Показано с 1 по 1 из 1

Тема: Часть 1. Двенадцать ударов по российскому образованию

  1. #1
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию Часть 1. Двенадцать ударов по российскому образованию

    Состояние отечественной высшей школы и концепция построения системы образования на протяжении жизни


    Часть 1. Дюжина ударов по российскому образованию

    (по материалам выступления на круглом столе «Образование для взрослых: формат XXI века», 4 марта, Институте «Справедливый мир»)

    В данной статье попробую охватить три темы:

    - общемировые тенденции развития национальных образовательных систем, прежде всего, в части, касающейся образования для всех,
    - оценка состояния российской высшей школы в свете перманетного реформирования национальной системы образования,
    - принципы построения базового сектора системы образования на протяжении жизни на основе созданной МГУ им. Ломоносова и другими ведущими университетами страны системы ИТ-образования.

    Тенденции развития национальных образовательных систем

    Понятие «общества знания», было введено в 1969 университетским преподавателем Петером Друкером и затем, получив в девяностых годах детальное развитие, стало новой целевой моделью будущего социума. В данной модели понятия «обучающиеся общества» и «образование для всех на протяжении всей жизни» занимают одно из центральных мест.

    Во всемирном докладе ЮНЕСКО «К обществам знания» (К обществам знания — ISBN 92-3-404000-7 — © ЮНЕСКО 2005 г.) эти понятия возведены в ранг ключевых принципов построения новой общественной формации – обществ знаний.

    В частности в главе Глава 4 «К образованию для всех на протяжении всей жизни» сказано, что:

    «всеобщее базовое образование остается абсолютным приоритетом. Однако образование для взрослых, которое может показаться не столь актуальным для стран, где потребности в базовом образовании далеко еще не удовлетворены, приобрело просто таки решающее значение и стало важнейшим условием развития. Так, ответом на растущую нестабильность рынка труда, прогнозируемую большинством экспертов, может стать концепция образования в течение всей жизни».


    В эпоху формирования обществ знаний магистральной технологией развития и модернизации национальных образовательных систем стала e-learning (e-обучение), охватывающий широкий спектр форм применения информационных технологий, начиная с работы на компьютерах в классах и кончая полностью дистанционным обучением.

    В сочетании с технологиями Интернета технологии e-learning создают все возможности для обучения в течение всей жизни, обеспечивая доступность образовательных ресурсов и услуг, обеспечивают сочетание институциональных и неформальных форм обучения, интеграцию в виртуальном пространстве различных инструментов познания, средства для формирования профессиональных виртуальных сообществ, непосредственную связь процессов обучения и производственной деятельности.

    Постоянное совершенствование онлайновых курсов обусловило большой спрос на дистанционное обучение в таких секторах, как университетское образование высокого уровня, профессиональная подготовка и переподготовка, непрерывное образование.

    В период экономического кризиса технологии e-learning рассматриваются как наиболее эффективный инструмент для снижения его последствия.

    Доступность к образованию через e-learning оказывает помощь наиболее обездоленным группам населения: потерявших работу во время экономического кризиса или бросившим обучение взрослым, престарелым, группам лиц с особыми проблемами (инвалиды, иммигранты или этнические меньшинства).

    Национальные стратегии ведущих государств мира направлены на усиление влияния e-learning во всех секторах сферы образования, обучения и тренинга.
    Без сомнения можно говорить, что e-learning является катализатором развития общества и экономики, и во все большем масштабе проявляет себя как индустрия электронного обучения (e-learning industry) с оборотом десятки и сотни миллиардов долларов, обеспечивающая интенсивное развитие других отраслей экономики.

    Абсолютное большинство стран мира имеют национальные стратегии внедрения технологий e-learning (и его разновидностей - m-learning, u-learning) в практику.
    Так, например, в США накоплен значительный опыт в области e-learning и ему отводится роль мощного катализатора в развитии экономики. Формируется и новая стратегия развития системы образования, акцент в которой делается на использовании e-learning и электронных библиотек. Поэтому основные инвестиции направляются на продвижение технологий e-learning и развитие соответствующей инфраструктуры, а не на строительство новых кампусов.

    Впечатляющие национальные стратегии и достижения имеют страны Европейского Союза, Скандинавские страны, страны Юго-Восточной Азии. По этому пути идут и арабские государства, страны Латинской Америки и Африки.

    Каково же на этом фоне состояние российской системы высшего образования?

    Состояние российской системы высшего образования


    Россия в соответствии с Индексом готовности стран к сетевому миру (ИГС) среди 75 наиболее развитых стран находится на 71-м месте по применению информационных и коммуникационных технологий в образовании (доступ учебных заведений к информационным и коммуникационным технологиям (ИКТ), использование ИКТ в учебном процессе).

    Отставание российской системы образования в этой сфере оценивается экспертами в 15 и более лет и является прогрессирующим.

    По существу возникла реальная угроза для России потери национальной независимости в сфере образования, превращения ее в колонию.

    При этом надо иметь в виду, что последние почти два десятилетия российская система образования находится в состоянии перманентного реформирования и конца реформам, дестабилизирующими систему образования, не видно.

    Оглядываясь назад и анализируя, что же эти реформы дали отечественному образованию, называть их реформами язык не поворачивается. Скорее это антиреформы, так как результат от их реализации скорее носит деструктивный характер, ведущий к разрушению накопленного потенциала, к снижению качества и уровня образования в стране, его доступности.

    Дадим краткий обзор основных деструктивных действий (ударов) за последние два-три года.

    1. ЕГЭ – удар по элитному образованию (по системе подготовки талантов для ведущих университетов страны), подготовки национальной элиты. Введение ЕГЭ ведет к подмене целей развития творчества, аналитического и углубленного мышления натаскиваем и дрессировкой. Я рассматриваю проблему с ЕГЭ только в этом узком аспекте, так как негативное его воздействие на систему образования в целом давали уже, наверное, тысячи педагогов и специалистов системы образования. Сам я знаком с системой подготовки и развития детей в школе-интернате им. А.Н. Колмогорова, а также с подготовкой школьников в мехматовских классах. Введение ЕГЭ наносит значительный ущерб такой подготовке. Поэтому естественно возникают мысли, что нынешней России, точнее тем, кто правит страной, не нужны будущие Колмогоровы и Келдыши, не нужно и будущее страны.

    2. Закон о поправках, вводящий в России двухуровневую систему высшего образования есть ни что иное как, силовое выдавливание специалитета, более высокого по сравнению с бакалавриатом уровня подготовки, что автоматически ведет к:
    - снижению уровня массового профессионального образования (80% учащихся будут получать знаний на 20% меньше по сравнению с программами подготовки специалистов)
    - к потере значительной части объема образовательного контента и преподавательских технологий, накопленных системой образования для специалитета (пятилетней формы обучения).

    Ценность этих накоплений никем не оценивалась, а она исключительно велика.

    Приведу только один пример. Исследования, выполненные профессорами МГТУ им. Баумана показали, что из 500 инженерных специальностей 310 в принципе без катастрофического ущерба результату подготовки не редуцируемы к бакалаврским направлениям. Еще категоричнее обстоит дело с подготовкой химиков, математиков, физиков-теоретиков, астрономов, медиков.
    Кстати, это позиция и работодателей. Поэтому силовой перевод всего образования на двухуровневую модель - серьезный удар по высокотехнологичным отраслям.

    Спрашивается: «Кому это нужно? Какие в действительности цели преследуют те, кто продавливает практически монолитную стену убеждений профессорско-преподавательского сообщества, пытаясь завести национальную систему образования в состояние коллапса?».

    3. Закон о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части изменения понятия и структуры федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС).

    Благодаря новому законотворчеству содержание образования исключено из поля нормативной образовательной деятельности.

    Вместо содержания обучения (минимально необходимых требований к содержанию обучения), значительную часть стандарта занимает описание весьма общих компетенций, причем зафиксированных в стандарте на целых 10 лет (!). Данный подход обнуляет полезность ФГОС для образовательной практики и учебно-методической работы, также как и смысл тех немалых средств, которые ушли на создание бесполезных ФГОС. Кому нужна была дорогостоящая профанация с образовательными стандартами третьего поколения, если они функционально значительно уступают стандартам второго поколения, тянут всю систему образования назад, а не вперед.

    Вот пример окаменелой компетенции, взятой из стандарта по одному из математических направлений:
    "
    Знать и уметь применять на практике
    основные методы математического, комплексного, функционального анализа, методы дискретной математики, линейной алгебры и геометрии; основные разделы физики, механики и информатики, методы теории вероятностей и математической статистики,
    уметь понимать и применять на практике компьютерные технологии для решения различных задач,
    владеть навыками решения практических задач

    ".

    Можно ли такую компетенцию использовать для построения содержания обучения, для контроля знаний или при аккредитации вуза? По-моему, и ответ на этот вопрос не требуется.

    Попытка залатать брешь в ФГОС, связанную с отсутствием описания необходимых объемов знаний, разработкой вузами так называемых основных образовательных программ (ООП) выглядит как фиговый листок на скульптуре древнегреческого героя. Именно фиговый, хотя бы потому, что подход с ООП устарел на 10 лет, и для описания объемов знаний в мировой образовательной системе давно уже используются совсем другие технологии.

    4. Закон об автономных учреждениях (АУ) – суть вытеснение вузов из поля государственного образовательного сектора с соответствующим переводом их на самофинансирование, и уводом из под законодательной защиты от приватизации со всеми вытекающими последствиями.

    Таким образом, закон об АУ это бомба замедленного действия, направленная на избавление от государственных университетов. Между прочим, за рубежом, там, где строят общества знаний, университеты не сокращают.

    Более подробный анализ влияния трех вышеупомянутых законодательных решений дается статье автора «Пустое множество. Ч.1, Ч.2», «Советская Россия» от 10.03.2008 г. или в статье «По улице, не ведущей к храму. Профессор В.А. Сухомлин о реформах высшего образования». Совет Ректоров. №3, 2008, с. 65-72.

    5. Безумная кампания с профстандартами, направленная на то, чтобы загнать систему образования под квалификационные требования профессиональных стандартов (по существу под должностные инструкции) отсталой российской экономики, подчинить систему образования интересам бизнеса, унизить и морально растоптать национальную высшую школу.

    Данная кампания ведет к существенному снижению уровня профессионального образования.

    Для достижения своих целей чиновниками и представителями бизнеса придумана абсурдная догма, что квалификационные требования профессиональных стандартов являются компетенциями, востребованными в экономике, и поэтому должны быть положены в качестве базовых целей и основы образовательных стандартов нового поколения.

    Эта кампания не что иное, как сговор госчиновников и представителями бизнеса, с помощью которого они пытаются занизить уровень высшего профессионального образования настолько, чтобы растащить его по сусекам, чтобы бакалавров могли готовить и шкоты, и колледжи, и корпоративные структуры, и, возможно, предприятия бытового обслуживания. Только кому нужны будут такие бакалавры? Нужно ли здравомыслящим людям такое образование? По-крайней мере ясно, что инновационной экономике такие кадры не нужны.

    Детальный разоблачение этой кампании и анализ связи образовательных и профессиональных стандартов дан в работе автора В. А. Сухомлин. Профессиональные стандарты и образование. Перпендикулярный взгляд, ВМиК МГУ им. Ломоносова, МАКС пресс. 2008, 80 с. (доступной по адресу http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=456).

    6. Создание системы бессодержательных ФГОС нового поколения в соответствии с упоминавшимся выше законом об изменении понятия и структуры ФГОС.

    С реализацией этой кампании возникла уникальная для высшей школы ситуация, когда почти трехлетняя работа увенчалась созданием бесполезной системы государственных стандартов, а высшая школа осталась голой, без одежки из учебно-методического обеспечения.

    И учебно-методическим объединениям теперь придется создавать свои собственные стандарты и рекомендации по нормированию содержания обучения, причем эта работа наверняка не будет оплачиваться, так как содержание образования осталось вне законодательного поля, а «внезаконную» деятельность никто оплачивать не будет.
    Еще страшнее то, что потеряны годы, в течение которых вузы были дезориентированы. Вместо того, чтобы интегрироваться с международными консорциумами и нога в ногу с ними заниматься проектированием объемов знаний по направлениям подготовки, адаптируя эти наработки к национальным условиям, к новым требованиям науки и практики, они три года корпели над красивостью написания никому не нужных окаменелых, обобщенных до безумия, компетенций, да еще пытаясь загнать их под должностные инструкции (профстандарты) отраслевиков.

    Подробнее данная проблема анализируется в статье автора «Высшее образование будет без содержания». 12/11/2008 "Сетевое издание "Сегодня.ру" ( http://segodnia.ru/index.php?pgid=2&...45&newsid=6940 ).

    7. Необоснованное обрушение системы среднего профессионального образования и судорожные бессистемные попытки его реанимации.

    Кому только такая идея могла придти в голову, чтобы лишить развивающуюся экономику системы подготовки квалифицированных рабочих кадров?

    Такую голову надо непременно идентифицировать и публично ее открутить, а заодно это сделать и тем, кто потворствовал этой деятельности, наносящей ущерб государству.

    8. Полный провал внедрения технологий e-learning в практику и перевода на его рельсы российского образования (отсутствуют стратегия, методическое обеспечение и нормативная база e-learning), что отбросило российское образование на долгие годы назад, сделало образование дорогим и недоступным для многих граждан, лишило на данном этапе российское образование конкурентоспособности на мировом рынке образовательных услуг.

    9. Недооценка роли национальной системы ИТ-образования, и как следствие отсутствие поддержки в ее развитии.

    Правда, примеры использования логотипа ИТ-образования в качестве ширмы для растаскивания грантов по углам были (коммерческим структурам, известным в профессиональной среде как откатоспособным). Такие случаи описывались в одной из предыдущих работ автора.

    О роли и значении национальной системы ИТ-образования для образования в целом и, в частности, образования для всех на протяжении жизни, рассказу ниже, в следующей части.

    10. Полная недооценка и провал в развитии системы дополнительного образования.

    Причем, если в министерстве времен министра В.М. Филиппова это направление образовательной деятельности рассматривалось как стратегическое, то с приходом А.А. Фурсенко наступило полное забвение этой деятельности, даже брались ориентиры на избавление от государственной заботы о дополнительном образовании и на передачу его бизнесу.

    А в результате оказалось, что система дополнительного образования, приобрела просто таки решающее значение и стала важнейшим условием развития современного общества.

    11. Препятствие интеграции РАН и системы образования, а такая интеграция на новой ступени общественного развития является крайне важной.

    На словах такая интеграция как бы и декларируется, но по существу министерскими чиновниками гасятся инициативы РАН, направленные на гармонизацию с высшей школой направлений и программ научных исследований, на использование потенциала РАН в магистерском обучении, участие в создании образовательных контентов индустрии e-learning.

    12. И, наконец, последняя инициатива Министерства образования и науки РФ (МОН РФ) – подготовка за спиной профессиональной общественности соглашения с Майкрософтом по существу о сдаче под патронаж этой компании всей системы образования.

    Более подробно об этом написано в статье автора «Антикризисная экспансия. Грядет ли эра «Майкрософт» в российском образовании?», Советская Россия от 12/02/2009.

    Похоже, что голубая мечта российских госчиновников – отдаться богатым заграничным дядям, наконец-то, может сбыться. То, что после сдачи системы образования до колонизации и стирания России с лица земли как суверенного государства путь недальний, это нам понятно, а им, реформаторам? Правда, такие детали, возможно, их и не волнуют.

    Рассмотренные выше удары (их список автором не исчерпан) по системе образования в столь сжатые сроки говорят сами за себя. А именно, по ним можно судить с какой остервенелостью российская власть стремится покончить с последним оплотом национального суверенитета. При этом можно вспомнить ту оголтелую пропагандистскую артподготовку, которая велась перед последним штурмом образовательных бастионов.

    Она была направлена на то, чтобы заявить всем о несостоятельности и порочности отечественной системы образования в современных условиях. Какие же это современные условия? Что только не придумывали безответственные (т.е. не отвечающие за свою говорильню) кремлевские говоруны. Это, и о том, что полным ходом развернуто построение инновационной экономики, и вот-вот заработают гиганты ИТ-технопарки, на которых будут работать до сотни тысяч программистов-кормильцев Отечества, и ВВП вот-вот удвоится, и все будут сыты нанотехнологиями. Но говорильня так и осталась говорильней. Вместо работающих первоочередных шести технопарков национального масштаба - долгострой и котлованы (удобное изобретение для закапывания денег), вместо экономики знаний – перевешивание табличек на университетских корпусах и вытравливание содержания образования из сферы нормативной деятельности, вместо удвоения ВВП – удвоение темпов его сокращения, про решение социальных и прочих проблем говорить не буду.

    Про технопарки, правда, имею одну догадку, что на самом деле они не испарились, а перевоплотились в головах реформаторов в то, что ближе им по духу (творческие ведь личности) - в ледовые дворцы в городе-курорте Сочи (шуму, пиарищу, брызг шампанского - на всю Вселенную). То, что это именно так, гарантировать не могу, но число дворцов и число технопарков, однако, совпадают.
    Конечно, удары-реформы по образованию – это не пять сталинских ударов по врагу, но последствия от них могут быть и более масштабными. То что, система образования в итоге падет под таким напором, уже мало кто сомневается.

    (продолжение следует)
    Последний раз редактировалось Cliver F; 29.08.2010 в 13:43.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •