пятно». Это – удовлетворение человека, проделавшего трудную работу, обеспечившего возвращение русской цивилизации к ее естественным границам – границам 1945 года.
    Ленин и Сталин – родоначальники советской цивилизации, но не только. Они - продолжатели истории, вожди заново преображенного Отечества, организаторы возрождения нашей древней цивилизации на новой формационной почве. И это особенно важно вспомнить именно в связи с юбилеем образования СССР. И разоблачать всяческие попытки представить их антиподами в этих вопросах.
    В научной литературе и публицистике создано много произведений о всемирно-историческом значении создания первого в истории Советского многонационального государства, повторены многократно известные истины на эту тему. Сейчас, по-моему, на первый план должна выступить оценка основания СССР именно как продолжения истории нашей цивилизации.
    Указанные выше три фазы русской цивилизации имеют существенные формационные различия, но это вовсе не означает, что они чуть ли не полностью противоположны. Нет, они не писались «с чистого листа», и между ними существует ясно выраженная преемственность. Каждая последующая означает более высокую ступень социально-экономического, правового, культурно-духовного прогресса. Но мы можем признать этот прогресс действительным только в том случае, если последующая ступень сохраняет в себе лучшие сущностные черты предыдущей ступени. Иначе речь шла бы не о развитии одного и того же социально- исторического организма, а о гибели одного и появлении на его месте совершенно другого, принципиально нового, ничем не связанного с прошлым.
    Но так бывает только при преобладании внешних факторов, - например, когда на месте древнеперсидского царства утвердилась, поглотив его, эллинская империя Александра Македонского. Мы же говорим о продолжении истории единой цивилизации, когда новый крупный ее период, качественно отличающийся от предыдущих, сохраняет в «снятом», как выражался Гегель, виде их существенные, даже сущностные черты. Так, предшественница советской цивилизации – монархическая православная цивилизация (возможно, этот термин недостаточно удачен, но профессиональным историкам в таком случае следует найти и обосновать более точный) сменила предыдущую - языческую восточнославянскую – отнюдь не плавно, а в борьбе, с применением разных форм насилия, но, победив, переняла от своей предшественницы многое. И было бы странно, если бы было иначе, - тогда она бы не смогла укорениться на народной почве, а лишь как бы нависла над нею и была бы легко сметена любым более или менее крупным социальным катаклизмом. Однако она обрела, как показала история, значительную устойчивость, ибо в ней сохранилась, например, общинность со своими понятиями о правде и справедливости (но, конечно, не «соборность», то есть решение тех или иных проблем представителями господствующих сословий, - утвердившаяся вполне в последней трети «православной» фазы). Даже основа официальной идеологии – православие – была во многом русифицирована, переняв многое из языческих обычаев и верований восточнославянской цивилизации (например, целый ряд сезонных праздников, особенности культа святых); да и само название «православие», на мой взгляд, следует этимологически связывать с «правдой славян». Насколько основательна данная гипотеза, должны дать ответ историки, этнографы, фольклористы, специалисты по истории древнеславянского и древнерусского языка.
    «Не миновала чаша сия» и новую, последнюю фазу нашей цивилизации. В советской цивилизации мы вправе видеть не только резкий разрыв со всеми формами эксплуатации трудового народа господствующим меньшинством и, соответственно, со старыми формами идеологии и морали, но и продолжение истории – сохранение ряда сущностных черт предыдущих эпох, хотя и с иными функциями в жизнедеятельности и в культуре общества, а то и в преобразованном виде.
    Остановлюсь лишь на одном вопросе, наиболее близком мне и вполне относящемся к теме статьи. Не мог так быстро утвердиться такой новый тип межнациональных отношений, характерный для советской цивилизации и невиданный до того в истории человечества, как дружба народов, без многовекового (или многотысячелетнего?) опыта добрососедских отношений между народами, постепенно сгруппировавшихся вокруг русского народа, и без взаимоотношений терпимости и сотрудничества людей разных национальностей (и верований). Нарушения этого правила были многочисленны (в основном со стороны господствующих сословий, включая, чего греха таить, духовенство), но само это правило существовало и действовало именно как одна из сущностных черт русской цивилизации. Советская цивилизация опиралась в своем становлении и развитии на укоренившуюся, вошедшую в народный быт общинность. Отсюда – относительно легкая победа новых общественных отношений – коллективизма, товарищеской взаимопомощи и сотрудничества. Отсюда же – столь же легкое, для коренного формационного перехода, утверждение колхозного строя. Отысканная - для смены мелкособственнического малопроизводительного сельского хозяйства крупным машинизированным и переходящим на научную агро- и зоотехнику крупным коллективным хозяйством - форма сельхозартели в наибольшей мере подходила для еще не изжитых бытовых и даже отчасти хозяйственных традиций общинности. Прочность и жизненность колхозного строя была подтверждена суровыми испытаниями войны. Разрушение его, еще не успевшего вполне оправиться от этих испытаний, началось с «реформ» Хрущева и не было вполне остановлено и исправлено, а скорее, было продолжено последующими «правителями» последних десятилетий Советской власти.
    И еще одно соображение о преемственности, касающееся непосредственно истории образования СССР.
    В связи с моими профессиональными обязанностями (и научными интересами) мне много раз на протяжении десятилетий приходилось писать и «вести» (планировать и редактировать) статьи и циклы статей по национальному вопросу, в частности и в связи с юбилеями СССР (журналы «Вопросы философии» и «Знамя», газета «Правда», некоторые другие издания). Всюду отмечалось массовое объединительное движение, которое и привело к образованию СССР. И всюду мотивировка этой очевидной и мощной общественной потребности ограничивалась в основном теми тремя факторами, которые были указаны в Декларации об образовании Союза Советских Социалистических Республик и других документах 1922 года, в первой Конституции СССР 1924 года. Вот эти три фактора, три жизненно необходимые задачи: 1) «Восстановление народного хозяйства оказалось невозможным при раздельном существовании республик»; 2) «неустойчивость международного положения и опасность новых нападений делают неизбежным создание единого фронта советских республик перед лицом капиталистического окружения»; 3) «само строение Советской власти, интернациональной по своей классовой природе, толкает трудящиеся массы советских республик на путь объединения в одну социалистическую семью». В Декларации следовал такой обобщающий вывод: «Все эти обстоятельства повелительно требуют объединения советских республик в одно союзное государство, способное обеспечить и внешнюю безопасность, и внутренние хозяйственные преуспеяния, и свободу национального развития народов».
    Все это правильно отражает задачи конкретного исторического этапа (в несколько ином виде они сохраняли и сохраняют свою актуальность), но этого недостаточно. Глубина исторического мышления требует, а накопленный исторический опыт позволяет нам отметить четвертый, не менее мощный фактор объединительного движения в пору создания Союза – жизненную потребность в продолжении истории нашей цивилизации, острое чувство самосохранения всех ее народов, объединившихся вокруг русского народа. Если на фоне указанных в Декларации первоочередных задач этот фактор не выделялся, то в наше время не видеть его («большое видится на расстоянии», по меткому замечанию Сергея Есенина) и не дать этому фактору оценку как первостепенному было бы непростительно.
    Более того, мы обязаны отметить базовый характер этого фактора и основанного на нем понятийного аппарата для современной идеологии и политической стратегии всего нашего прогрессивного патриотического движения (включая, естественно, коммунистов). Главная общенациональная идея нашего времени состоит в необходимости возрождения, продолжения истории русской цивилизации и ее новейшей фазы – советской цивилизации. Советы, созданные историческим творчеством народа, есть форма его организации и самоорганизации, несущая в себе громадный потенциал преодоления того бюрократизма, свойственного любому виду государства (как аппарата, «стоящего над обществом»). Процесс бюрократизации Советского государства явился одной из главных причин поражения социализма и развала Советского Союза, - как только метастазы бюрократизма охватили партию, а вместе с ней и общественные организации, сверху донизу.
    Как при рождении новой фазы русской цивилизации Советы сыграли решающую роль (Ленин не раз говорил, что без Советов победа Октябрьской революции была бы невозможна), так и в деле возрождения советской цивилизации (а это равнозначно спасению нашей цивилизации от гибели, продолжению ее истории) решающую роль призваны сыграть Советы. Новые формы организации и самоорганизации широких народных масс, всего населения должны быть самостоятельны. Роль коммунистов состоит в том, чтобы помочь массам найти эти формы, соответствующие принципам социализма и традициям организации жизнедеятельности народа и общества.
    Стержнем современной патриотической идеологии должен быть советский патриотизм, который доказал свою духовную мощь, свое полное соответствие как современным потребностям развития нашей цивилизации, так и ее историческим корням. Это требование относится и к коммунистической идеологии, и выполнение его ничуть не противоречит старым и авторитетным истинам марксизма-ленинизма. Советский патриотизм – понятие многоплановое, оно подразумевает и классовый подход, и социалистические принципы общественного развития, и пролетарский по своему происхождению и содержанию интернационализм, несовместимый с безродным космополитизмом. Свою объединительную силу он доказал неоднократно. Советский патриотизм должен быть и в наши дни знаменем единства всех прогрессивных патриотов. Именно это даст победу в деле возрождения нашей русской советской цивилизации. Ничто не должно заслонять эту великую общенациональную задачу.
    Владимир МАРКОВ, заместитель председателя Международного Союза славянских журналистов.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •