Страница 3 из 3 ПерваяПервая 1 2 3
Показано с 21 по 29 из 29

Тема: 65-й годовщине Великой Победы посвящается

  1. #21
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию САМЫЕ ПАМЯТНЫЕ ДНИ ВОЙНЫ

    САМЫЕ ПАМЯТНЫЕ ДНИ ВОЙНЫ



    Капитан 1 ранга Леонид ЧЕРНОУСЬКО, заслуженный работник РФ

    После окончания Высшего военно-морского инженерного училища мне довелось служить на эскадренном миноносце «Сметливый». Обстановка в начале сороковых годов на Балтийском море была очень тревожной. Гитлеровская Германия усиленно вооружалась, а затем перешла к захвату европейских стран. Мудрым решением наркома Военно-морского флота адмирала Н. Кузнецова ряд кораблей был выдвинут на передовые базы. Наш эсминец вначале оказался в Таллине, а затем в Риге.
    И вот на рассвете 22 июня 1941 года мы оказались на передовой линии огня. На город и корабли посыпались вражеские бомбы. Загрохотали зенитные орудия. Однако настоящее боевое крещение экипаж эсминца получил уже днем. После постановки мин в Ирбенском проливе, запирающем вход в Рижский залив, корабль атаковали вражеские самолеты. Командир корабля капитан 2-го ранга В. Нарыков прибегнул к резкому маневрированию и таким образом избежал прямого попадания. На боевом счету «Сметливого» в Финском заливе стала и потопленная немецкая лодка. Навсегда врезался в память переход кораблей Балтийского флота из Таллина в Кронштадт. Более двухсот вымпелов во главе с флагманским крейсером «Киров» под воздушным прикрытием направлялись в свою историческую базу. Авиация и подводные лодки противника пытались помешать этому переходу. «Сметливый» шел по правому борту флагманского крейсера, «Яков Свердлов» – по левому борту. И вдруг раздался сильный взрыв, эсминец с левого борта разломился пополам и стал тонуть. Катера спасали моряков, оказавшихся в воде. Этот драматический эпизод до сих пор стоит у меня перед глазами.
    Кораблям часто приходилось обстреливать позиции береговой артиллерии гитлеровцев, чтобы ослабить удары врага по Ленинграду. А в критический момент по приказу командующего флотом вице-адмирала В. Трибуца девять наших кораблей вошли в Неву, и их артиллерия была включена в общую систему обороны города. Моряки сбивали фашистские самолеты, но главное – подавляли артиллерийский огонь оккупантов. Так, при очередном обстреле осажденного города немецкими орудиями из района Ораниенбаума наш эсминец вступил с противником в так называемую контрбатарейную борьбу, маневрируя между Ленинградом и Кронштадтом. Цели указывались корректировочным постом лейтенанта Ильясова, находившемся на берегу. Корабельные комендоры (матросы) выпустили подряд 598 снарядов из орудий главного калибра и заставили гитлеровцев замолчать. Как доложила разведка, значительные силы противника были разгромлены. Поскольку наш эсминец стрелял на ходу, то ни один вражеский снаряд цели не достиг. Правда, от их разрывов в воде осколки попадали и в корабль. По возвращении к причалу мои подчиненные по аварийным партиям (а я отвечал за живучесть корабля) насчитали в надводной части и надстройках более двухсот пробоин! За обеспечение боеспособности корабля в тех боях я был награжден первым орденом – Отечественной войны 1 степени.
    Во время одного из обстрелов города досталось и мне: получил тяжелое ранение правой ноги. После излечения меня уже не пустили служить на действующий корабль. Предложили должность фронтового корреспондента журнала «Морской сборник». Нога заживала, и я начал мотаться по всем действующим флотам – на Северный флот, потом на Днепровскую военную флотилию, на Черноморский флот. Здесь на одном из эсминцев произошла встреча с наркомом ВМФ адмиралом Н. Кузнецовым. Он одобрительно сказал: «Это хорошо, что вы находитесь здесь. О боевых действиях черноморцев следует писать, об этом должны знать на других флотах». Следуя указаниям наркома, я обратил внимание на активные действия бригад торпедных катеров и катеров-охотников за подводными лодками. Они атаковали вражеские суда и конвои у крымских берегов.
    В то время катера проводили десанты через Керченский пролив, и в минуты передышки командир отряда морских охотников Павел Державин поведал мне об уникальной новороссийской десантной операции. Дело в том, что командованию стало известно о сильном минировании причалов порта. Впереди большого отряда катеров-охотников с десантниками на борту отправили быстроходные торпедные катера. Торпеды взорвали причалы порта, разрушив заминированную полосу, и катера смогли высадить бойцов. За эту операцию капитан 3-го ранга П. Державин был награжден орденом Суворова 2-й степени. Это редкая награда для морского офицера такого ранга. Позже за выдающиеся успехи в борьбе за Крым он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
    После освобождения Крыма, Севастополя, Одессы и завершения Ясско-Кишиневской операции наши войска подошли к границам Румынии и Болгарии. Им содействовали корабли и части Черноморского флота и вновь сформированной Дунайской флотилии. На тральщике под командованием капитана 3 ранга Натана Ратнера я прибыл в Констанцу и затем в Варну. Рота старшего лейтенанта Егора Ларикова так стремительно ворвалась в Бургас, что немецкие моряки вынуждены были спешно затопить в порту десятки своих кораблей. Бесстрашие Ларикова поражало воображение. Он лично мог и танк подорвать, и гранатами заставить дзот замолчать. Его рота участвовала в десятках боев и десантов. Под Будапештом Лариков в пятый раз был ранен, но продолжал руководить подчиненными. За эти заслуги он был удостоен звания Героя Советского Союза.
    В ходе боевых действий на Дунае вновь отличилась бригада бронекатеров П. Державина. Она разгромила немецкую флотилию, а те корабли и баржи, которые уцелели, немцы затопили сами. Было потоплено свыше двухсот кораблей и барж! Мне довелось присутствовать на встрече маршала Иосипа Броз Тито с моряками Дунайской флотилии. Он горячо благодарил за помощь в освобождении Белграда: «Вы вернули нам Дунай – реку нашей жизни», – сказал маршал.
    Я познакомился с замечательным морским минером Григорием Охрименко. Этот мастер своего дела еще в осажденном Севастополе сумел разоружить хитроумную немецкую магнитно-электрическую мину, предотвратив большие потери наших кораблей. А здесь, на Дунае, разгадал тактику и технику минирования реки и обозначил безопасные фарватеры для боевых кораблей и судов придунайских стран. В ходе боевых действий по «фарватеру Охрименко» пошли караваны советских судов с продовольствием и топливом для народов Югославии и других стран. Надо полагать, что они этого не забыли.
    Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов и содействующая им Дунайская флотилия продвигались на запад. Бои за Будапешт длились 109 дней и ночей. Дальнейшему продвижению кораблей препятствовало сильное минирование Дуная. В штабе флотилии родилась идея достать у противника карту постановки мин на будапештском участке реки. Начальник штаба флотилии капитан 1-го ранга А. Свердлов подготовил группу разведчиков во главе со старшим лейтенантом В. Калгановым, в которую входил югославский доброволец П. Джорджевич, служивший ранее в пароходстве Венгрии. Разведчики ночью перешли линию фронта и проникли в здание пароходства. Сумели вскрыть сейф, в котором находилась заветная карта, по которой минеры Охрименко провели работу по фарватеру. Вскоре левобережная часть столицы Венгрии Пешт была взята. Крупная группировка противника (около 200 тысяч гитлеровцев) была сосредоточена в Буде. Необходимо было точно узнать расположение сил противника. И здесь морские разведчики снова перехитрили врага, проникнув в Буду по подземным коммуникациям. Морские «кроты» смогли разведать расположение немецкой артиллерии и танков, взять двух ценных «языков». Эта дерзкая акция помогла командованию разгромить группировку противника. 13 февраля 1945 года Будапешт был взят.
    Расскажу еще об одном героическом эпизоде боев, уже в столице Австрии. Отступающие гитлеровцы взорвали в Вене четыре моста из пяти. Маршал Ф. Толбухин приказал сохранить мост Райхсбрюкке для задуманной операции. В середине дня 11 апреля пять бронекатеров под командованием старшего лейтенанта С. Клоповского стали приближаться к заветному мосту. Противник, не ожидавший их появления в дневное время, открыл ожесточенный огонь. Но огонь наступавших превзошел усилия противника. А тут еще три катера прорвались под мостом и отвлекли внимание врага. В это время катера высадили десант на мост с двух сторон. Вскоре силы противника на мосту были подавлены, войска двух фронтов соединились, и 13 апреля Вена была освобождена. В то время в местной печати Райхсбрюкке называли то «мостом Красной Армии», то «мостом маршала Толбухина».
    А вскоре пришла радостная весть из Берлина о том, что войска противника полностью разгромлены и гитлеровская Германия капитулировала.
    Вместе с воинами до Вены дошли и корреспонденты. Горжусь тем, что за участие в боях и журналистскую работу награжден четырьмя орденами и многими медалями. Среди них – «За оборону Ленинграда», «За оборону Кавказа», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены». Вот такая боевая география у военного журналиста.

    «Психологическая газета: Мы и Мир» №5, www.gazetamim.ru
    Изображения Изображения  

  2. #22
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию ИМЯ ГЕРОЯ НА БОРТУ Т-34

    Славные подвиги фронтовиков

    ИМЯ ГЕРОЯ НА БОРТУ Т-34

    О том, что танковые войска – главная ударная сила на поле боя, можно было еще и еще раз убедиться, знакомясь с фронтовой биографией бравого танкиста, Героя Советского Союза Евгения Шкурдалова и его однополчан. А он прошел через огонь, зловещий свист пуль и гул снарядов, грохот стальных машин трех операций – Сталинградской, Курской и Балатонской. В боях взаимодействовал с бригадами морской пехоты. Не раз был ранен и контужен, горел в танке, но выжил и закономерно оказался в ряду славных победителей в Великой Отечественной войне! И еще одно примечательное фронтовое событие, связанное с Евгением - в заключительном бою с фашистскими танками на венгерской земле в атаку устремились два Шкурдаловых: один живой на своем танке и рядом стальной Т-34 с надписью «Герой Советского Союза капитан Шкурдалов», управляемый другим офицером, его фронтовым соратником.
    В жизни каждого человека есть события, след от которых надолго остается в памяти. День 12 июля сорок третьего года Евгению запал на всю жизнь. И много раз представлялся в своей жуткой картине во сне. Как рассказывает его жена Ольга Иосифовна, сквозь сон иногда громко командовал подчиненным танкистам: «Вперед, поразить «тигров» на левом фланге!» Да, эту дату – кульминационный момент Курской битвы на Прохоровском поле – запомнили не только ее участники, но и многие фронтовики. Невиданное сражение моторов и брони, огня и нервов прочно вошло в историческую летопись страны, в литературу и искусство, в память народа.
    В тот день, вспоминал Евгений Викторович, над Прохоровским полем стоял сплошной грохот двигателей тысяч бронированных машин, упрямо шедших друг против друга, лязг гусениц, от стрельбы орудий, взрывов снарядов, мин и бомб. От пыли, выхлопных и пороховых газов не видно было даже полуденного солнца! Летний солнечный день превратился в вечерние сумраки! Командиры приказали открывать огонь по силуэтам уже хорошо известных немецких танков. Порой стреляли в упор! Гусеницы, пушки, башни, словно картонные, летели в разные стороны! В этом кошмарном аду каждый командир танка стремился первым поразить врага, иначе сам попадет в чудовищную стальную мясорубку! Сколько «тигров» конкретно подбил каждый из них, сказать было трудно – это была азартная коллективная битва за жизнь или смерть. И командир танковой роты мог только заключить: «Все подчиненные воины дрались достойно, понимая, что фашистов надо остановить и разгромить. А нам надо идти до победы». Сражение было тяжелым, решительным, психологически бескомпромиссным. И не обошлось без потерь».
    В один из моментов боя Евгений услышал в шлемофоне голос друга – старшего сержанта Саши Николаева, бесстрашного механика-водителя соседнего танка. Тот радировал хриплым голосом: командир и другие члены экипажа убиты, я тоже ранен, боеприпасы кончились. И каким-то торжественным голосом добавил: «Иду на таран! Прощай, Женя!» Последовал мощный взрыв, и два встречных «тигра» разлетелись на куски. Движение противника на том участке этой роты было сорвано. Таких героев на Прохоровском поле были многие тысячи.
    После войны по предложению Героя Советского Союза гвардии полковника Шкурдалова одному из танков Железной дивизии было присвоено имя «Александр Николаев». Так было увековечена память героя Курской битвы.
    В горячке боя Евгений был контужен, на несколько секунд потерял сознание. А когда очнулся, с удивлением увидел над собой… голубое небо! Оказалось, вражеским снарядом сорвало башню! Словно, ножом срезало! К счастью, экипаж уцелел. Раненый механик-водитель, бравый казах Худайберген Досниязов нашел в себе силы поврежденной рукой включил заднюю передачу и вывел машину в безопасное место. А командир роты Шкурдалов тут же пересел на другой танк и продолжал руководить подчиненными в той критической схватке с обезумевшими фашистами, которые никак не хотели смириться с поражением. И только когда враг дрогнул и покатился вспять, контуженый и обгоревший Евгений попал в руки полевых медиков. Они перевязали его голову, плечо, дали лекарства, и он, выпив две кружки воды, снова в строю! За активнейшее участие в Курской битве, проявленные при этом храбрость, воинское мастерство и умелое руководство подчиненными, Евгений Викторович Шкурдалов стал Героем Советского Союза.
    Уцелевшие под Курском немецкие силы бежали в западном и южном направлениях. Вскоре разведка донесла – штаб гитлеровцев окопался в небольшом городе Золочёв, что недалеко от Харькова. И вот на рассвете 5 августа восемь тридцатьчетвёрок, всего оставшихся от батальона после горячей схватки на Прохоровском поле, вышли навстречу новому боевому столкновению. Поручили ответственное задание всё тому же опытному и бесстрашному танкисту Евгению Шкурдалову. И он проявил себя здесь искусным тактиком и проницательным разведчиком.
    Предстояло совершить 80-километровый рейд в тылу противника. Зная обстановку, командир в темноте смог разглядеть и определить: в узкой балке движется колонна немецких автомашин под прикрытием нескольких «тигров». И решил пристроиться в конце этой колонны! В надежде, что она выведет его к месту расположения штаба. Поначалу фашисты не обнаружили «сопровождавших». Когда же начало рассветать, наши танки обрушили на врага мощный огонь. В результате разгромили всю колонну – 22 боевых и других машин. А в Золочёве подожгли и разрушили дом, в котором находился штаб вражеских беглецов. Более того, танкисты под руководством своего находчивого командира взяли в плен группу гитлеровцев, среди которых оказался генерал с оперативными документами. За блестящее выполнение важного боевого задания командир танкистов был награжден орденом Красной Звезды. А, забегая вперед, отметим: после войны Е. Шкурдалову было присвоено звание Почетного гражданина города Золочёв и села Уда Харьковской области, где он руководил разгромом гитлеровцев, что привело к освобождению этих населенных пунктов от оккупантов. По приглашению местных властей потом он неоднократно побывал там и его чествовали как героя-освободителя.
    Победу советских воинов под Курском ветеран справедливо считал продолжением их боевого успеха под Сталинградом, где молодой лейтенант в ходе ожесточенных боев командовал танком, затем взводом. Там он продолжил ратные дела своего отца, бойца Красной Армии, машиниста бронепоезда, который воевал в далеком 1918 году на Царицынском фронте. Мать на том же бронепоезде работала санитаркой медпункта. Евгений на мощном танке КВ в августе – сентябре 1942 года громил врага в районе рабочего поселка Рынок, защищал Сталинградский тракторный завод. Подбил пять немецких танков, но в схватке с шестым сам «споткнулся»: КВ загорелся, члены экипажа выскочили и катались по траве, стремясь сбить пламя с горящих комбинезонов.
    С помощью врачей медсанбата здоровый организм Евгения быстро справился с недугами. После излечения лейтенанта послали в Магнитогорск на месячные курсы для освоения нового танка Т-34, ставшего легендарным и грозой для врага. И вскоре он, уже старший лейтенант и командир роты, выводит из ворот завода, что в Нижнем Тагиле, новенькие боевые машины. Оседлав их, танкисты с декабря сорок второго года по март сорок третьего громили оккупантов в районе станицы Мешковской. Здесь за боевые заслуги офицера наградили вторым орденом Красная Звезда. Затем танкисты уже с особым подъемом шли в наступление, громили противника на полях сражений в Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишиневской операций. С боями дошли до венгерской земли. Умелого и опытного фронтовика, уже майора, Шкурдалова назначили заместителем начальника разведки корпуса.
    Его тактические и организаторские качества особо проявились во время Балатонской операции. Обреченные гитлеровцы на пороге своего дома пошли на явную авантюру – решили дать нашим войскам хоть какой-то реванш за поражение под Сталинградом и Курском, пошли в «решительное» наступление у озера Балатон. И получили «по зубам». Евгений Викторович поведал мне такой эпизод. Во время операции он сумел вывести из-под возможного удара наше танковое соединение, которое затем ударом по флангу противника нанесло ему значительный урон. Своим предусмотрительным действием танковый разведчик перехитрил немецкое командование, которое намеревалось пустить в ход новейшие танки, появившиеся на фронте только в начале сорок пятого года. Стотонные бронированные машины с двумя моторами могли наделать немало беды, на них возлагал особые надежды бесноватый Гитлер. А советский майор на этом участке сумел отрезать их от частей снабжения и таким образом лишить их боеспособности.
    В ходе Балатонской операции наши войска под командованием маршала Ф. И. Толбухина полностью разгромили противника. На поле боя было подбито и сожжено 500 немецких танков! «Это результат совместных ударов по врагу наших танкистов, артиллеристов и авиации, - говорил Евгений. – Глядя на сотни пылающих машин и в ужасе мечущихся в пламени фрицев, я подумал в то время – вот один из моментов возмездия фашистам за их преступления на нашей земле. А многим бывалым воинам этот успешный боевой отпор врагу напомнил Сталинградскую и Курскую битвы». Вот именно тогда в разгроме «тигров» участвовали два Шкурдаловых – сам бравый майор и стальной танк с его именем на броне.
    Дело в том, что родные братья – Иван, Владимир и Борис, узнавшие о подвигах на войне дорогого Жени и присвоении ему высокого звания, решили обрадовать фронтовика. Иван и Владимир работали в Сибири геодезистами, а Борис на оборонном заводе. Патриоты собрали деньги, купили за свой счет танк Т-34 и попросили начертать на его борту «Герой Советского Союза капитан Шкурдалов». Так в танковой части появилась новенькая машина, что вызвало настоящую сенсацию среди сослуживцев Евгения. Он придирчиво и профессионально опробовал ее, поблагодарил братьев за бесценный подарок, похвалил рабочих и инженеров за высокое качество изделия, так нужного фронту. И попросил командование передать танк одному из лучших офицеров части – молодому лейтенанту Михаилу Сырову. «Вдвоем с Михаилом мы подбили несколько немецких танков у озера Балатон», - вспоминал мой друг Евгений, которого знал более тридцати лет.
    Он поведал мне еще об одном интересном эпизоде на венгерской земле. «Участвуя в окружении Будапешта, где окопалась крупная группировка гитлеровцев, танкисты освободили город Эстергом на берегу Дуная. Подошли к красивому храму с белыми колоннами. Зеленый купол ярко искрился под лучами весеннего солнца. Вдруг с колокольни по танкам застрочили крупнокалиберные пулеметы. Уже один воин был ранен. Ребята говорят мне – разрешите прямой наводкой, и от этого божьего места ничего не останется! Нет, этого нельзя делать, храм должен служить людям». И как разведчик, он и здесь перехитрил врага. Группа бывалых бойцов бесшумно сняла часовых у входа и тихо поднялась наверх. Забросали колокольню гранатами! Каково же было удивление воинов, когда уцелевшие гитлеръюгенды слезливо раскрыли свою судьбу: офицеры пристегнули их к железной ограде и приказали стрелять в русских. А потом, мол, они вернутся и освободят. Это еще один факт вероломства гитлеровских авантюристов уже по отношению к своим людям.
    После войны Евгений Викторович окончил с золотой медалью Военную академию бронетанковых и механизированных войск и там же преподавал тактику, передавая слушателям богатый фронтовой опыт. Многие из его учеников стали крупными военачальниками, генералами. Затем он еще окончил МВТУ имени Баумана и работал в НПО «Энергия», участвуя в разработке новых отечественных ракет Имя Героя Советского Союза, заслуженного ветерана Великой Отечественной войны отражено во многих музеях, в литературе. Вместе с верной супругой Ольгой Иосифовной, с которой обручился на фронте, Евгений Викторович не раз посещал места былых боев, особенно Прохоровское поле. Присутствовал при закладке там храма-звонницы. Ныне каждые двадцать минут раздается звон колокола. И люди знают: это в честь трех исторических событий на земле русской – Куликовской, Бородинской и Курской битв.

    Капитан 1 ранга Леонид ЧЕРНОУСЬКО, заслуженный работник культуры РФ. Участник Великой Отечественной войны


    Черноусько Леонид Демьянович
    Последний раз редактировалось Cliver F; 02.06.2010 в 12:41.

  3. #23
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию ПОРАЗИЛ ФАШИСТСКИЕ КОРАБЛИ И… ГИТЛЕРА

    Славные подвиги фронтовиков
    ПОРАЗИЛ ФАШИСТСКИЕ КОРАБЛИ И… ГИТЛЕРА

    Да, на завершающем году войны наши войска вели решительное наступление. Им содействовали корабли и части флота. На Балтике подводная лодка под командованием капитана 3 ранга А. Маринеско потопила два огромных судна с отступающими гитлеровскими солдатами и подводниками. Родился Александр в солнечной Одессе. Заразившись морской романтикой, он окончил ленинградское Высшее военно-морское училище и затем служил на Балтийском флоте. Вспоминая этого лихого офицера, черноморский подводник, Герой Советского Союза капитан 1 ранга М. Грешилов говорил словами из песни: «Слава доблестному флоту, / Слава русским морякам, / Кто в глубинах и широтах / Гордо встал на страх врагам!»
    Опасаясь появления советских подводных лодок в западной части Балтийского моря, хитроумные немецкие специалисты перегородили Финский залив, от южных берегов до финляндских, прочными стальными сетями с сигнализацией. Однако наши минеры перехитрили врага, с большим риском проделали проходы в подводной перегородке и наши кронштадские лодки прошли в западном направлении. Преодолели и минные поля, и другие подводные препятствия.
    За свою столетнюю историю отечественный подводный флот знает много героических, да и драматических эпизодов. Подвиг капитана 3 ранга Маринеско в начале сорок пятого года вошел золотой строкой в боевую летопись нашего флота. А ведь командование германским флотом и фашистская пропаганда не раз объявляли уничтожение Балтийского флота – особенно после Таллиннского перехода кораблей и во время блокады Ленинграда. Да, были потери, и с обеих сторон, но наши корабли сохранили боеспособность и участвовали в окончательном разгроме противника. Так, С-13 участвовала в высадке десантов на побережье противника, ставила мины и своей артиллерией потопила вражеское судно.
    И вот самый важный и триумфальный боевой поход подлодка совершила с 11 января по 15 февраля 1945 г. западнее Данцигской бухты. И вот зоркий глаз Маринеско через перископ обнаружил крупную цель, идущую в сопровождении сторожевого корабля. Однако расстояние до транспорта было недосягаемым для торпед и Маринеско 18-ти узловым ходом догнал его. Но позиция лодки была невыгодна для С-13, и командир с большим риском повел ее ближе к берегу и атаковал его. А противник, видимо, не ожидал атаки с этого направления. Три торпеды попали в цель. Позднее выяснилось, что это был девятипалубный лайнер «Вильгельм Густлов» водоизмещением 25484 т, служащий плавучей базой подводных лодок. На ее борту находилось более 6000 человек, в том числе 918 курсантов 2-го учебного дивизиона подводного плавания. Успешную атаку подводной лодки Александра Маринеско специалисты нашего флота и историки назвали атакой века. На самом деле, одним ударом мужественный офицер вывел из строя солидный отряд фашистских подводников, потопил крупный транспорт, который неоднократно использовал германский флот. Взбешенный этой потерей Гитлер назвал нашего офицера своим личным врагом. Однако Александр Иванович Маринеско с презрением называл бесноватого фюрера не только своим личным врагом, но и, конечно, врагом всего нашего народа. Он позорно закончил свою жизнь, а его окружение – фашистские главари осуждены международным Нюрнбергским трибуналом и повешены.
    Этим боевым успехом С-13 не ограничилась. В поле зрения зоркого подводника вскоре попали и другие вражеские цели. 10 февраля в 45-ти милях к северу от маяка Иерсхефт А. Маринеско обнаружил конвой и атаковал, как он полагал, крейсер типа «Эмден», шедший в охранении двух миноносцев. На самом деле это был лайнер «Генерал Штойбен», 14660 т водоизмещением, который также перевозил свыше 7000 пассажиров, в основном гитлеровских вояк. Судно шло противолодочным курсом, но это не спасло его. Две торпеды попали в цель, вызвав на судне пожар и три сильных взрыва, что ускорило его гибель. Силы охранения спасали утопающих и преследование лодки не вели. Взбешенный этой потерей Гитлер назвал нашего офицера своим личным врагом номер один. Однако Александр Иванович Маринеско с презрением называл бесноватого фюрера не только своим заклятым противником, но и, конечно, врагом всего нашего народа.
    Эти грандиозные боевые успехи славного и талантливого подводника послужили основанием для командира соединения капитана 1 ранга А. Орла для представления А. Маринеско к званию Героя Советского Союза. Но по разным причинам этому представлению не был дан ход, и офицер получил орден Красного Знамени. Только через 45 лет за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, усилиями многих подводников, а также современного командования Александру Ивановичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Герою установлены памятники и мемориальные доски в Калининграде, Кронштадте, Санкт-Петербурге, а также в Одессе и английском Портсмуте. Имя легендарного А. Маринеско присвоено сухогрузу Черноморского речного пароходства, теплоходу на Балтике, Музею подводных сил России в Санкт-Петербурге. Поистине, все, что связано со славными воинами Великой Отечественной войны, - никто не забыт и ничто не забыто.

    Капитан 1 ранга Леонид ЧЕРНОУСЬКО.
    заслуженный работник культуры РФ

  4. #24
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию ДЕВЧОНКА С ПОВАРЁШКОЙ

    НА КОНКУРС К 65- летию ПОБЕДЫ


    ДЕВЧОНКА С ПОВАРЁШКОЙ


    Эта пожилая седовласая женщина живет тихо, почти незаметно на севере нашей столицы. Но есть дни, когда трудно её не заметить: так её преображает торжественный костюм, усеянный медалями и прочими знаками воинской доблести. Это бывает в майские счастливые дни. Дни нашей ПОБЕДЫ.
    Из-за скромности Марии Алексеевны Сосуновой, из-за кажущейся негромкости ее деяний на боевом пути, её дом до сей поры никогда не навещали журналисты. А зря.

    Я побывала у неё первой и не пожалела, слушая простоватый, бесхитростный рассказ о военной молодости русской девчушки, наполненный незатухающими эмоциями и незаимствованными подробностями.
    «…Было дело так. Война началась. И стали наши отступать. У нас в деревне встали войска. Воронеж слышала? Так вот: от Воронежа до нас 120 километров. Что за деревня была! У нас церковь очень красивая !.. У нас пруды!.. В прудах много рыбы, - мы, девчонки, шалями ловили. Клуб был, магазин, скота все держали много. Свинарник, овчарня… Мёд качали…Колхоз-миллионер! Всего было. Вот какой рай.
    Один раз мне приснился сон, что меня обстреливают. Утром, только я сон стала маме рассказывать, смотрим - идет председатель сельсовета Кириллова. Идёт прямо к нам. Вот, дескать, пришла директива забирать в армию девчонок. А я у мамы одна помощница.
    В сорок третьем году мне восемнадцать лет было, а я уже два года работала на тракторе. Мне ручкой трактор заведут, я и пашу, и пашу…»

    Этот простодушный рассказ Марии Алексеевны тем и хорош был, что ярко оттенял её крестьянскую сущность, словно и не жила она в Москве уже много лет. Светло ей вспоминать прошлое, где мама, поле, ею паханное-перепаханное, лес с грибами да ягодами…где осталось её детство, и где еще нет войны.

    Ну вот, забрали их, шестерых подружек и увезли в Водопьяново, на медкомиссию. Потом повезли в Воронеж и Ливны – там опять проходили комиссию. Годной оказалась она одна. А остальные подружки почему-то оказались больные, хоть и росли все вместе, в одном селе. Такая вот загадка природы.
    « Ну и ладно. Двинулись в сторону фронта. Пока-то шли в вольнице, то есть в своей одежде. Потом меня определили в часть, дали обмундирование, пилотку… А зима уже была: холодно, снег идёт. Наша дивизия шла на Украину. Ну и попали мы!.. Всё было: и наступали, и отступали, и в окружение попадали, и сильно голодали… В Закарпатье девять месяцев с гор не могли спуститься: травою питались, снегом заедали…Если хлеб нам давали, то овсяный – весь разваливается.
    Два года я шла с нашими - это 169-я дивизия Четвертого Украинского фронта. Я была бойцом при ДОПе. ДОП продукты тащит к фронту. А я - на кухне. Моё дело – еду готовить. Кухня – это такие железные котлы, прицеплявшиеся к машине. Когда и разбомбят нас прямым попаданием. Тогда давали другую машину, к ней цепляли новые котлы. И опять я варю. Продукты у нас были далеко не всегда, А только если прилетит самолёт и спустит. Когда и сыты были, когда и голодны. Чаще варили перловый суп; когда перловка уваривалась, подливали воды. Еще давали мяса немножко и хлеба. Я готовила на 520 человек. Было двадцать офицеров, для них разливала в отдельные котелочки и раздавала лично каждому.
    Приходилось кроме того и на постах стоять, и кухню маскировать, чтобы немец не увидел. После больших боёв тоже собирала раненых, вытаскивала из-под обстрела, кровь останавливала. Не дай Бог такое снова увидеть! - где рука…где нога…где что. Бедные-бедные!.. все мы измученные были: не емши, не пимши, не спамши. Бывало, день и ночь – на снегу: не помыться, не переодеться. Сейчас-то грех и говорить, что плохо».

    Слушаю Марию Алексеевну и побаиваюсь за её сердце. А она словно бы воспряла, словно бы обрела новое дыхание. Наверное, очень важно нашим дорогим фронтовикам с кем-то поделиться своим неимоверно тяжким опытом войны. Это не облегчает их памяти, но возможно освобождает душу для полётов не только в прошлое, прибавляет тонуса жизни. Никто не знает, что нам еще предстоит пережить, поэтому надо уметь делиться и радостным, и не очень. Люди должны оставаться людьми. Как на войне. « В Закарпатье худо люди жили, у самих соли не было, а с нами делились», - вспоминает фронтовичка, словно услышав мои сиюминутные мысли.

    Мария Алексеевна продолжала наладившийся рассказ:
    - Война всё шла и шла. Конца её не было видно. Наш фронт победил только когда «Катюши» пригнали. «Катюша» как даст-даст!…немцы всё бросают и бежать. Скоро мы пошли на запад. И Украину прошли, и в Польшу попадали, и в Чехословакию попадали. Вот когда я людей-то навидалась! И казахи, и финны, и мордва…всяких народностей было. А моё дело простое – всех накорми. Если кому-то обеда не хватало, сухим пайком додашь. Вот сейчас говорят, что вода плохая стала. А я, знаешь. какую воду пила? - Машина пройдёт, колею сделает – вода в ней блестит, а сверху бензиновые пятна плавают. Нагнешься да и попьёшь, раз нет другой воды, а пить охота. Или ещё вот как бывало: идет перестрелка, а колодец как раз между нами и немцем. Время обед готовить. Вот и возьмёшь ведёрко и пойдёшь к колодчику: подстрелит - не подстрелит? А то ещё так: едешь с кухней…вот пуля летит…Господи, думаешь, хоть бы скорее убила, - так во рту всё пересохло.
    Неделями с немцем бились. Клочок земли отбить – это сколько же людей надо положить! А как Вы думаете. И вот уже в Германию вошли, а всё равно на смерть бились. Не надо завидовать тем, кто на фронте был. Нечему там завидовать. Да… нечему.
    Расскажу ещё, как переправлялись через Днепр. Дали мне четырёх коней. Задача - доставить живность по понтонному мосту на тот берег. По мосткам немцы бомбят. Кони боятся. Шарахаются. Но тоже понимают ситуацию. За то, что прошла через Днепр с лошадьми и сама осталась жива, дали мне медаль «За боевые заслуги».

    Была у Маруси на войне и пикантная история, когда захотелось большому военному чину её женского естества. Но отпор она дала такой, что пришлось ей десять дней открещиваться от пуль на передовой. Шутки, что теперь бы генеральшей была, Маруся не понимала. Зато неукоснительно исполнила целомудренный завет матери, наказавшей дочери: - Пойдёшь на войну, там что хошь… возвращайся одна.
    В их селе бытовала поговорка, что «подкованный конь и по льду пройдёт – не поскользнётся». Похоже, и сама девчонка уродилась вроде того подкованного коня: пуля её не брала, да и испытания послевоенной, еще не сладившейся жизни оказались ей по зубам. И любовь потом была, и муж, и почёт, которым окружили в нашей советской стране героев-фронтовиков. Почёт, безусловно, был заслуженный: многие ли фронтовички могут рассказать, что участвовали в освобождении от фашисткой напасти целой грозди городов Европы: Сумы, Ровно, Киев, Дрогобыч, Кошице, Новый Тарг, Моравская Острава, Скочув, Богумин, Цешин, Оломоуц ?! И многие ли , как солдаты Суворова, преодолели суровый Карпатский хребет?!

    Утром Маруся, как всегда, стояла с поварёшкой у своего солдатского варева, когда по германскому радио сказали, что КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА. Сказали на родном, на РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Это было 9 мая 1945 года.
    А одиннадцатого мая дивизия вошла в Оломоуц. Так закончилась великая война для девчонки с поварёшкой – ныне Марии Алексеевны Сосуновой. Русской праведницы.

    Н а этой фотографии справа, в платочке, М.А. Сосунова


    Автор: очерка Мария Николаевна Аввакумова – член Союза писателей России

  5. #25
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию Девушки, военные пилоты, асы Е.В. Буданова и Л.В. Литвяк

    Профессор
    Радмила Дмитриевна Тонкович

    Девушки, военные пилоты,
    асы Е.В. Буданова и Л.В. Литвяк


    Ас – выдающийся лётчик-истребитель, мастер воздушного боя, сбивший во время войны, определённое число самолётов противника. (Словарь иностранных слов)

    «Не может любой пилот быть асом, даже если он отлично знает свой самолёт и владеет им, так как качества аса не могут быть получены ни в одной лётной школе или академии, они вырабатываются в борьбе в воздухе, асы не ждут противника, они его находят и уничтожают.» (Александр Сергеевич Яковлев, авиаконструктор)

    Время Второй мировой войны удаляется от нас всё дальше и дальше, но её герои, самые светлые и выдающиеся примеры храбрости и самопожертвования, патриотизма мы не смеем забывать, должны сделать всё, чтобы они всегда жили в памяти благодарных потомков.
    Против фашистской агрессии за свободу своей отчизны смело сражались и отдали свои жизни, как и миллионы советских людей, две молодые русские – советские девушки лётчицы-истребители Екатерина Буданова (26 лет) и Лилия Литвяк (21 год).



    Они были очень близкие подруги, летали в одном и том же полку лётчиками-истребителями, очень часто вылетали на боевое задание в паре, сражались с фашистами в небе и почти в одно время погибли героически защищая свою Родину от агрессии фащистов. В воздушных боях они добились высочайших результатов – в сумме они сбили 22 немецких самолёта, каждая по 11 (хотя исторические документы из архивов различаются, потому что погибли все их командиры. По этой причине они с опозданием были представлены к званию Героя – Литвяк в 1990 году к званию «Героя Советского Союза», а Буданова в 1993 году к званию «Героя Российской Федерации». Девушки погибли 67 лет назад, но в памяти своих однополчан-пилотов остались как героический пример мужества, бесстрашия как настоящие асы - Е. Буданова совершила 266 боевых вылетов, а Л.Литвяк 168, обе по два раза были ранены в воздушном бою.
    Неразлучных подруг связывала самая искренная дружба, хотя по характеру, темпераменту, поведению они были очень разные. Екатерина – была рождена лидером, крепкая, сильная, высокая, авторитетная, но весёлая, зажигательная, смелая, активная. Лилия – тихая, нежная, молчаливая, стеснительная, задумчивая и романтичная, но обе они в небе боролись как львицы, как бесстрашные богатыри. Каждая из девушек по своему пользовались уважением и любовью в авиационных полках, где они служили – Буданова энергичная, с резкими движениями, с широкой улыбкой и белоснежными зубами, с роскошными густыми волнистыми волосами. Она была единственная женщина-лётчик в мире, которая благодаря своему героизму получила право «свободной охоты». Она могла лететь над территорией противника и сама выбрать объекты для нападения, а Л.Литвяк все звали «белая лилия Сталинграда», нежное божество, франт в униформе, небесная Диана. Они сражались с самыми знаменитыми фашистскими асами Люфтваффе и в бою были настоящие истребители – хладнокровные, решительные, смелые с невероятным чувством неба.

    Екатерина Буданова
    (1916 – 1943)

    Екатерина Васильевна Буданова родилась 7 декабря 1916 года в семье зажиточного крестьянина в деревне Коноплянка Тумановского района Смоленской области. С самого раннего детства она была весёлая, энергичная, сообразительная девочка, прекрасно танцевала, пела в хоре, занималась в драмкружке и была любимицей села, так как очень много работала в области просвещения, учила односельчан читать и писать. Когда Кате исполнилось шесть лет, умер её отец. Она окончила семилетку в родном селе, переехала к сестре Варваре в Москву и вместе с ней работала слесарем в механическом цехе 22 Авиационного завода имени «Горбунова» (позже переименованного в завод имени «Хруничева» в районе Фили). Там она вступила в комсомол, руководила пионерской организацией, была успешной спортсменкой – она была капитаном сборной лыжной команды завода, которая заняла на соревнованиях 1-ое место. Заветная мечта ещё с детских лет стать пилотом отвела Екатерину в Секцию спортивного парашютизма при заводском аэроклубе, а в 1934 году она завершает курс пилотажа. Первым её инструктором полётов был Пётр Нечаев, который был учеником знаменитой лётчицы-аса Валентины Гризодубовой. В 1936 Екатерина Буданова завершила курс обучения на пилота-инструктора и до самого начала войны работает пилотом-инструктором областного аероклуба. Каждое утро - полёты, днём работает на заводе, а вечером с пионерами 63-ей школы Кунцевского района Москвы, эта школа после Великой Отечественной войны носит имя Екатерины Будановой.
    В 1938 году Екатерина завершает курс высшего пилотажа и как лётчик-инструктор с энтузиазмом работает обучая курсантов Военно-воздушных сил Красной Армии. Она выпустила 65 пилотов, которые отзывались о ней как о прекрасном инструкторе, виртуозной и отважной лётчице.
    В октябре 1941 года Екатерина как доброволец откликнулась на призив знаменитой лётчицы Марины Расковой сформировать женские авиационные полки и в военной авиационной школе в городе Энгельс, недалеко от Саратова завершает переподготовку на военный истребитель ЯК-1. С декабря 1941 года она становится лётчиком 586 истребительного авиационного полка, её самолёт ЯК-1 (заводский номер 4402), на фюзеляже самолёта стоял номер 44, с этого времени и датируется её первое боевое крещение – она сбивает немецкий бомбардировщик под Москвой. С апреля 1942 года Екатерина как активный военный лётчик 586-ого авиаполка вместе со своими боевыми подругами-лётчицами добровольцами выполняет особо важные задания на линии фронта в районе городов Саратов, Ростов, пересекая реку Волгу. В самые тяжёлые дни сражений под Сталинградом восемь лучших женских экипажей 586-ого авиаполка были командированы в мужские полки (в 437-ой и 296-ой, а позже в 73-ий гвардейский полк, который базировался на аэродроме в Котельникого под Сталинградом). Четыре лётчици – Раиса Беляева, Екатерина Буданова, Лилия Литвяк и Мария Кузнецова участвуют в боях наряду с мужчинами-коллегами и каждый день совершают по 5-6 боевых вылетов, без всяких скидок на женский пол. Под Сталинградом Буданова вела воздушные бои в 9-ом гвардейском полку самых блистательных советских асов, а чаще всего как ведомая командира полка Баранова. Пилот Екатерина Буданова с нечеловеческими усилиями в паре боролась против 12 вражеских самолётов, сама – против 12, а в четвёртке истребителей – против 25 самолётов противника. Сражалась героически, бесстрашно, грамотно, инициативно, профессионально. Своей маме в Москву пишет скромно, как патриотка своей Родины: «Лечу на фронт, меня зовёт туда мой долг, моя совесть, там решается судьба моей Отчизны. Мой милый крилатый ЯК – отличная машина, моя жизнь неразлучно связана с ним и мы на наших самолётах будем сражатся, а если погибнем, то как герои.»
    Гвардии старший лейтенант Екатерина Васильевна Буданова сбила 11 самолётов (6 - лично и 5 - в групе пилотов) – 3 самолёта БФ-109 (1 - лично и 2 в группе пилотов 10 февраля 1943 г. в непосредственном воздушном бою); 10 декабря сбила 2 самолёта Бф -110 (Bf-109) как «свободный охотник». Она сбила их лично - в лобовой атаке - сначала ведущего, а потом и ведомого, который вспыхнул, загорел и упал на землю. Затем сбила 3 самолёта Юнкерс Ю-88 (Ju-88) - одного сбила в воздушном бою. Этот самолёт сопровождал 13 бомбардировщиков, а затем вместе с Беляевой они преследовали ещё 2 самолёта противника, после чего они сражались с 12 самолётами Ю-88 (Ju-88) под прикрытием «Мессершмиттов»). В дальнейшем она сбила 2 самолёта Фокке Вульф ФВ-190 (Focke Wolf FW-190) - один был сбит Екатериной в воздушном бою в единоборстве 1 : 1 как «свободным охотником», а второй с группой пилотов 10 февраля 1943 г, защищая нашу пехоту.
    Среди трофеев Будановой и один ФВ-189 (FW-189), который она сбила весной 1943 г после долгого преследования на бреющем полёте в 20-30 метрах от земли, когда у неё кончились и топливо и патроны.
    За отлично выполненные боевые задания по уничтожению гитлеровских захватчиков в районе Сталинграда и Ростова и за проявленное мужество и героизм в 1943 г она была награждена Орденом Отечественной войны I степени, затем и Орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Сталинграда». В связи с тяжёлым ранением с марта по июль 1943 г Е. Буданова находится на лечении в Москве, где встречается с молодёжью, рассказывает о войне, поднимая в людях веру в победу, чувство патриотизма, стойкости в самые тяжёлые годы Великой Отечественной войны. По возвращении на фронт её ждёт трагическая весть – погиб любимый человек, пилот Михаил Баранов, гордость советской авиации, 65 побед в воздухе, Герой Советского Союза, медаль 578. Екатерина отчаяно бросается на боевые задания и очень скоро погибает и сама 19 мая 1943 г в неравноправном бою с тремья Бф-109 (Bf-109) над деревней Новокрасновка Луганской области. В своём последнем бою Катя Буданова сражалась безумно отважно, нападая на Мессеры, отдаляя их от группы штурмовиков. Одного она так расстреляла, что от него буквально летели куски обшивки, повредила и другого Мессера и он сбежал с поля боя, но её подбил третий самолёт. Катин ЯК начал падать, на короткое время она его слегка выравняла и он спланировал на ближайшее поле. Катя погибла. Её похоронили в поле, над которым она сражалась в воздушном бою. После войны в мае 1989 года она была перезахоронена в селе Бобриково Антрацитовского района Луганской области, где ей поставили памятник.
    Екатерина Буданова погибла в цвете лет, ей было всего 27 лет, была она полна сил, энергии, сражалась, не жалея себя, готовая на жертву, защищая собой и своим самолётом друзей однополчан, готовая на любой манёвр и на любые сложные условия. Особенно она выделялась храбростью и терпением при дежурстве на боевой готовности № 1, это особенно ценили её коллеги, лётчики-мужчины, она несла тяготы войны наравне с ними. Екатерина два раза своим самолётом прикрыла и спасла командира эскадрильи Ивана Домнина, о чём он после войны рассказывал: «Часто сам летал в группе и в паре с Катей Будановой и утверждаю, что она была настоящим другом и отважным воином, на неё всегда можно было положиться в любых ситуациях. Мне лично она два раза спасла жизнь, прикрыв мой самолёт своим Яком, при этом подвергая себя смертельной опасности, за что я ей бесконечно благодарен. Она бесстрашно боролась с фашистами, смелее многих мужчин и за проявленное мужество единственная женщина-пилот получила право «свободной охоты», что было редкостью и честью даже и для мужчин-пилотов.»
    Катина боевая подруга пилот Валентина Краснощёкова вспоминает : «Катью нельзя было не заметить. Высокая, симпатичная, с чувством собственного достоинства, крепко затянута широким офицерским ремнём, с профилем орла и прекрасными густыми волосами, с энергичными чертами лица, с широкой улыбкой, она всем нам сразу сделалась примером, образцом для подражания. Мы были восхищены её ловкостью, храбростью, находчивостью, мужеством. Её главной особенностью была упорность и ясная цель, желание как можно быстрее овладать сложной военной техникой, своим истребителем, чтобы уверенно поражать врага.»
    В зале воинской славы на Мамаевом кургане золотыми буквами вписано имя храброго гвардии старшего лейтенанта Екатерины Васильевны Будановой, а Указом 1553 президента РФ от 1 октября 1993 года ей посмертно присвоено звание «Героя Российской Федерации» (медаль №30).
    Сейчас имя Екатерины Будановой носит тихая улица в Кунцевском районе Москвы. В знаменитой Третьяковской галерее находится бюст Героя России Екатерины Будановой (автор скульптуры В.Мухина). В Мемориальном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве хранится весь материал о жизни, работе и военных подвигах пилота-аса Будановой, так же как и в Историческом музее авиазавода им. Хруничева. Екатерина Буданова отличалась и высокой культурой и интелигентностью. Она обратилась к подругам-борцам против фашизма из Англии и Америки совместными усилиями способствовать быстрейшей победе над общим врагом, гитлеровским фашизмом, призывая после победы бороться за мир во всём мире.

    Лилия Литвяк
    (1921 – 1943)
    Лилия Владимировна Литвяк родилась в День авиации, 18 августа 1921 г в Москве. Уже в 14 лет она поступила в аэроклуб, где завершила основной лётный курс и первый самостоятельный полёт совершила в 15 лет, после чего была направлена в Херсонское авиационное училище. В скором времени она в Калининском аэроклубе становится инструктором пилотажа, где обучила 45 полотов. Начало Второй мировой войны застало Лилию всего со 100 часами полёта. Уже в октябре 1941 Лилия на фронте, а в боевые действия включается в июне 1942 г после того, как Марина Раскова сформировала 586 истребительный авиационный полк. Первые полёты в полку Лилия совершает над Саратовом, защищая подступы к Волге. Лейтенант Литвяк с группой девушек пилотов в сентябре была командирована на юговосточный фронт в 474 истребительный авиационный полк, защищавший небо Сталинграда, где вскоре 13 сентября в воздушном бою сбила немецкий бомбардировщик Ю-88 (Ju-88), а затем истребитель Бф-109 (Bf-109), когда защитила самолёт своей подруги Раи Беляевой, у которой кончились патроны. Очень любопытна её встреча со сбитым немецким пилотом, бароном, который имел на своём счету 30 сбитых наших самолётов и был награждён фашистами Крестом витязя. Барон был потрясён, увидев хрупкую, нежную девушку, которая его сбила. Он выразил удивление и восхищение её мастерством великого пилота (так он выразился). Так Лилия сбила 2 самолёта в одном воздушном бою, что довольно редкий случай, настоящий подвиг, даже для опытного мужчины-пилота. Вскоре Лилия переходит в 9-ий гвардейский полк прославленных советских асов, где уже воевали знаменитые пилоты Екатерина Буданова и Ина Паспортник. После этих побед по просьбе Лилии на её самолёте ЯК нарисовали белую лилию, которая стала её отличительным знаком и она получила имя – Белая Лилия Сталинграда, а по этому знаку враги узнавали её самолёт. Два самых лучших женских экипажа Буданова и Литвяк в январе 1943 г влились в состав 296-ого авиаполка, который базировался на аэродроме «Котельниково» под Сталинградом. У Лилии была традиция после успешного завершения боевого задания, возвращаясь на родной аэродром, она в небе аэродрома совершила несколько фигур высшего пилотажа, что командир полка Баранов строго запрещал, но всеобщая любимица Лилия обходилась мягким укором от командира. В следующем воздушном бою над Сталинградом Л. Литвяк проявила необычайную храбрость, когда 11 февраля 1943 г в бою против 17 фашистских бомбардировщиков и 12 истребителей группой из 4 истребителей под командой командира полка Баранова она сбила Ю-88 (Ju-88) и ФВ-190А (FW-190А), но и её жёлтый ЯК-1 под номером 23 был повреждён и ей пришлось сделать вынуждённую посадку на территорию, занятую противником. Она выскочила из кабины и смело стреляла в преследовавших её немцев, а в этот момент затрещал пулемёт советского штурмовика, который в последний момент подобрал Лилию и она вскоре очутилась в родном полку. Лилия была награждена орденом Красной Звезды. Примерно через месяц после этих событий Лилия в небе над Ростовом на Дону участвовала в бою против 6 бомбардировщиков Ю-88 (Ju-88) фашистов в сопровождении 6 истребителей Бф-109 (Bf-109). В жестокой 15-минутной схатке Лилия была тяжело ранена, а её самолёт получил множество пробоин, однако Лилии удаётся вернуться на базу и после посадки она теряет сознание. Лилию отправили в госпиталь на месяц, но она ещё не совсем здоровая вернулась на фронт через неделю.
    Вскоре 21 мая в тяжёлых боях за Донбасс погибает её любимый муж, пилот этого же полка, старший лейтенант Алексей Соломатин, воздушный ас, сбивший 39 неприятельских самолётов, Герой Советского Союза (медаль № 955). Эта трагедия очень больно ударила Лилию. Уже на следующий день она мстит захватчикам – сбивает истребитель Бф-109 (Bf-109). Углубившись далеко в тыл противника Лилия 31 мая уничтожает аэростат, который служил фашистам для коррекции артиллерийских ударов, несмотря на защиту этого аэростата немецкими истребителями и ПВО. За эту блестящую победу она была награждена орденом Красного Знамени. В другой раз она была легко ранена в неравноправном бою с 30 Юнкерсами, летя в группе Яков в сопровождении группы Ил-2 на линии фронта 15 июня 1943 г после того, как она сбила Ю-88 (Ju-88) и Бф-109 (Bf-109) (в паре с ведущим), уходя от 6 Мессершмиттов. Радуясь своей победе не захотела ложиться в госпиталь. В то время жестоких сражений с фашистами эта смелая девушка, сопровождая и защищая наши штурмовики и бомбардировщики, спасла и своего командира полковника И.Голышева, на которого налетели 4 истребителя Бф-109 (Bf-109), а на Лилию ещё 3. В этом бою её самолёт был подбит и она пошла на вынуждённую посадку, посадив самолёт на брюхо, а её спасли советские пехотинцы, восхищённые тем, что пилот – девушка. Летя в паре
    Буданова и Литвяк 19 июля были сбиты немецкими истребителями. Екатерина Буданова погибла, а Лилия Литвяк спаслась на парашюте. После гибели Баранова, Соломатина и Будановой, Лилия не находила себе места, требовала боевые задания, не знала усталости, очень сильно похудела, лицо приняло острое выражение, гибель друзей требовала отмщения.
    Смелый пилот-истребитель Лилия Литвяк не вернулась с последнего боевого задания 1 августа 1943 года. В тот судбоносный день она сделала 3 боевых вылета и лично сбила два Бф-109 (Bf-109), а ещё один в группе. Четвёртый боевой вылет оказался для неё роковым, когда она в группе 6 Яков вступила в неравный бой с громадой из 30 немецких Ю-88 (Ju-88), которые охраняли 8 истребителей ФВ-190 (FW-190) и 12 Вф-109 (Bf-109). Увидев горящий Юнкерс, падающий Мессершмитт и удиряющие остальные самолёты противника, молодые советские пилоты, обрадованные победой, повернули назад на свою базу. Неожиданно из облаков выскочил Бф-109 (Bf-109) и выстрелил в белую Лилию с номером 23 и тут же взлетел в облака. ЯК сначала пошёл вверх, потом исчез, опять полетел к облаку, когда Лилия пыталась его выравнять и он исчез в облаках. На земле не было взрыва и это давало надежду, что Лилия жива...Но потом не могли найти никаких следов ни пилота, ни самолёта. Также трагично как погиб и её отец, также судьба грубо и трагично расправилась с Лилией, которая пропала без следа. За 10 месяцев войны Лилия Литвяк совершила 168 боевых вылетов, участвовала в 89 воздушных боях, лично сбила 7 самолётов противника и 3 в группе, уничтожила аэростат наведения артиллерии. Награждена орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени и орденом Красного Знамени, а в 1990 году ей посмертно присвоено звание «Героя Советского Союза».
    Командир 73-его гвардейского авиационного полка на южном фронте Борис Ерёмин вспоминает Лилию, пилота 2-ой эскадрильи 73-его гвардейского авиационного полка 8-ой воздушной армии: «Она была очень красива, чем-то похожа на актрису Валентину Серову со светлыми локонами, удивительно нежная и хрупкая и среди нас коллег-мужчин пользовалась глубоким уважением из-за своего серьёзного и профессионального отношения к полётам. Она была рождена пилотом-истребителем, храбрая, решительная, остроумная и проницательная. Умела чувствовать небо, быстро оценивала ситуацию – настоящий воздушный ас». Вокруг её мистического исчезновения возникли всякие мифи и легенды. Вскоре после Лилиного падения один тз сбитых советских пилотов сумел вернуться с неприятельской территории и принёс весть, что после приземления нашего истребителя около села Мариновка девушку-пилота в автомобиле увезли куда-то немецкие офицеры. Есть свидетельство Героя Советского Союза Владимира Лавриненкова, что он в немецком плену находился в той же камере в которой находилась Литвяк. Заместитель командира 586-ого авиаполка Александр Гриднев лично оставил запись, которая хранится в музее в Монино, что он слышал выступление Лилии Литвяк по немецкому радио (провокация, как со сыном Сталина). По другим источникам следы гибели в самолёте Лилии Литвяк ведут к селу Дмитриевка в Шахтерском районе, где в 1977 году нашли остатки самолёта и Лилино тело. На этом месте был воздвигнут памятник Лилии Литвяк. Когда отмечали 55 годовщину Великой победы над фашизмом (в 2000 г) на русском телевидении демонстрировали швейцарскую передачу, в которой была представлена русская лётчица, пилот Второй мировой войны, дважды раненая, живёт сейчас за границей, мать троих детей. По предположению Нины Распоповой, пилота 46-ого гвардейского бомбардировочного женского полка, это могла быть только Лилия Литвяк. Загадка её исчезновения или гибели так и не разгадана, так как война покрыла глубокой тайной судьбу этой храброй советской девушки, как и многих других безвестных героев.

    (Факты для этой статьи автор лично искал во всех московских архивах и музеях, а также при личных контактах с родными пилотов Е.Будановой и Л.Литвяк)

    Журнал «АЭРОМАГАЗИН» № 81,
    октябрь 2010 года
    Перевод: Юлия Й. Миличевич

    Фотоматериалы представлены во вложениях по адресу:

    http://forums.vif2.ru/showpost.php?p=4725&postcount=11
    Последний раз редактировалось Cliver F; 16.12.2010 в 00:06.

  6. #26
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию Минобороны: указа Сталина о репрессиях против попавших в плен не существует

    Минобороны: указа Сталина о репрессиях против попавших в плен не существует

    http://news.mail.ru/politics/5262615/

    Утверждения о том, что все вернувшиеся из фашистского плена по указанию Иосифа Сталина были репрессированы, не соответствует действительности, заявил начальник управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества генерал-майор Александр Кирилин.

  7. #27
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию Русский экипаж – «Ни шагу назад!»

    Сегодня.Ру
    Информационно-аналитическое сетевое издание

    Раздел : Великая победа

    Русский экипаж – «Ни шагу назад!»
    http://www.segodnia.ru/print.php?s=0&n=13409

    «Время шло, но вражеский танк, заблокировавший дорогу, не двигался, хотя время от времени стрелял в сторону Расейная. В полдень 24 июня вернулись разведчики, которые сообщили, что кроме этого танка не обнаружили ни войск, ни техники, которые могли бы атаковать нас. Офицер, командовавший этим подразделением, сделал логичный вывод, что это одиночный танк из отряда, атаковавшего боевую группу «фон Зекендорф».
    Хотя опасность атаки развеялась, следовало принять меры, чтобы поскорее уничтожить эту опасную помеху или, по крайней мере, отогнать русский танк подальше. Своим огнем он уже поджег 12 грузовиков со снабжением, которые шли к нам от Расейная. Мы не могли эвакуировать раненых в боях за плацдарм, и в результате несколько человек скончались, не получив медицинской помощи, в том числе и молодой лейтенант, раненый выстрелом в упор. Если бы мы сумели вывезти их, то они были бы спасены. Все попытки обойти этот танк оказались безуспешными. Машины либо вязли в грязи, либо сталкивались с разрозненными русскими подразделениями, все еще блуждающими по лесу. - Так вспоминал о событиях 24-го июня 1941 года генерал танковых войск Вермахта Эрхард Раус. - Поэтому я приказал батарее лейтенанта Венгенрота, недавно получившей 50-мм противотанковые пушки, пробраться сквозь лес, подойти к танку на дистанцию эффектной стрельбы и уничтожить его. Командир батареи и его солдаты с радостью приняли это опасное задание и взялись за работу в полной уверенности, что она не затянется на долго. С командного пункта на вершине холма мы следили за ними, пока они аккуратно пробирались среди деревьев от одной лощины к другой. Мы видели, как первое орудие приблизилось к танку, который торчал прямо посреди дороги. Судя по всему, русские не замечали угрозы. Второе орудие заняло хорошо замаскированную позицию прямо перед танком. Прошло еще 30 минут, и последние два орудия вышли на исходные позиции.

    Внезапно грохнул выстрел первой из наших противотанковых пушек, и серебристая трасса уперлась прямо в танк. Расстояние не превышало 600 метров. Мелькнул клубок огня, раздался отрывистый треск. Прямое попадание! Затем последовали второе и третье попадания. Офицеры и солдаты радостно закричали, словно зрители на веселом спектакле. Танк никак не реагировал, пока пушки не добились 8-ми попаданий. Затем его башня развернулась, аккуратно нащупала цель и начала методично уничтожать наши орудия одиночными выстрелами. Две наши пушки были разнесены на куски, еще две были серьезно повреждены. Личный состав потерял несколько человек убитыми и ранеными. Глубоко потрясенный лейтенант отвел уцелевших назад. Недавно полученное, новейшее оружие оказалось беспомощным против чудовищного танка. Этот танк по-прежнему наглухо блокировал дорогу, поэтому мы оказались практически парализованными. Чувство глубокого разочарования охватило всю боевую группу.

    Было ясно, что из всего нашего оружия (включая танки) только 88-мм зенитные орудия с их тяжелыми бронебойными снарядами могут справиться с уничтожением стального исполина. Во второй половине дня одно такое орудие начало осторожно подползать к танку с юга. КВ-1 все еще был развернут на север, так как с этого направления была проведена предыдущая атака. Наше орудие приблизилось на расстояние, с которого уже можно было добиться удовлетворительных результатов. К несчастью грузовики, которые ранее уничтожил танк, горели и мешали прицеливаться, но с другой стороны они создавали для нашего орудия дымовую завесу. Наконец, расчет выбрал место в 500 м от танка и приготовился к стрельбе.

    Хотя танк не двигался, оказалось, что его экипаж и командир имеют стальные нервы. Они хладнокровно наблюдали за приближением зенитки, не мешая ей подойти поближе… Пока артиллеристы, страшно нервничая, наводили орудие, танк развернул башню и выстрелил первым! Снаряд попал в цель. Разбитая зенитка свалилась в канаву, несколько человек из расчета были убиты, а остальные были вынуждены бежать. Наш оптимизм погиб вместе с 88-мм орудием.

    Наши саперы предложили ночью 24-25 июня просто взорвать танк… В 01.00 саперы начали действовать, т.к экипаж уснул в танке, не подозревая об опасности. После того как на гусенице и бортовой броне были установлены подрывные заряды, саперы подожгли бикфордов шнур. Гулкий взрыв разорвал ночную тишину. Однако не успело эхо взрыва умолкнуть, как ожил танковый пулемет и вокруг засвистели пули. Сам танк не двигался, вероятно, была повреждена гусеница. Лейтенант Герхард и его саперы вернулись заметно приунывшие, к тому же один человек пропал без вести.

    Утром мы хотели вызвать пикировщики Ю-87,но нам было отказано. Вскоре прибыл 65-й танковый батальон и стал обстреливать русский танк с трех сторон… К счастью для нас, русских охватил азарт и они перестали следить за тылом. В это время зенитное орудие подкралось к нему …раздался выстрел. Раненый КВ-1 попытался развернуть башню назад, но зенитчики за это время успели сделать еще два выстрела. Башня перестала вращатся, но танк не загорелся, хотя мы этого ожидали. Были сделаны еще 4 выстрела бронебойными снарядами из 88-мм орудия, которые вспороли шкуру чудовища…
    Свидетели этой смертельной дуэли захотели подойти поближе, чтобы посмотреть результаты нашей своей стрельбы. К своему величайшему удивлению, они обнаружили, что только два снаряда пробили броню. Результатом вылазки саперов была поврежденная гусеница.

    Внезапно ствол орудия начал двигаться, и наши солдаты в ужасе бросились прочь. Только один из саперов сохранил самообладание и быстро сунул гранату в пробоину, сделанную снарядом в нижней части башни. Прогремел глухой взрыв, и крышка люка отлетела в сторону. Внутри лежали тела экипажа. Глубоко потрясенные этим героизмом мы похоронили их всех с воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны. После того как единственный танк два дня блокировал дорогу, она начала-таки действовать…».

    Отрывок из воспоминаний командира боевой группы «Раус» 6-й танковой дивизии Вермахта полковника Эрхарда Рауса (в 1945-м – генерал-полковника). Боевой состав группы «Раус» - 11-й танковый полк, батальон 4-го моторизованного полка, дивизион 76-го артиллерийского полка, рота 57-го саперного батальона, рота 41-го батальона истребителей танков, батарея 411-го зенитного полка, 6-й мотоциклетный батальон.

    По материалам Центра Стратегических Оценок и Прогнозов

    04/02/2011 21:33

  8. #28
    Sergey-evtukhov
    Guest

    По умолчанию

    В 0 часов 43 минуты 9 мая подписание акта безоговорочной капитуляции было закончено. (Г.К. Жуков. «Воспоминания и размышления».)

    В нашем сознании победа над гитлеровской Германией ассоциируется с Берлином и Потсдамом. Обычно считают, что гитлеровцев принудили к сдаче именно в Потсдаме, на западе Берлина.

    Но это было на юго-востоке…

    Карлсхорст, нынешний район Берлина, в 1945 г. был недалеким пригородом немецкой столицы. Здесь, в двухэтажном здании бывшей столовой военно-инженерного училища, на первом этаже, в зале рядом с верандой, был подписан акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.
    Полная статья: http://tehno-science.ru/history-315.html

  9. #29
    Senior Member
    Регистрация
    22.09.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    3,332

    По умолчанию Летающие авианосцы в небе Румынии

    Сегодня.Ру
    Информационно-аналитическое сетевое издание

    Раздел : Великая победа

    Летающие авианосцы в небе Румынии
    http://www.segodnia.ru/print.php?s=0&n=13490

    13 августа 1941 года Совинформбюро собщило: «Как уже отмечалось в вечернем сообщении Советского Информбюро от 11 августа, советские лётчики разрушили румынский железнодорожный мост через реку Дунай около ст. Черновода, что в 60 километрах западнее порта Констанца. Значение блестяще выполненной советскими лётчиками операции по бомбёжке Черноводского моста огромно. Через этот мост проходило всё железнодорожное сообщение между основными центрами Румынии и всем румынским черноморским побережьем… Нефтяные хранилища на черноморском побережье не смогут теперь пополняться горючим, так как одновременно с мостом разрушен и нефтепровод, проложенный под нижним настилом моста. Операцией по разрушению Черноводского моста руководил дважды орденоносец тов. Шубиков…».

    Эта часть сообщения была правдивой. Мост действительно имел большое значение, под ним действительно был проложен нефтепровод, и советские летчики под руководством дважды орденоносца Шубникова удачно по нему отбомбились, блестяще выполнив боевое задание.

    А вот описание самого налета было откровенной дезинформацией: «К румынскому побережью группа советских самолётов подошла на большой высоте несколькими эшелонами. От берега моря до моста оставалось около 60 километров. Зенитные батареи противника открыли сильный огонь. Но румынские артиллеристы стреляли плохо: ни один осколок вражеского снаряда не задел наши самолёты. Вскоре показались арки Черноводского моста. На фоне реки были чётко видны крестообразные переплёты ферм и три гигантские 35-метровые опоры. На правом берегу Дуная вырисовывались здания нефтеобрабатывающего завода «Колумбия» и цементного завода «Ориенталь». Подразделения разошлись по звеньям и поочерёдно, идя вдоль моста, начали сбрасывать бомбы на мост с пикирования. Зенитные установки, охранявшие мост, открыли огонь. Но в это время звено советских самолётов на бреющем полёте обрушилось на румынских артиллеристов. Одна батарея замолчала. Через две минуты огонь открыла вторая батарея. Но и её на втором заходе звено наших самолётов вывело из строя. Оставшиеся пулемёты и одно орудие не могли уже помешать бомбёжке моста. В Черноводский мост летали бомбы крупного калибра. Одна 140-метровая ферма моста почти целиком рухнула в реку. Мост разрушен».

    Разумеется, Совинформбюро не могло выболтать военную тайну и рассказать о том, что успешной бомбардировка Черноводского моста стала, прежде всего, благодаря применению СПБ (Составной пикирующий бомбардировщик), иногда употреблялось название – «звено Вахмистрова».

    «Звено СПБ» представляло собой тяжелый бомбардировщик ТБ-3 с подвешенными под его крылом двумя истребителями И-16. В районе цели производилась расцепка, после чего «ишачки» наносили удар и возвращались на аэродром «своим ходом». Каждый истребитель вооружался парой 250-кг бомб. Таким образом, можно было добиться высокой точности бомбежки.

    Велись работы по созданию «Звена СПБ» под руководством инженера Владимира Сергеевича Вахмистрова. Основные технические проблемы в конструкции «звена СПБ» удалось решить еще в конце 30-х гг., однако к началу войны все работы по «звеньям» были свернуты.

    Летом 1941 года Вахмистров предложил использовать «звено СПБ» для удара по вражеским кораблям. Однако командование выбрало другую цель - Черноводский мост.

    Боевая эффективность «звеньев» была проверена при бомбардировке Констанцы еще 26 июля. Тогда одна пара И-16 успешно атаковала нефтегородок, а другая — плавучий док. Затем настала очередь моста.

    Собственно, налетов на мост было два. Первый -10 августа оказался относительно удачным. Пятисот килограммовые бомбы, сброшенные с дальних бомбардировщиков ДБ-3Ф в цель не попали. Но сброшенные с И-16 двухсотпятидесятикилограм мовые бомбы легли точно. Атаковавшие последними пикирующие бомбардировщики Пе-2 также добились одного попадания. Загорелась нефть, зрелище было чрезвычайно эффектным. Об успешном налете сообщило Совинформбюро. Однако противник сумел быстро восстановить мост.

    13 августа удар по Черноводскому мосту был повторен. На этот раз успех был полным: экипажи отметили пять (!!) прямых попаданий бомбами ФАБ-250 в мост и один взрыв в 30-40 м от него. По фотоснимкам, сделанным позднее, удалось установить, что в результате бомбометания оказалась полностью разрушена одна 140-метровая ферма моста и вновь перебит нефтепровод. «Ишачки» невредимыми вернулись из боя…

    Вахмистров после этого успеха настаивал на более масштабном применении звена «СПБ». Однако устаревшие ТБ-3 и И-16 прекратили производить. Для новых бомбардировщиков- носителей и истребителей с бомбами все расчеты нужно было делать заново. А по мере увеличения количества современных бомбардировщиков в ВВС РККА надобности в этом было все меньше.
    Максим Купинов
    18/02/2011 10:28

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •